Доступность ссылки

История этой крымской татарки по-своему уникальна. В 1944 году Гульхание Уста вместе с семьей была депортирована из Крыма. Переселение в Узбекистан пережили не все: она потеряла дедушку, затем отца и сестру. Там выживали как могли, голодали. Но не оставляли своей заветной мечты – вернуться на Родину. В 1979 году Гульхание-ханум уже с мужем и детьми приехала в Крым, пытались оформить покупку дома, прописку. Но советские власти вновь насильно вывези их в Узбекистан.

Она не может сдержать слез, когда вспоминает, что при второй депортации ее сыну было три года. Ровно столько же было и ей, когда ее с родителями вывозили из Крыма в 1944 году.

После такой попытки вернуться, в семье Уста решили жить, «если не в Крыму, то хотя бы поближе к Родине», и перебрались в поселок Новоалексеевка Генического района Херсонской области.

У Гульхание-ханум четверо детей. Тринадцать внуков и четыре правнука. Через месяц ждет появления на свет пятого правнука. Из них никто в Крым так и не вернулся – все живут в Новоалексеевке.

Об истории двух депортаций из Крыма, Гульхание Уста рассказала Крым.Реалии:

– Мы жили до депортации в Крыму в селе Ускут, ныне Приветное, Алуштинского района. Когда выселили из Крыма, маленькая совсем была: три года было.

По рассказам родителей, знаю, как они мучились в вагонах, голодными. Им ничего не разрешили взять, хотя предполагалось пятнадцать минуть на сборы и по сколько-то килограммов продуктов.

С автоматами пришли к утру, когда все дети спали: собирайтесь, вас увезут. Застали врасплох. Младшей сестричке был год, брату – восемь лет. Мать завернула в одеяло маленького ребенка, меня взяла за руку...

Гульхание Уста в молодости и в детстве

Гульхание Уста в молодости и в детстве

Отца маминого плохо помню. По дороге в Узбекистан он умер. В вагоне. Похоронить не дали. Вынесли, на улице оставили, поезд тронулся, и поехали. Отец мой тоже был нездоров, через пару лет умер. Умерла и младшая сестричка. От голода.

Остались мы втроем – я, брат и мать. И вот это мы втроем выжили. После сорок четвертого года. Мать зимой и летом работала на поле. Зимой капали канавы, женщины, мужчины, все, – благоустраивали села в Узбекистане. Несколько лет так и прожили, голодая. Но как-то выжили. Когда мне было уже лет семь-восемь, ходила работать на поле, помогать маме. Помогала собирать хлопок.

Все крымские татары мечтали о Крыме. Ждали какую-то весточку, приехать на Родину. Любой человек мечтал, как бы переехать в Крым. Все жаждали своей Родины.

Фотография из архива семьи Уста

Фотография из архива семьи Уста

В шестьдесят седьмом или шестьдесят восьмом году некоторые лица по заявлению просили и переезжали в Крым. Тогда нам не удалось. Потом брат мужа переехал в Крым, и мы тоже решили переехать. Переехали в его село, купили дом, ходили по разным инстанциям – прописываться. Говорят, купите дом, потом пропишем. Покупаем дом – дом не оформляют, без оформления дома не прописывают, без прописки не оформляют дом. Как хочешь, так и пойми. Ходили, ходили по инстанциям, никакой помощи нету, не дают разрешения, а тут русские приезжали, им давали переселенческий дом старый, там ремонт нужно было делать, они не хотели. Говорю тому начальнику: дайте нам, мы сделаем ремонт, и поживем, нам пойдет. Тот отвечает: зелененькая, еще не понимает, не разрешают просто крымским татарам ни покупать, ни продавать ничего. Так мы прожили три месяца.

И однажды утром, как в 1944 году, приехали, начали высылать.

Февраль. Заехала на улицу нашу грузовая машина, автобус, двести солдат с начальством окружили все село. Из-за нашей семьи двести солдат было привлечено с начальством для выселения! Это в голову укладывается? Это при Советском Союзе. Там были автоматы, собаки овчарки, начальство.

Я так испугалась: зашли, как схватили меня за руки, говорят: давай грузи вещи, вы уедете обратно в Узбекистан. Мужа поймали, дети уже вышли – в школу идти, как увидели – целая армия солдат приехала, испугались, кто куда разбежался, соседи, кто знает, спрятали детей.

Кто из соседей прибежал, кто из родственников – защищать нас. Кто что не так сказал – всех загрузили в машины и повезли. Потом дали кому по году, кому по три года строго режима.

Родственник сказал: вот в Китае миллиард населения, а над своим народом так не издеваются. Это им не понравилось. Ему дали четыре года.

Мужу заломили руки назад, привязали своим ремнем, затолкали в автобус. Мне говорят: собирайте вещи. Я отвечаю: я приехала на Родину жить! Нет, отвечают, вы незаконно приехали

Мужу заломили руки назад, привязали своим ремнем, затолкали в автобус. Мне говорят: собирайте вещи. Я отвечаю: я приехала на Родину жить! Нет, отвечают, вы незаконно приехали, нужно было взять разрешение. Меня тоже в автобус затолкали, мужа и меня повезли в Симферополь.

Все, что было, в комнате загрузили, а такие подсобные вещи, которые были в подвале, на крыше, так и остались. Потом ездили, забирали их.

Когда вещи грузили, был у меня сундук под замком, с краешку в сундуке было немножко золота, обручальное кольцо и две сережки, обломали замок и забрали золото. Кое-что, так по мелочам, многое пропало, но это уже мелочи. Я готовила борщ на печке, так даже уголь собрали и казан борща, уместили в ведро, так и отправили. И так и пришел. Не вылился, ничего. Писала в прокуратуру, что нас обокрали, бес толку.

Фотография из архива семьи Уста

Фотография из архива семьи Уста

Я их прокляла. Кто взял мое золото, чтоб на том свете растопили и вылили им в горло.

Нас с мужем привезли в Симферополь и посадили в тюрьму. Мы там пробыли трое суток. Солдаты погрузили вещи в газоны, сколько-то дней держали, потом погрузили в контейнера и отправили в Узбекистан.

А нас после трех суток посадили в поезд. Детей нет. Детей, оказывается, не успели привезти. Догнали в Джанкое, посадили наших детей с нами в вагоне. Солдаты сопровождали в поезде.

Вот, смотрите, товарищи: этому ребенку три года, а в сорок четвертом мне самой было три года. Вот как наши власти заботятся о нас

А я говорю, вот, смотрите, товарищи: этому ребенку три года, а в сорок четвертом мне самой было три года. Вот как наши власти заботятся о нас.

У нас было немного денег, и за наши деньги они купили билеты и отправили нас в Узбекистан. Откуда выехали, туда и приехали. Заново обустраивались.

Девять месяцем прожили. И после этого, думаем, если не в Крым, то хотя бы поближе к Родине, поедем в Новоалексеевку, купим дом, будем жить. Деньги за тот дом, которые мы уплатили в Крыму, нам вернули.

Что хочу сказать, кто золото мое украл... Может, кто умер уже, кто пожилой. Каждый знает, кто какие грехи делал, может, перед смертью рассказал детям. Пусть возместили бы ущерб. Извинения попросили б.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...
XS
SM
MD
LG