Доступность ссылки

Мещанский суд Москвы 2 ноября начинает рассматривать по существу уголовное дело директора Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной, которую обвиняют в экстремизме и растрате. В октябре 2015 года в Библиотеке украинской литературы в Москве и в квартире ее директора прошли обыски, во время которых следователи обнаружили книгу Дмитрия Корчинского «Война в толпе», которая признана в России экстремистской. Всего в обвинении, выдвинутом против Натальи Шариной, фигурируют порядка 25 книг, в которых эксперты, нашли признаки экстремизма.

28 октября 2015 года Наталья Шарина была задержана, а 30 октября помещена под домашний арест. Его срок неоднократно продлевался, а в конце октября нынешнего года суд смягчил меру пресечения для Шариной, разрешив ей прогулки.

Претензии к Библиотеке украинской литературы появились еще до известных событий в Украине. В 2010 году там дважды проходили обыски. В МВД тогда заявили, что среди посетителей библиотеки якобы распространялась литература с элементами экстремизма. Среди подозрительных изданий были названы газета «Нацiя i Держава», а также издание «Хай ненавидять, аби любили». К распространению изданий могла иметь отношение украинская националистическая организация УНА-УНСО, заявляли представители правоохранительных органов. ​Наталья Шарина в интервью Радио Свобода тогда заявила: «Вся литература, находящаяся в библиотеке, издана официальными издательствами. У нас нет подпольных книг, листовок, нет никаких самиздатовских материалов. Мы работаем в четком соответствии с законом о библиотечном деле».

В 2011 году было возбуждено дело против Натальи Шариной. Ее уголовное преследование прекращалось и возобновлялось несколько раз. Библиотеку тогда удалось спасти – за учреждение вступился украинский МИД.

Владимир Ельченко, который в 2010 году был послом Украины в России, в интервью Радио Свобода сказал, что и во времена нормальных отношений между двумя странами отстоять библиотеку было непросто:

Сейчас ее пытаются сделать отделением то ли библиотеки дружбы народов, то ли библиотеки иностранной литературы. То есть это будет показуха

– Отношение к Библиотеке украинской литературы со стороны российских властей еще до всех последних событий было отнюдь не положительным. Другое дело, что нам все же удавалось убедить власти, что нельзя эту библиотеку закрывать, потому что она единственная в своем роде. И кстати, она полностью финансировалась из бюджета правительства Москвы. То есть украинской она была по сути только по названию. Сейчас ее пытаются сделать отделением то ли библиотеки дружбы народов, то ли библиотеки иностранной литературы. То есть это будет показуха. Будут лежать 10-20 украинских книг, чтобы показать, что якобы там есть украинский сегмент. А на самом деле будет уже что-то совсем другое. Вообще с тем законодательством, которое сейчас существует в России, включая все принятые в последнее время законы об экстремизме, вообще нельзя иметь мнение отличное от официального. Это касается и библиотеки, и литературы, и иностранных агентов, и финансирования из-за рубежа, – считает Владимир Ельченко.

Ситуация вокруг Библиотеки украинской литературы заметно осложнилась в 2014 году. Дипломатические отношения между двумя странами значительно ухудшились, после отзыва посла Ельченко Украину в России уже два с половиной года представляет временный поверенный. В самой библиотеке ждут реорганизации. Адвокат Натальи Шариной Иван Павлов отмечает, что уголовное дело в отношении нее «не имеет никакого отношения к процедуре реорганизации, закрытия или ликвидации Библиотеки украинской литературы».

– Учитывая политический контекст, рассчитываете ли вы на справедливое судебное разбирательство?

– У нас такая профессия – мы обязаны верить, и мы знаем, что наша позиция абсолютно справедливая и законная, позиция, связанная с невиновностью нашей подзащитной. Но мы понимаем, в каких условиях происходит разбирательство, и эти условия не предполагают какой-либо справедливости. Поэтому мы понимаем всю сложность ситуации, мы понимаем, с чем придется нам столкнуться в ходе разбирательства.

– Наталье Шариной вменяют экстремизм...

Мы вот уже год просим следственные органы и прокуратуру обратить внимание на то, что обвинение в части экстремизма неконкретно

– Да, это 282-я статья «Совершение действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды», это первый пункт обвинения. Два вторых связаны с растратой. Государственный обвинитель в открытом судебном заседании – я надеюсь, суд не будет закрывать его – должен будет объяснить, в чем конкретно обвиняется Наталья Шарина. Именно на государственного обвинителя возлагается обязанность по изложению обвинения. Он должен в доступной форме рассказать, в чем конкретно обвиняется Шарина. Мы вот уже год просим следственные органы и прокуратуру обратить внимание на то, что обвинение в части экстремизма неконкретно, – сказал Иван Павлов накануне рассмотрения дела по существу.

Неправомерным считают преследование Натальи Шариной по экстремистской статье и в Информационно-аналитическом центре СОВА. Эксперт по неправомерному антиэкстремизму Мария Кравченко обращает внимание на противоречия в российском законодательстве:

Библиотекарь, который хранит у себя в библиотеке литературу, не занимается пропагандой, библиотекарь хранит и выдает книги. Он совершенно не обязан быть знаком с содержанием этих книг

– С нашей точки зрения, преследовать Шарину по статье 282-ой невозможно по ряду причин. Дело в том, что по закону о библиотечном деле библиотекари обязаны хранить в своих фондах все материалы, которые к ним поступают. А с другой стороны, закон об экстремизме требует пресечения распространения экстремистской литературы и даже ее хранения в целях распространения. То есть здесь такое вот противоречие между двумя законами. Существует необходимость устранить эти противоречия, но никаких попыток это сделать на законодательном уровне нет. И в этой ситуации крайними оказываются библиотекари, которых наказывают по соответствующей статье Административного кодекса. В данном случае речь идет даже не об административной статье, а об уголовном деле. О 282-ой статье можно говорить, когда речь идет о сознательном пропагандистском акте, умышленном распространении материалов, направленных на возбуждение ненависти. Даже если они не запрещены судом, но если они опасны. Но библиотекарь, который хранит у себя в библиотеке литературу, не занимается пропагандой, библиотекарь хранит и выдает книги. Он совершенно не обязан быть знаком с содержанием этих книг. Поэтому обвинять библиотекаря в том, что он занимается пропагандой, с нашей точки зрения, совершенно невозможно, – говорит Мария Кравченко.

Сотрудники Библиотеки украинской литературы по-прежнему остаются на местах. Комментируют ситуацию неохотно, ссылаясь на то, что о новостях, связанных с бывшим директором, да и с перспективами самой библиотеки узнают из СМИ. Что касается работы библиотеки, то с середины октября она открыта в режиме читального зала, о чем свидетельствует скромное объявление на ее официальном сайте.

Фонды библиотеки, а это 50 тысяч единиц хранения, собираются передать Центру славянских культур, который активно поддерживается Министерством культуры России и был представлен в июле 2016 года. В сентябре на перспективу закрытия Библиотеки украинской литературы резко негативно отреагировал МИД Украины. В заявлении внешнеполитического ведомства называются недопустимыми любые виды трансформации библиотеки.

Оригинал публикации - на сайте Радио Свобода

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG