Доступность ссылки

Крымчане стали заложниками Керченского моста, который в России обещают достроить в 2018 году. Чтобы построить подъездные пути для моста, подконтрольные России власти Крыма заявили о необходимости снести целую улицу на окраине Керчи. Готово ли новое жилье для керчан и каков российский опыт в массовых отселениях людей при больших строительствах? Об этом говорим с представителем «Эковахты по Северному Кавказу» Владимиром Кимаевым и российским журналистом Евгением Титовым.

Из-за строительства моста через Керченский пролив в Керчи планируют расселить восемь домов в районе Цементной Слободки. Там проживает 185 человек. Сначала жители говорили, что готовы с радостью переселиться ради строительства моста, но лишь в качественные и равноценные квартиры. Жилье для переселенцев обещали построить в октябре 2016 года, но сроки несколько раз переносили. Теперь жители забеспокоились, поскольку строительство явно еще не начато, однако надеются, что сносить их дома в октябре не начнут. Бывший вице-спикер подконтрольного Кремлю парламента Крыма Константин Бахарев же уверяет в серьезности намерений. В конце сентября Федеральное дорожное агентство опубликовало на сайте список имущества жителей Керчи, которое будет изъято ради строительства моста через пролив. В перечне – почти 400 квадратных метров недвижимости. О компенсации собственникам строений ничего не сообщают. Как сообщила одна из жительниц Цементной Слободки, люди уже почти смирились с условиями, которые им предлагают – а это малосемейные квартиры. По ее словам, выбора просто нет, и изменить ничего нельзя. Из плюсов – Цементная Слободка не газифицирована, а в новом жилье будут газ и автономное отопление. Местные власти уверяют, что работы идут по плану, ведется разъяснительная работа, пожелания жителей учитываются, и все останутся довольны.

Проблемы в Керчи есть также у дачников. В августе проходили слушания, и замглавы Администрации Керчи Роман Кириченко сообщил дачникам садового товарищества «Залив» о том, что компенсации за изымаемые дачи получат лишь те, кто приватизировал свои земельные участки. Было предложение выделить участок земли порядка 20 гектаров за Солдатской Слободкой и перенести туда дачи.

– С нами на связи российский независимый журналист Евгений Титов. Евгений находится в Литве, до этого долгое время жил в Краснодарском крае и с 2007 года работал с темой принудительного отселения и изъятия имущества для строительства крупных инфраструктурных объектов при подготовке к Олимпиаде в Сочи. Евгений, как это происходило в 2014?

Титов: По российскому законодательству, положение выселяемого человека ухудшаться не может. На самом деле, в Сочи этот закон нарушался самым грубым образом. У человека забирали дом в отличном месте на море и отселяли в какую-нибудь «однушку» за пять километров, в горах, на глинистых почвах. То есть положение людей ухудшалось. Люди пытались объединяться, бороться, но успешного опыта массового сопротивления нет. Отдельные люди сумели доказать свою правоту, но в целом права людей грубо нарушались.

– В Керчи – подобная ситуация: новое жилье меньше по площади, чем рассчитывали люди, да и расстояние от моря будет больше. А предлагали ли жителям Сочи альтернативу? Можно ли было оспорить решение касательно жилья?

В России вообще отсутствует модель взаимодействия между государством и гражданином

Титов: Альтернатива была у тех, кто начинал бороться. Помню, одна семья просто отказалась выселяться и забаррикадировалась в доме. Несколько раз приходили судебные приставы, была драка – человека избили, разбили ему голову. Этого человека звали Владимир Ткаченко. В итоге он получил нормальный дом. Но проблема в том, что в России вообще отсутствует модель взаимодействия между государством и гражданином. Государство подходит с позиции имперской силы. Это не диалог, а жесткий монолог, приказ: уходи, и все.

– Что происходило с теми, кто пытается оспорить законность сноса жилья и назначаемую компенсацию?

Титов: Система правосудия в данном случае отсутствовала. Суды принимали решения о выселении людей, не уведомляя их об этом. Людей просто ставили перед фактом. Суды были полностью на стороне государства, это был произвол.

– С нами на связи представитель «Эковахты по Северному Кавказу» Владимир Кимаев. Владимир, расскажите о вашем опыте работы с незаконным изъятием недвижимости.

Кимаев: При подготовке к Олимпиаде в Сочи приняли закон № 310, определявший порядок изъятия недвижимости и предоставления компенсаций. Точно так же вначале была обработка населения, а затем бесцеремонное изъятие. Люди, чье жилье подлежало изъятию, получали так называемое предварительное соглашение – лист бумаги без подписи и печати, без указания стоимости имущества, и этот лист нужно было подписать. Конечно, люди возмущались. Ведь жилье было на заболоченной территории, где были издавна заселенные участки – в основном, выращивали овощи и умудрялись собирать по два урожая в год. Первыми соглашения получили так называемые староверы. С ними вели переговоры, поскольку община имела международный статус. Староверы получили, казалось, нормальные компенсации.

Узнав о реакции жителей Керчи на предлагаемые им условия, я вспомнил вот о чем. В Имеретинской низменности были общежития – без нормальных условий, с туалетами на улицах. Часть людей после развала Союза жила там, ведя довольно маргинальный образ жизни. И им отселение было за счастье, потому что их переселили в нормальные дома неподалеку. Они получали, допустим, однокомнатные квартиры со всеми условиями. Но были много работавшие зажиточные люди, жившие земледелием. И их такой вариант не устраивал.

– Можно ли добиться компенсации в такой ситуации?

В результате протестных акций люди получили больше: кто-то – деньги, кто-то – дома, кто-то – частично деньги, а частично земельные участки

Кимаев: Можно. В моей практике были случаи, когда приносили результат протестные акции, в частности, голодовки. Я не призываю к этому крымчан. Но такое было: в результате протестных акций люди получили больше. Кто-то – деньги, кто-то – дома, кто-то – частично деньги, а частично земельные участки.

– Евгений, как вы думаете, есть ли у керчан шанс быть услышанными и получить свое?

Титов: Конечно, есть. Существуют Интернет, СМИ. Безусловно, у российских граждан отсутствует опыт объединения. Случай Сочи как раз помог этот опыт обрести. У керчан есть опыт Украины, где жизнь гораздо более демократична. Нужно объединяться и громко заявлять о себе, проводить голодовки, привлекать журналистов. Лишь так можно чего-то добиться. Нужно сказать еще вот о чем. В Сочи земля была хронически неоформлена, так как это позволяло местным чиновникам тянуть взятки. И государство при подготовке к Олимпиаде могло помочь людям оформить землю, но не помогло. Оно их «кинуло» и сделало так, чтобы землю можно было отобрать. И жителям Керчи стоит об этом помнить.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG