Доступность ссылки

Суета вокруг Донбасса: выиграла ли Украина от «нормандских» переговоров?


Российский президент Владимир Путин (слева) и его пресс-секретарь Сергей Песков после переговоров в Берлине, Германия, 20 октября 2016 года

Российский президент Владимир Путин (слева) и его пресс-секретарь Сергей Песков после переговоров в Берлине, Германия, 20 октября 2016 года

Лидеры стран «нормандской четверки» договорились о создании дорожной карты выполнения всех пунктов Минских соглашений. Об этом по итогам встречи в Берлине 19 октября сообщил президент Украины Петр Порошенко. Предварительные договоренности включают в себя отвод войск сепаратистов из Дебальцево, разведение сил в нескольких пунктах, освобождение пленных по формуле «всех на всех», а также ввод на Донбасс вооруженной миссии ОБСЕ до запланированных местных выборов. Тем не менее, никаких документов по итогам встречи «нормандской четверки» в Берлине подписано не было, а в Кремле преподнесли эти итоги несколько иначе.

Украинский политолог Евгений Магда считает, что заявления официальной Москвы после встречи в Берлине сводят на нет наметившиеся подвижки:

– Все эти договоренности в любом случае очень условные, потому что Россия вообще не хочет договариваться и почти этого не скрывает. Обратите внимание, что пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков на следующий день после встречи «нормандской четверки» уточнил, что о передаче Дебальцево под контроль Украины речь якобы не идет, а украинских заложников на российской территории, мол, и вовсе нет. Не для того Россия устраивала войну на Донбассе, чтобы так легко отпустить Украину под давлением Запада.

Российский политолог Дмитрий Орешкин рассуждает, почему Владимир Путин все же поехал в Берлин, несмотря на категорический отказ делать это каких-то два месяца назад:

Российский президент не хотел терять «нормандский формат»

– Российский президент не хотел терять «нормандский формат». В его отсутствие встреча все равно прошла бы с участием Германии, Франции и Украины, а этого Владимир Путин допустить не может. То есть он поехал, что называется, для галочки, а не для переговоров. Отколовшийся Донбасс в этом смысле стал одной из тех непризнанных территорий, вокруг которых годами и десятилетиями толкут воду в ступе, но ничего не меняется. Конечно, украинские политики со мной не согласятся и скажут, что Донбасс все равно вернется, но задумайтесь сами: нужны ли Украине 3-4 миллиона настроенных против нее граждан и необходимость огромных вложений в эту территорию? Мне кажется, что «Приднестровье-2» в четких границах уже состоялось.

Евгений Магда отвергает такой сценарий:

– России выгодно, чтобы Донбасс оставался «серой зоной». Если Украина создаст прецедент отказа от части своей территории, то подобные явления можно будет спровоцировать в других регионах вроде Закарпатья или Одесской области. Понятно, что быстрого решения конфликта на Востоке Украины не будет, учитывая его масштабы, но я не думаю, что официальный Киев и украинцы вообще откажутся от этой территории. Нам нужно сейчас разрабатывать конкретную стратегию деоккупации и реинтеграции Донбасса, потому что рано или поздно она пригодится.

Дмитрий Орешкин парирует с помощью примеров других непризнанных территорий:

У Украины есть принципиальная позиция по Донбассу и Крыму, но ресурсов вернуть эти территории нет, и вряд ли они появятся в обозримом будущем

– Я напомню, что и Грузия не согласилась с фактическим отделением Абхазии и Южной Осетии, и греческий Кипр не признал турецкую часть, и Молдова не воспринимает Приднестровье как автономию. Вопрос: и что? У Украины есть принципиальная позиция по Донбассу и Крыму, но ресурсов вернуть эти территории нет, и вряд ли они появятся в обозримом будущем. С другой стороны, и у России нет ресурсов принимать к себе Донбасс. Стратегическая задача Владимира Путина, как я ее понимаю, заключается в том, чтобы эту «горячую картошку» запихнуть за шиворот Петру Порошенко: пусть он и платит за банкет, а российский президент будет на нем тамадой. Владимир Путин не может обустроить жизнь людей ни Челябинске, ни в Крыму, ни в Приднестровье, зато он способен испортить жизнь соседним странам, чтобы россияне не дай Бог не увидели, что кто-то рядом живет лучше них.

Слушатель Виктор из Феодосии присоединяется к дискуссии с особым мнением:

– Я считаю, что Украина не должна выплачивать на оккупированном Донбассе никаких пособий, пенсий и так далее. Пусть продают свой уголь и питаются за этот счет. Украина в это время должна наращивать свой экономический и военный потенциал. Посмотрите, как уменьшилось население Приднестровья с начала 1990-х! Мне кажется, что через несколько лет в оккупированных районах Донецкой и Луганской области останется от силы полмиллиона человек, и эти территории можно будет взять голыми руками.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG