Доступность ссылки

В приграничной Псковской области около двух тысяч деревень-призраков – из 8300 поселений жилыми сейчас остались только менее 6,5 тысяч. Деревни пустеют каждый год, когда умирают последние старики, и лишь изредка им на смену заселяются дачники. Считается, что верным признаком близкой гибели деревни является закрытие школы в ней. За последние 15 лет число школ в псковских деревнях сократилось ровно в три раза – до 150.

"Там – лучше"

Деревня Слопыгино в Палкинском районе – довольно крупное поселение по псковским меркам, около трехсот человек. Места привлекательные, дачные – вокруг леса, недалеко река Великая. До Пскова – всего 20 километров по хорошей асфальтовой дороге, до районного центра – 7.

Билет на пригородный автобус от Пскова до Слопыгино стоит 104 рубля в один конец. Накладно, если зарплата всего 9 тысяч рублей, как у Алины Пилипко, учителя истории в Харлапковской основной школе. Алина каждый день ездит из Пскова в Слопыгино на работу. К счастью, рассказывает она, с начала учебного года выдали бесплатные проездные. Алине 24 года, и вообще-то связывать жизнь с педагогикой она не собиралась. Все изменила первая практика – отрабатывать ее студентку истфака отправили в сельскую глубинку, в 90 километрах от Пскова.

"Мне там понравилось, – говорит она. – Потом на вторую практику я уже начала искать школу так, чтобы остаться работать. И вот, нашла школу в Слопыгино".

Алина Пилипко

Алина Пилипко

Молодая городская девушка убеждена, что в сельских школах учиться лучше, а работать – интереснее.

"Я сама городскую школу закончила, я могу сравнить, что было у нас и что на селе. Там – лучше. Все-таки образование там дается качественнее: меньше детей, получается, что к каждому есть отдельный подход. Я училась в городе и помню, как у нас отсиживались на последних партах. Здесь так не отсидеться. Здесь каждого спрашивают, каждого проверяют и контролируют. То есть сельская школа дает образование лучше", – рассказывает Алина.

Последняя основная

Однако администрация Псковской области определенно не разделяет симпатии к маленьким сельским школам. История школы, которую нашла для себя Алина, насчитывает 135 лет и несколько попыток ликвидации. Еще при губернаторе Михаиле Кузнецове начался процесс "оптимизации школьной сети", когда малокомлектные школы закрывали, а учеников переводили в ближайшие, более крупные учебные заведения. В феврале 2009 года (ровно в тот день, когда стало известно о досрочной отставке Кузнецова) дошла очередь и до Харлапковской школы.

Как правило, планы администрации не встречали активного сопротивления. Родители учеников и преподаватели Харлапковской школы были в числе немногих, кто открыто высказал недовольство. Учитель математики и информатики Любовь Жильцова, прочитав в газете "Псковская губерния" об успешном опыте сопротивления школы в Себежском районе, написала письмо с просьбой о помощи главному редактору Льву Шлосбергу. Это письмо в конечном итоге спасло школу, а Любовь Васильевну привело в Псковское областное собрание депутатов – именно ей партия "Яблоко" в 2015 году передала мандат, отобранный у Шлосберга.

Харлапковская школа празднует свое 135-летие

Харлапковская школа празднует свое 135-летие

В ходе первой волны оптимизации власти "закрывали школы как попало", рассказывает Любовь Жильцова и приводит в пример школу в деревне Васильево. Она закрыта с 2007 года, но до сих пор висит на балансе районного бюджета: "Налоговая насчитала 50 миллионов долга, потому что они не сняли ее с налогового учета. Они считали, что вот замочек повесили – все, закрыли школу".

Закрытая школа в деревне Васильево

Закрытая школа в деревне Васильево

Очередная волна оптимизации накатила в 2015 году – Харлапковскую школу планировали присоединить как филиал к Палкинской средней школе. Но юридически подкованный коллектив вновь стал задавать вопросы, на которые у администрации ответов не было. Школу оставили в покое. В этом учебном году в Слопыгино учатся 32 школьника – на 4 больше, чем в прошлом. Харлапковская – последняя основная школа в Палкинском районе, которая осталась самостоятельным юридическим лицом. Еще есть четыре средние школы. Итого пять на весь район.

Порезали сами

Когда в августе Харлапковская школа готовилась к госприемке перед новым учебным годом, на работу вышел весь коллектив, включая директора. Натянув спецовки и резиновые перчатки, учителя отмывали классы, подкрашивали школьные коридоры. Весь инвентарь и бытовую химию купили сами, из зарплаты. Помочь с генеральной уборкой в своей школе пришли и родители школьников.

Я знаю много случаев, когда дети засыпали и уезжали до города, потом родители их искали

"Почему бы не помочь?" – пожимает плечами Татьяна, жительница Слопыгино. Ее дочка в этом году пошла во второй класс в родном селе. Татьяна сама отучилась в Харлапковской школе и рада, что ее ребенок тоже может учиться недалеко от дома – не так, чтобы в 7 утра уже идти на автобус. "Я знаю много случаев, когда дети засыпали и уезжали до города, потом родители их искали. Один вообще в мороз приклеил язык к железной трубе – пока ждал автобус на остановке, чтобы ехать домой. Да и знания – пускай поменьше народу, но учат получше. Здесь все учителя молодые, а там, я знаю, одни старики", – говорит она.

Татьяна во время подготовки школы к новому учебному году

Татьяна во время подготовки школы к новому учебному году

Последние пять лет школа ни копейки не получает из бюджета на косметический ремонт, пожарную безопасность и бытовые нужны. Все необходимое – ту же бумагу и мыло в туалеты – покупают учителя. За свой же счет они устраивают и праздники, на которые приходит все село: сельская школа – еще и культурный центр. К такому давно привыкли, но в 2016 году Харлапковская школа впервые столкнулась с тем, что денег не хватает даже на зарплату.

Либо мы работаем в таких условиях, либо нам на конец года не хватает денег

"Когда был оглашен фонд оплаты труда, мы увидели, что нам не хватает порядка 140–170 тысяч. Мы понимали, что нам не хватит, и мы стали резать. У нас была четвертинка ставки за группу продленного дня, потому что родители просили в начальных классах, – убрали. Мы убрали заведование кабинетом. За проверку тетрадей, допустим, платили шесть рублей за тетрадь, мы срезали до трех. Мы просто сами взяли и порезали свой фонд оплаты труда, решили, что либо мы работаем в таких условиях, либо нам на конец года не хватает денег", – рассказывает Любовь Жильцова.

Любовь Жильцова

Любовь Жильцова

При нагрузке в 25 часов ее заработная плата, включая сельскую надбавку и выплату за 25 лет стажа, составила в итоге 19 тысяч рублей в месяц. Средняя зарплата учителя в области, по официальным данным, – 20 136 рублей.

Такие финансовые и материальные условия – просто другой способ подвести школу к закрытию

Начало нового учебного года – это новые траты. Пришли новые ученики, в стране приняты новые образовательные стандарты – оказалось, что не хватает учебников. Любовь Жильцова потратила на книги около 3000 рублей. Алина Пилипко на такую же сумму купила в Пскове рабочие тетради. "Родители, кто мог, компенсировали, а остальным я не напоминаю", – говорит она. Такие финансовые и материальные условия – просто другой способ подвести школу к закрытию, подозревают учителя.

Оптимизация

С этим категорически не согласен Александр Седунов, начальник Государственного управления образования Псковской области. Он напоминает, что Харлапковская школа благополучно прошла госприемку: "И никаких проблем с этим, на мой взгляд, не возникало".

Он предлагает не судить по одной этой школе о состоянии общего образования в Псковской области: "Все бюджетные средства для 2016 года заложены в полном объеме для финансирования, и я уверен, что никаких сомнений по поводу того, что денег не хватит, быть не может". Само слово "реорганизация", которое для сельских жителей стало синонимом "ликвидации" социальных учреждений, в управлении образования предпочитают заменять на "создание единого образовательного пространства".

Александр Седунов

Александр Седунов

"Реализация новых федеральных стандартов, которые меняются сегодня, предполагает некое единое образовательное пространство. Возможно, в районе, возможно, в группе школ, которые находятся недалеко друг от друга", – говорит Седунов.

Это любимая школа губернатора – каждый год Андрей Турчак приезжает на Залита 1 сентября

Укрупнением школ администрация Псковской области занималась весь 2015 год, мужественно преодолевая сопротивление родителей и преподавателей. "Филиализация, по словам начальника образования, помогает решать методические и кадровые проблемы: учителя из базовых школ теперь могут давать уроки в филиалах. Он приводит в пример школу на острове Залита, где на сегодняшний день осталось всего шесть учеников. Это любимая школа губернатора – каждый год Андрей Турчак приезжает на Залита 1 сентября. Недавно островная школа стала филиалом Остинской школы, которая, в свою очередь, сама филиал Писковской школы.

"Если раньше нам было сложно найти для этого острова учителей, то сегодня и из Писковичей, и из Остинской школы туда приезжают учителя, и школа работает. Хочу особенно подчеркнуть, закрытия-то фактически не было, мы говорим лишь о том, что у школ сменилась вывеска, юридический статус", – настаивает начальник управления образования.

"Ни одну проблему не решили"

"Говорить об экономическом эффекте я бы, наверное, поостерегся. Мы не можем говорить: "Мы выиграли на чем-то", когда говорим о детях и образовании", – комментирует Александр Седунов итоги перестройки школьной сети. Хотя оптимизация расходов бюджета заявлялась как одна из основных задач.

Учитывая, что здания школ, ставших филиалами, продолжают функционировать, значительной экономии не вышло. Однако педагоги не уверены и насчет декларируемой цели – повышения качества школьного образования. "Ни одну проблему фактически не решили", – считает учитель обществознания Ирина Ершова.

Ирина Ершова

Ирина Ершова

До октября 2015 года она работала директором средней общеобразовательной школы №1 города Новосокольники, самой крупной в районе. Год назад ее слили со второй городской школой, директор которой возглавила объединенное учреждение. "Остались два здания с теми проблемами, которые были. Корпус №1 и корпус №2 теперь значится. Дети соседней школы продолжают учиться в своей школе, мы остались в своем здании", – рассказывает Ирина Ершова.

Администрация придумала другую схему: теперь из одного здания в другое между уроками ходят дети

Поскольку во второй школе до укрупнения не хватало учителей, преподаватели школы №1 стали работать на два здания. В первый год после слияния из корпуса в корпус ходили учителя, со всеми своими учебными пособиями. В этом году администрация придумала другую схему: теперь из одного здания в другое между уроками ходят дети. "Вот такой живой поток, – описывает Ирина Викторовна. – Это "великое переселение", по-моему, никому не на пользу".

Через городскую улицу с автомобильным движением дети переходят без сопровождения. Зато со всеми вещами и в верхней одежде – очень удобно, чтобы сбежать с уроков. Родители не в восторге – ни от этих переходов, ни от объединения школ в целом. "Вот, например, урок физкультуры, они переодеваются, следующий урок у них – математика. Одежда мокрая, бегом бегут ребята в эту школу. Им не хватает перемены! Они просто со звонками врываются, а сейчас знаете какая погода? Вот она сейчас у меня с гайморитом", – рассказывает Надежда Базылева, бабушка десятиклассницы из Новосокольнической школы.

Дети переходят из одного школьного здания в другое

Дети переходят из одного школьного здания в другое

После слияния проблемы одной школы распространились на обе. Дефицит учебников, ощутимый ранее в одной школе, теперь заметили в двух. Из-за нехватки преподавателей иностранных языков пришлось на час сократить учебную программу. "У моей внучки классный руководитель отработала два месяца и уволилась. И дали нового классного руководителя, у которого нагрузка 22 часа в той школе. Как он будет работать с классом, вообще непонятно", – рассказывает Наталья Петрова, бабушка пятиклассницы.

Наталья Анатольевна работала главным бухгалтером в школе №1. Ее ставка и ставка директора – вот на чем сэкономили власти. "Затеяли только для того, чтобы поставить галочку. Нету смысла в этом объединении никакого…" – говорит Петрова.

Хозяйство увеличилось, а деньги остались те же, если не меньше

В феврале 2016 года к городской школе присоединились еще два филиала – сельские Краснополянская и Окнийская основные школы. "Модернизация свелась к тому, что директор школы стал заведующим. Он выполняет фактически ту же нагрузку, но получает меньшую заработную плату. Сэкономили на этом", – рассказывает Ирина Ершова. Вместе с детским садом "Солнышко" новое учебное заведение насчитывает более тысячи человек. "Хозяйство увеличилось, а деньги остались те же, если не меньше. Их и тогда не хватало, а сейчас тем более не хватает", – сетует она.

Полтора часа в автобусе

В Новосокольническом районе школьная сеть представляет собой три юридических лица. Если считать филиалы, то школ всего девять. В советские годы, говорят, было около сорока. Еще десять лет назад в районе было на семь школ больше.

С точки зрения администрации области каждое закрытие школы, во-первых, дело вынужденное ("там, где физически не осталось детей"), во-вторых, добровольное (по решению комиссии). Дети, в чьей деревне нет школы, учатся, что называется, "на подвозе". Из десяти тысяч сельских школьников "на подвозе" примерно половина.

Закрытая школа в Куньинском районе

Закрытая школа в Куньинском районе

По словам Александра Седунова, среднее расстояние, которое приходится преодолевать детям, составляет порядка десяти километров. Пухновская средняя школа в Куньинском районе, которая собирает учеников в радиусе 35 километров, – это "совершенно уникальный пример", говорит он.

Такой же "уникальный пример" приводит Ирина Ершова.

"С 2010 года в мою школу ездили ребята из Раменской школы, они продолжают ездить и сейчас, Раменская школа закрыта. Это порядка 15-17 км. Но автобус идет полтора часа, потому что школьные автобусы уничтожены. Обслуживание школ передано в ГУП "Славяне", а они пускают рейсовые автобусы, которые заезжают во все деревни по маршруту", – рассказывает она.

Руины вместо школ

Но Раменская школа формально, по всем правилам, так и не была закрыта. В 2009 году ее решили сделать филиалом Новосокольнической школы №1, а через год – "приостановили деятельность, чтобы сход не собирать, а по сути – закрыли и растащили", поясняет Ирина Ершова. В 2016 году Раменская школа должна была стать филиалом объединенной Новосокольнической школы, но ее "потеряли" – не указали в уставных документах. Сегодня от школы почти ничего не осталось.

Школа в Раменье сегодня

Школа в Раменье сегодня

Это судьба всех закрытых школ. Здания, еще недавно целые и живые, за короткий срок превращаются в руины. Фактически районы просто теряют ликвидное имущество. "Недавно мне по делам нужно было съездить в деревню Васильево. Я увидела там школу, которую закрыли. Слушайте, это такой ужас…" – делится впечатлениями Алина Пилипко. Нестарое, просторное здание стоит с настежь открытыми окнами и дверьми. Ликвидировав школу, район так и не смог найти новое применение помещениям. "Пример Васильево – это еще один аргумент, чтобы бороться за свою школу", – говорит Алина. Пустеет, ветшает и сама деревня – семьи с детьми переезжают поближе к школам.

Закрытый детский сад в поселке Красная Поляна

Закрытый детский сад в поселке Красная Поляна

"Напрямую связывать демографические процессы с наличием или отсутствием школы совершенно, на мой взгляд, неправильно. Это надуманный взгляд на эту проблему, специальный такой вопрос с подковыркой, чтобы найти такую черную историю", – не согласен Александр Седунов. Молодежь уезжает в поисках лучших условий жизни, и наличие школы редко кого останавливает, считает он. "В том же Слопыгино более 70 детей, а в местную школу ходят только 30. То есть остальные родители предпочли возить детей в Палкино", – аргументирует начальник управления образования.

Разные могут быть времена, но покуда дети здесь, на месте, это держит людей

Но есть и аргументы в пользу другой позиции. В Отрадном, Раменье, Старосокольниках после закрытия школы осталось всего несколько жилых домов, не считая дачников. Напротив, в деревне Насва школу стали усиливать, укреплять – и туда потянулись люди, приводит пример Ирина Ершова. "Я считаю, что школа – это цементирующий элемент деревни. Разные могут быть времена, но покуда дети здесь, на месте, это держит людей", – считает она.

Закрытая школа в деревне Отрадное

Закрытая школа в деревне Отрадное

"Школа – основа жизни на селе": для одних это аксиома, для других – устаревшее клише. Как бы там ни было, школ в Псковской области становится все меньше, а опустевших, заброшенных поселений – больше.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG