Доступность ссылки

13 ноября в Молдове состоится второй тур президентских выборов, в который прошли пророссийский и проевропейский кандидаты. Показатели пророссийского кандидата Игоря Додона от Социалистической партии составили чуть больше 48%, а его соперница, проевропейский кандидат Майя Санду из «Партии действий и солидарности», имеет более 38 процентов. Социалист Додон призвал к консолидации левых сил на решающем этапе президентских выборов. Радио Свобода спросило его, не обернется ли этот призыв еще большим расколом и без того разделенного молдавского общества?

‒ Правые консолидировались на этих выборах вокруг единого кандидата. Это попытка укрепить проевропейские партии в поддержку единого кандидата. Я думаю, логично и естественно, чтобы левые партии, выступающие за сохранение государственности, сплотились во имя победы на этих выборах. Консолидация левых партий гарантирует победу во втором туре. Мы работаем в этом направлении.

‒ Вам придется быть президентом всех граждан.

‒ После победы во втором туре, которая, уверен, нам обеспечена, Додон Игорь станет президентом всех граждан, независимо от позиции, геополитических взглядов и идентичности каждого. Обещаю быть президентом и для тех, кто видит Молдову в Европейском союзе, и для тех, кто выступает за более тесные отношения с Россией. Уверен, мы сможем обеспечить баланс в обществе.

‒ За счет чего вы надеетесь пока привлечь дополнительные голоса избирателей?

‒ У нас достаточно резервов для победы во втором туре, в том числе за счет поддержки других левых партий, а также за счет консолидации и более активного участия в выборах в районах, где голосуют за левые силы: таких, как север страны, как юг, в частности, Гагаузия, где нас мощно поддержали, но на избирательные участки вышло на 10-15 тысяч человек меньше по сравнению с предыдущими выборами. Мы сейчас укрепляем свои силы.

‒ Как вы мотивируете избирателей, которые не определились, идти на выборы во втором туре? Особенно молодежь, проявившую пассивность в первом туре?

Мои политические оппоненты начинают геополитическую истерию. Очевидно, что на геополитической волне они пытаются заручиться новыми сторонниками

‒ Молодежь предали те, кто обещал изменения в 2009 году. И сейчас она разочарована. Политическую пассивность, которая наблюдалась, и, вероятно, будет наблюдаться со стороны определенной части электората, преодолеть будет непросто. Мы предложим свое видение, я ставлю перед собой задачу стать президентом для всех. Я вижу, что мои политические оппоненты начинают геополитическую истерию. Очевидно, что на геополитической волне они пытаются заручиться новыми сторонниками. По сути, они идут той же картой, что и олигархи за последние семь лет. То же самое сделал Филат. То же самое делал и Плахотнюк последнее время, пытаясь играть геополитически. Не думаю, что это удачный ход.

Додон Игорь не против Европы. Додон Игорь решительно не позволит, чтобы Молдова потеряла визовый режим. Додон Игорь не против Румынии. Я считаю, что мы должны и будем поддерживать хорошие отношения с Европейским союзом. Мы обеспечим преемственность партнерства и с Европейским союзом, и с нашими друзьями в Румынии, и с Россией.

‒ Вы неоднократно утверждали, что среди политических приоритетов ‒ хорошие отношения с Россией. И депутаты Госдумы сказали, что, если президентом станет Игорь Додон, не исключено, что Москва начнет переговоры по привлечению Молдовы в проекты Евразийского союза. Отсюда и опасения у политических оппонентов, что вы заведете Республику Молдова только в Евразийский союз, в котором доминирует Россия.

Да, я за стратегическое партнерство и хорошие отношения с Россией. Почему? Потому что мы нуждаемся в российском рынке

‒ Президент страны таких полномочий не имеет. У президента нет полномочий пересматривать геополитический вектор, приостанавливать или денонсировать соглашения. Да, я за стратегическое партнерство и хорошие отношения с Россией. Почему? Потому что мы нуждаемся в российском рынке, так как необходимо решать проблемы мигрантов, которых в России сотни тысяч. Однако это не означает, что на Пруте (Прут ‒ река в Юго-Восточной Европе ‒ Радiо Свобода) должен появиться «железный занавес». Этого мы не допустим, потому что в Европейском союзе также работают сотни тысяч наших соотечественников, так как часть нашего экспорта ориентирована на Европейский союз. Партнерство должно продолжаться.

‒ Один из зарубежных порталов назвал вас молдавской копией Путина в миниатюре. Журналист, который взял у вас интервью, даже процитировал ваши слова об этом. Вы действительно хотите быть похожим на Путина?

‒ Думаю, это был комплимент мне. Путин много сделал для России, для укрепления государственности и патриотизма. Конечно, и мне хотелось бы изменить положение дел в Республике Молдова, чтобы люди поверили в ее будущее так, как верят россияне в будущее России.

‒ ...Несмотря на то, что Россия сейчас оказалась в изоляции, и это не на пользу благосостоянию, демократии этого государства. Но посла Украины в Молдове вызвали в Киев, говорят, причиной стало ваше заявление в эфире в рамках предвыборных дебатов о том, что полуостров Крым принадлежит России ‒ это встревожило Киев. Если вы станете президентом Республики Молдова, намерены ли вы сотрудничать с украинской властью?

Де-факто, Крым сейчас является частью России, юридически этот факт не признан Западом и большинством стран

‒ На этом вопросе чрезмерно спекулируют. Ответ был следующим. Де-факто, Крым сейчас является частью России, юридически этот факт не признан Западом и большинством стран. И не знаю, будет ли признан в обозримом будущем. Как поступит Додон ‒ признает или нет? Здесь слишком много рисков. У нас есть Приднестровье. И я не думаю, что мы можем позволить себе какие-то ошибки в этом направлении, не вызывая проблем с Приднестровьем. Но по факту, сейчас Крым является частью России. Юридически это никем не признано, в том числе Республикой Молдова.

‒ Но хорошие отношения между Кишиневом и Киевом ‒ какими они вам кажутся?

‒ Хорошие отношения с соседями дело святое. И обещаю, что как президент буду выступать за хорошее партнерство с нашими соседями. С Украиной у нас будут самые тесные отношения. У нас много общих проблем, которые нам предстоит решать. Я долгие годы был сопредседателем молдавско-украинской межправительственной комиссии, прекрасно знаю общий порядок двусторонних отношений. Есть вопросы и по демаркации границы, и многие другие вопросы, которые необходимо решать ‒ и которые будут решены.

‒ Другой момент, который вызывает много вопросов ‒ это ваша идея о федерализации Молдовы. Вы по-прежнему придерживаетесь этой точки зрения?

‒ Я твердо остаюсь на своих позициях ‒ объединение Молдовы необходимо. Единственный вариант в этом плане ‒ переговоры. Политическое решение заключается в предоставлении Приднестровью особого статуса. Мы видим решение, и мы предложили решение в этом плане: создание федеративного государства. Если кто-то видит другое решение, давайте обсудим. Но опять-таки ‒ это решает не президент. Ведутся переговоры, вырабатывается определенная концепция, прежде всего на двустороннем уровне Молдова-Приднестровье или Кишинев-Тирасполь, потом вопрос обсуждается в более широком контексте, в формате «5+2» и только после этого назначается референдум. И люди скажут, согласны они или нет. Мы обязаны воссоединить страну. И сделаем все возможное для этого.

‒ Геополитика доминировала и продолжает доминировать в предвыборной кампании. Но внутренние проблемы должна решать Республика Молдова? Что сможет сделать новый глава государства, как сможет он включиться в поиск приемлемых и жизнеспособных решений проблем, с которыми сталкиваются граждане Молдовы?

‒ Наибольшие проблемы ‒ это коррупция, юстиция, уровень жизни. И в этом плане первостепенная задача будущего главы государства ‒ сделать первые шаги для вывода Республики Молдова из плена олигархов. Это не под силу человеку, вместе с ними находившемуся во власти в последние годы. А мой политический оппонент был вместе с ними, олигархические правительства не раз назначали ее министром.

‒ А Игорь Додон как спасет Молдову из плена?

‒ Мы сделаем все возможное, чтобы на должность прокурора и в другие функции, которые зависят от президента, назначались люди честные, которые не вышли из этой системы и не входящие в олигархические кланы. Во-вторых, для того, чтобы спасти страну из плена, нужно провести досрочные парламентские выборы. Мы должны использовать все правовые инструменты для того, чтобы провести досрочные парламентские выборы и получить парламентское большинство.

‒ Чего вы не будете делать, если станете президентом Молдовы?

Я ни с кем не буду обсуждать никаких вопросов, связанных с потерей государственности Республики Молдова. И буду против тех, кто выступает за ликвидацию государства ‒ против унионистов

‒ Есть три вещи, три темы табу для Игоря Додона. Первая касается государственности. Я ни с кем не буду обсуждать никаких вопросов, связанных с потерей государственности Республики Молдова. И буду против тех, кто выступает за ликвидацию государства ‒ против унионистов. Второе: мы никогда не будем обсуждать статус нейтралитета. И будем настаивать, чтобы на территории Республики Молдова не было никаких иностранных войск. Третья тема табу ‒ наша православная церковь, наша православная вера.

‒ Как, по вашему мнению, должны развиваться молдавско-американские отношения?

‒ Я высоко ценю поддержку, оказанную США Республике Молдова в последние годы. У нас осуществлен ряд проектов, в том числе инфраструктурных. Мы благодарны американским налогоплательщикам за эту помощь. Поэтому сотрудничество должно продолжаться на вышеупомянутых принципах ‒ государственность, нейтралитет, партнерство. Но не более того. Никакого НАТО. Мы друзья, обсуждаем разные проблемы, работаем. Я готов встречаться с официальными американскими лицами, мы готовы принимать их здесь. Я считаю, что мы партнеры и необходимо это партнерство продолжать.

‒ В предвыборной кампании прозвучало много заявлений о том, что выборы могут быть сфальсифицированы, и даже были предприняты такие попытки. Для чего такие заявления до объявления окончательных результатов?

‒ Мы такие заявления не делали. Мы зафиксировали ряд нарушений, отдельные попытки фальсификации, но они не могли повлиять на результат голосования ‒ скажем, на одном из избирательных участков у одного гражданина обнаружены два бюллетеня для голосования. Такие заявления звучат в основном со стороны тех, кто понимает, что выборы они проигрывают, и пытаются заранее найти повод для опротестования результатов выборов.

‒ Кстати, что вы будете делать, если победит Майя Санду?

Майя Санду не имеет никакой возможности победить на выборах. На это указывают все опросы. Но даже если Майя Санду и выигрывает, почему бы и нет?

‒ Закончим с фальсификацией, потом вернемся к Майе Санду. Надо признать, выход кандидата ДП с предвыборной гонки снизил интерес к теме возможной фальсификации выборов и использования административных ресурсов. Если бы Лупу участвовал в кампании, можно было бы не сомневаться ‒ нарушений было бы больше. В этой ситуации серьезных и массовых нарушений выявлено не было. Второе: Майя Санду не имеет никакой возможности победить на выборах. На это указывают все опросы. Но даже если Майя Санду и выигрывает, почему бы и нет? Если она утверждает, что не является человеком Плахотнюка, не входит в нынешний олигархический клан, тогда ей надо объединиться с левой оппозицией, которая мощно присутствует в парламенте, в борьбе против олигархии, чтобы совместными силами вырвать Молдову из плена. Думаю, совместные действия в этом направлении будут очень кстати. Кто-то от президента, кто-то от парламента ‒ и очистим Республику Молдова от олигархов. Майя Санду была моим подчиненным в министерстве экономики, так что определенный опыт взаимодействия у нас есть. Посмотрим.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG