Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

...А все так хорошо начиналось в новейшей истории украинского Севастополя! В референдуме 1 декабря 1991 года приняли участие 63,74% взрослых жителей города, из них 57,07% сказали «да», поддержав тем самым независимость Украины. Большинство не абсолютное, но подавляющее, опираясь на которое можно делать большие дела. Более того: Черноморский флот высказался за независимость Украинского государства значительно решительнее. В голосовании приняли участие 97% военных, из которых 72% сказали независимости «да». А от того, на чьей стороне флот, кого поддерживает он на своей главной базе, в немалой, если не в решающей степени зависит и судьба этой базы, то есть Севастополя. Вот еще одни данные: в январе 1992 года управление воспитательной работы распространило среди офицеров штаба флота анкету с вопросом о готовности принять присягу на верность Украине. За службу Украине высказались 80% офицеров штаба.

Со 2 по 9 января 1992 года Украина владела всем Черноморским флотом

Собственно, Военно-морские силы Украины как таковые возникли в результате усилий большой группы офицеров-патриотов и в значительной степени вопреки руководству государства. По свидетельству капитана первого ранга Евгения Лупакова, одного из тех офицеров-патриотов, «со 2 по 9 января 1992 года Украина владела всем Черноморским флотом. По команде тогдашнего командующего Касатонова, который был в Киеве у президента Кравчука, отключились от Москвы (я лично подписывал этот приказ по 14-й дивизии), и мы полностью подчинялись со 2 по 9 января 1992 года, весь Черноморский флот, даже тот, что был в Сирии, Ливии, по всему миру, где были его корабли, мы все были украинскими». Доподлинно неизвестно, встречался ли Леонид Кравчук с Игорем Касатоновым, вел ли по этому поводу переговоры с Москвой, или самостоятельно решил, что мощный флот Украине не нужен, не понимая всей сложности ситуации на Черном море и в Крыму?

Так или иначе, по словам Евгения Лупакова, «не было у Кравчука человека, подсказавшего бы ему сделать Касатонова главнокомандующим, адмиралом украинским...» А вот у Бориса Ельцина такие люди нашлись, и вскоре Касатонов занял отчетливо промосковскую позицию, поддержанную Кремлем; в России началась пропагандистская вакханалия под лозунгом «Севастополь-Крым-Флот». В ответ началась стихийная украинизация ряда береговых частей и подразделений Черноморского флота, была создана организационная группа Военно-морских сил Украины. Но официальный Киев действовал крайне нерешительно, потратив драгоценное время и де-факто ограничившись громкими заявлениями, не подкрепленными делами...

В то же время попытки перевести Черноморский флот под российскую юрисдикцию тогда провалились. Так, 26 января 1992 года адмирал Касатонов на БПК «Керчь» и сторожевике «Безукоризненный» отправился к российским берегам и у Новороссийска приказал поднять Андреевские флаги и государственные флаги России. Это вызвало возмущение матросов и офицеров-украинцев, которые угрожали выбросить эти флаги в воду и уйти с кораблей; Касатонов отказался от своих планов. Но он начал решительную «чистку» флота от «ненадежных элементов», благодаря чему удалось установить контроль над экипажами и береговыми частями.

Не забывая о громких заявлениях и политических жестах, российские власти решили подкрепить свои претензии на Севастополь и флот действиями, направленными на улучшение материального положения морских офицеров, на создание в городе филиалов известных московских и питерских вузов, на развертывание мощной информационно-пропагандистской сети, работавшей на весь Крым.

Главными украинскими рупорами в городе стали газета «Флот України» (основанная в 1992 году), ТРК «Бриз» (начала вещание в 1993 году) и ежемесячник «Дзвін Севастополя» (основанный в 1995 году)

Система, которая более или менее успешно противостояла давлению со стороны России, сложилась в Севастополе во второй половине 1990-х, когда состоялось-таки разделение флота, и Украина получила около 250 боевых кораблей и вспомогательных судов, когда значительная часть офицеров Черноморского флота (корабли которого до этого стояли под советскими флагами) приняла украинскую присягу. Сам факт наличия на улицах украинских военных патрулей из числа моряков несколько успокоил местных пророссийских радикалов. Главными украинскими рупорами в городе стали газета «Флот України» (основанная в 1992 году), ТРК «Бриз» (начала вещание в 1993 году) и ежемесячник «Дзвін Севастополя» (основанный в 1995 году). С шефской помощью со стороны руководства и общественности ряда областей Украины, «Бриз» сумел стать достаточно популярной в городе и Крыму ТРК, ведя не только украиноязычные программы, но и отдав 5% эфирного времени крымскотатарской речи.

Главными общественными организациями города, сгруппировавшими украинских патриотов, стали общество «Просвіта» и Союз офицеров Украины; работал Союз украинок; при ТРК «Бриз» действовал военно-морской исторический клуб имени Святослава Шрамченко. Занимало проукраинскую позицию и местное Общество белорусов Севастополя. В свою очередь, управление воспитательной работы ВМСУ довольно активно использовало помощь «просвитян», а газета «Флот України» предоставляла им свои страницы. В свою очередь, «Дзвін Севастополя» постоянно напоминал: независимость Украины не является подлинной, пока на ее территории базируется флот России.

Несмотря на свои значительно меньшие, чем у российских и пророссийских сил города финансовые и технические возможности, украинские «рупоры» имели большую популярность не только среди патриотической или умеренно-прагматической общественности, но и среди офицерского состава российского флота. Это вызвало в начале 2000-х настоящую истерику командующего Черноморским флотом адмирала Владимира Масорина, который написал письмо командующему ВМС Украины адмиралу Михаилу Ежелю с требованием прекратить публикации, где, на его взгляд, не так, как надо, писали о нынешней и прошлой политике России, а также потребовал учесть список запрещенных для украинских военных журналистов тем. И это был не единственный инцидент такого рода. Особенно популярными среди офицеров Черноморского флота были статьи «Флота України» на военно-историческую тематику, поскольку ни в учебных заведениях, ни в ведущих российских СМИ объективный взгляд на советско-российскую военную историю ‒ даже в относительно либеральные ельцинские времена ‒ не был достойным образом представлен.

Кроме украинской патриотической общественности Севастополя и офицеров ВМСУ, в 1990-х и в начале 2000-х положительную роль в отстаивании принадлежности города Украинскому государству играли и, условно говоря, прагматики ‒ бизнесмены, чиновники, представители среднего класса. Они не хотели хаоса, не хотели «великих потрясений», которыми была обставлена российская политическая жизнь, не желали, чтобы их дети ехали на войну с Чечней и тому подобное. Эту влиятельную категорию горожан вполне удовлетворяли российское культурное доминирование и возможность делать бизнес, обслуживая Черноморский флот в сочетании с украинским (а то и двойным) гражданством. Последнее было незаконным, но десятки тысяч севастопольцев его имели, пытаясь использовать преимущества то одного, то другого.

После украинско-российского соглашения 1997 года о разделе флота длительное время ВМСУ развивались не на основе централизованного государственного финансирования, а на базе поддержки шефов из разных регионов Украины

Стоит отметить и то, что после украинско-российского соглашения 1997 года о разделе флота длительное время ВМСУ развивались не на основе централизованного государственного финансирования, а на базе поддержки шефов из разных регионов Украины. Это имело и свои плюсы, и свои минусы. Плюсом был высокий патриотизм большинства моряков (пишу об этом не только на основании социологических данных, а и в следствии собственных наблюдений и бесед с офицерами ВМСУ во второй половине 1990-х ‒ первой декаде 2000-х), их связь с «большой землей». Минусом же стало то, что под предлогом нехватки средств на ремонт кораблей (а россияне передали их Украине в основном в ужасном состоянии) были порезаны на металлолом десятки и десятки боевых единиц, способных после ремонта еще долго плавать и выполнять боевые задачи.

С болью уже в 2005 году об этом говорил командующий ВСМУ в 1993-96 годах вице-адмирал Владимир Безкоровайный: «У меня складывается такое впечатление, что в Генштабе не знают о том, что ударная группировка российского Черноморского флота за последние 8 лет усилилась вдвое, а мы в это время вместо того, чтобы флот восстановить и заставить решать все задачи, мы его сокращаем. России флот нужен, Россия работает над этим, а нам флот не нужен! Это просто поражает! Относительно того, какой флот нужен Украине, то ей нужен такой флот, который мог бы защитить ее национальные интересы. Сегодня мы видим, что в мире разворачивается террористическая война, которая только набирает силу. Завтрашний день на море или в воздухе, или на суше он нам не обещает ничего благополучного, он вызывает тревогу, а поэтому уничтожение флота, которое мы видим сегодня, ‒ это решение противоречит государственным интересам. Поэтому флот нужен такой, который соответствует задачам, поставленным ему. А задачи, поставленные ему, ‒ это защита Украины с морского направления в военное время и защита интересов Украины в мировом океане в мирное время. Поэтому надо в соответствии с этими задачами и строить флот».

Однако этого сделано не было, наоборот: уничтожение ВМСУ и их структур в Севастополе продолжалось, а в 2010 году оно перешло в завершающую фазу: смена руководства «Бриза» фактически свела его влияние на нет, «Флот України» приобрел черты провинциального военного издания советских времен, патриотически настроенные морские офицеры вынуждены были увольняться. В том же году был закрыт ‒ из-за отсутствия финансирования со стороны общества «Просвіта», бывшего его основателем, ‒ «Дзвін Севастополя». Фактически прекратилась и украинская культурная жизнь. В этих обстоятельствах, учитывая пребывание у власти в Украине провинциального уголовно-олигархического клана, олицетворенного фигурой Януковича, севастопольские прагматики начинают возлагать все больше надежд на Путина, на его способность «навести настоящий порядок». Резкое ослабление проукраинских сил в городе и поворот прагматиков на восток в немалой мере способствовали осуществлению российской оккупации Севастополя. А новая власть в Киеве фактически бросила на произвол судьбы своих сторонников в городе...

Вот и получается, что Севастополь без боя сдавала и в конце концов таки сдала не местная патриотическая общественность и даже не прагматики, готовые жить с любой властью, лишь бы был порядок, а многочисленные «бонзы» и «тузы» официального Киева, сначала не сумев (не пожелав) использовать значительный потенциал «украинизации» ЧФ и его главной базы, а затем сведя к минимуму роль и возможности ВМСУ и проукраинских сил города.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG