Доступность ссылки

Из жизни переселенца в приграничном городке


Вокзал в Новоалексеевке

Вокзал в Новоалексеевке

Сергей Лановский

Подобно тому, как еще в семидесятые годы крымские татары, возвращаясь из мест выселки, зачастую не имели возможности легально обосноваться в Крыму и вынуждены были оседать в приграничной с полуостровом Херсонщине, так и в моем случае выбор пал именно на граничащий с полуостровом Генический район Херсонской области – как можно ближе к Крыму.

Порой, когда идешь по улицам Новоалексеевки, слышишь азан (призыв к молитве у мусульман), доносящийся из минарета центральной мечети, то там, то здесь слышишь среди прохожих крымскотатарскую речь, покупаешь с рук горячую самсу – овладевает странное чувство дежавю, и кажется, будто из Крыма и не выезжал...

Мечеть в Новоалексеевке

Мечеть в Новоалексеевке

Здесь о многом можно было бы рассказать, регион очень колоритный и интересный, учитывая и то, что у многих крымских татар родственники живут в Крыму. Поэтому можно говорить о неком коммуникационном канале. Жители района наведываются к родным и близким на полуостров, а крымчане заезжают к ним погостить.

Из-за боязни за спокойствие своих крымских родственников некоторые даже здесь опасаются демонстрировать свою гражданскую позицию

Хотя это имеет и свой негативный отпечаток. Из-за боязни за спокойствие своих крымских родственников некоторые из числа крымских татар, даже здесь, на территории подконтрольной Украине, нередко опасаются публично демонстрировать свою гражданскую позицию. Мол, «еще границу пересекать», «да у меня там все родственники, зачем мне светиться?», и прочее.

К примеру, не так давно пытался поговорить со свидетелем депортации. Официально, как он просил, я с ним не общался. Но, не называя имен, все же хотелось бы рассказать об этом случае.

Вначале разговора пытался объяснить, что я хочу записать его воспоминания, представившись, рассказав о рубрике, издании. В ответ он принялся красочно описывать свой домик в Крыму, как выселяли крымских татар, как потом хотели вернуться, упомянул и о сыне–крымчанине, который смог обосноваться на полуострове и недавно приезжал в Новоалексеевку. Но тут же осекся. «А вас не ФСБ прислало?». Никакие мои доводы во внимание уже не принимались. От интервью он категорически отказался.

Но, как и в Крыму, крымские татары в этом регионе тоже составляют меньшинство, в том числе и по вероисповеданию. Это наглядно продемонстрировало отношение к одной из гражданских инициатив – об этом поведаю дальше.

Украинский и крымскотатарский флаги в центре Новоалексеевки

Украинский и крымскотатарский флаги в центре Новоалексеевки

Здесь повсеместно возникает тема Крыма, ведь на территории района располагается один из трех на Херсонщине пропускных пунктов на админгранице с полуостровом, нередко встретишь и местных извозчиков, которые по установленному кем-то, но сравнительно одинаковому тарифу регулярно совершают пассажирские перевозки на полуостров и обратно, часто бывают в Крыму и делятся своим мнением по поводу пересечения админграницы, жизни на полуострове. Нередко можно увидеть здесь и самих крымчан.

Когда мы говорим о Крыме, разговор идет о каких-то двух параллельных реальностях

И что ощутимо, когда мы говорим о Крыме, порой, кажется, что разговор идет о каких-то двух параллельных, взаимоисключающих друг друга реальностях. Весь цивилизованны мир признает полуостров неотъемлемой частью Украины и пытается оказать содействие нашей стране в возвращении справедливости и торжества права, которое грубым образом нарушил агрессор. Другая же часть – внутрироссийского и внутрикрымского общества (и дело тут больше в действии тотальной пропаганды) – убеждены, что справедливость уже восторжествовала, и Крым вернулся в свою «исконную русскую гавань».

С одной стороны, крымские активисты, которые вынуждены были переселиться с территории полуострова в подконтрольные Украине области, украинские эксперты, политики – многие вторят о том, что не желали «присоединения» к России и считают неприемлемым российский захват полуострова, говорят о невыносимой жизни в «российском Крыму», несбыточности обещаний – обеспечить полуостров электроэнергией и водой без участия Украины.

Мы видим массовые обыски мирного населения, использование судебной системы для расправы с инакомыслящими, рост цен и накопление всевозможных проблем в оккупации.

А с другой стороны... Мне периодически доводится общаться с крымчанами, которые и не слыхали о таком. «Какие обыски, задержания? Крымских татар? Нет, не слышали», «туристов у нас много», «все хорошо».

И в то же время разговариваю с местным населением в приграничной территории Херсонской области и слышу: «да Россия уже Крым никогда не отдаст», «я был там, там хорошо люди живут, зарплаты большие», «а у нас что – правительство, коррупция одна сплошная».

Как-то, обсуждая возможное российское вторжение со стороны Крыма, один из моих собеседников, житель Генического района, и вовсе, неожиданно признался: «А так, если между нами сказать, так я все думаю: пусть уже нас отожмут (как Крым отжали) поскорей, может тогда хоть жить нормально будем».

Между тем в Геническом районе, вблизи контрольного пункта «Чонгар» на административной границе с Крымом активисты поддержали призывы лидеров крымскотатарского народа и проводят бессрочную акцию «гражданская блокада Крыма».

Местные меджлисы крымских татар и блокадники периодически организовывают автопробеги и всевозможные акции с украинскими и крымскотатарскими флагами, отмечая знаменательные даты, ратуя за возвращение Крыма.

При виде автоколонн с флажками от местного населения зачастую не услышишь слов поддержки и понимания

Только вот при виде таких автоколонн с флажками от местного населения зачастую не услышишь слов поддержки и понимания. Как-то и вовсе меня озадачили. Наблюдал за автопробегом, а рядом возмущалась парочка местных: «И что эти крымские татары здесь хотят? Их из Крыма прогнали, так они теперь здесь, разъезжают?». И это при том, что крымскотатарская громада уже около сорока лет тут существует, а некоторые, выходит, их просто не замечают...

Здесь как бы два измерения. И в отношении к блокаде также.

Среди местного населения встречается как и определенная поддержка, так и абсолютное неприятие происходящего. Некоторых беспокоит и былая деятельность (по осмотру машин и вещей) и нынешнее пребывание, согласно распространенному мнению, нелегальных формирований в их области.

– Ну зачем они здесь стоят? – Восклицает местная жительница. – Меня по три раза на день останавливали на блокпосту, вещи смотрели, я им говорю, местная, что запомнить не могут?

– Так они уже больше машины не останавливают, – говорю ей.

– Ну и что! Зачем они тогда здесь стоят?

Акция в честь годовщины гражданской блокады Крыма

Акция в честь годовщины гражданской блокады Крыма

В свое время среди населения распространялись слухи и о беспределе, который якобы чинят блокадники, о надоевших досмотрах автомобилей на блокпостах, некоторых возмущало, почему они должны кому-то демонстрировать свои вещи, некоторые возили людей в Крым, и теперь боятся, что можно возить, что нельзя, столько времени уходит на эти проверки.

Потом появились слухи о стрельбе на админгранице, которая может дать повод России со стороны Крыма совершить нападение на Херсонщину. Публично озвученные такие заявления были расценены активистами блокады как провокации, необходимые самим российским спецслужбам для дестабилизации ситуации в регионе, и чинимые якобы пророссийски настроенными гражданами, едва ли не сепаратистами.

Затем совершенный теракт в Новоалексеевке и сообщения украинской службы безопасности о выявлении террористической группы, организованной и финансируемой Россией, участники которой хотели совершить еще ряд терактов, – казалось бы, это должно было вызвать какой-то резонанс и некие выводы.

Некоторые и до сих пор считают, что Россия тут не при чем, а в теракте могут быть виновны сами активисты блокады Крыма

Однако. Некоторые и до сих пор считают, что Россия тут точно не при чем, зачем ей это нужно, а в теракте могут быть виновны – опять же таки – сами активисты блокады Крыма, или кто-то еще. По поводу продолжения блокады и сейчас зачастую услышишь недовольство среди местных жителей.

– Продукты запретили. Так кому они сделали хуже? Своим же людям хуже сделали, простые люди от этого и страдают! – говорит мне водитель такси, когда мы проезжаем недалеко от территории проведения акции по блокаде.

– Да если б не мы, крымские татары, День флага и не отмечали бы здесь. Здесь сепары одни! – как-то сказал мне участник автопробега, приуроченного ко Дню национального флага Украины.

И все это складывается и катится массивным снежным комом непонимания и недоразумений на местные громады приграничных селений и городков.

С таким успехом, эту территорию Украине несложно и потерять, было бы желание агрессора перейти к активным мерам...

Конечно, я не говорю, что все абсолютно так плачевно, есть и патриотически настроенные граждане. Не хватает, быть может, гражданской активности, объективного информирования, развитой коммуникации внутри местных громад.

Есть и другие проблемы. Когда активисты говорят, как видят возвращение Крыма в правовое поле Украины, то многие высказываются за то, что крымчанам нужно показать и борьбу с коррупцией, и развитие экономики на материковой части Украины, чтобы те «захотели вернуться».

И как же они захотят? Об этом я у себя спрашиваю каждый раз, когда проезжаю по разбитым дорогам в крымском приграничье, слушаю жалобы о безработице, низких пенсиях и высоких ценах (с крымскими ценами, конечно, никто не сравнивает).

Дорога в Новоалексеевке

Дорога в Новоалексеевке

Стою в очереди в аптеку возле вокзала, а там предыдущая покупательница, по разговору выясняется, что из Крыма, вовсю бахвальствует: «Зарплаты у нас 50 тысяч, на все хватает, еще и накопить остается».

И тут же вспоминаю свою знакомую, преклонного возраста, у которой зять недавно отправился на заработки в Россию (страну-агрессор, между прочим), потому что в Геническом районе «работы просто нет».

Вспоминаю ее рассказы, «как же можно прожить на пенсию в 1200 гривен? Это же не жизнь!».

Нужно с этим что-то делать, думается.

И в этих раздумьях вновь вспоминаю о той же блокаде. Почему-то за один год выросли целые поселения, развитые, обустроенные, люди объединились и стали что-то делать, добились прекращения торговли с оккупированной территорией.

Вот наверное, в этом и можно было бы поискать выводы и для местного населения. Но кто же их будет искать, здесь люди, кажется, не слышат друг друга.

Сергей Лановский, переселенец из Симферополя

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG