Доступность ссылки

Крымские татары во Второй мировой войне: мифы и реалии


Выставка «Украинская Вторая мировая», стенд про депортацию крымских татар. Киев, сентябрь 2015 года

Выставка «Украинская Вторая мировая», стенд про депортацию крымских татар. Киев, сентябрь 2015 года

Вторая мировая война, потрясшая мир в ХХ столетии, не обошла стороной и сравнительно небольшой крымскотатарский народ, волею судеб уже в который раз оказавшийся в самом жерле войны на своей исконной родине – в Крыму. Не подготовленный должным образом к обороне, брошенный на произвол судьбы частями Советской Армии, Крым (25.10.1941 – 13.04.1944 г.г. ) был вынужден существовать, выживать и бороться в фашистской оккупации. Эта борьба очень дорого обошлась крымскотатарскому народу.

С первых дней войны в Крыму началась массовая мобилизация в ряды Советской Армии. «По переписи 1939 г. в Крымской АССР проживало 1.126.429 чел., из них русских – 558,5 тыс. (49,6%), татар – 218,9 тыс. (19,4%) (перепись учитывала «татар», а не крымских татар), – украинцев 154,1 тыс. (13,7%)».

Крымские татары были призваны в ряды Советской Армии и так же, как представители других народов, проливали кровь на фронтах Второй мировой

До сих пор нет однозначных данных о количестве мобилизованных на фронт крымских татар. По документам национального движения эта цифра составляет около 60 тысяч чел. Некоторые авторы приводят такие данные: из 56 тысяч крымских татар, призванных в ряды Советской Армии, погибло 29 тысяч. Некоторые исследователи озвучивают цифру 20 тысяч крымских татар, призванных из Крыма. В чем причина такого разброса, можно только догадываться, вместе с тем следует отметить, что крымские татары призывались не только в 1941 году, но и в 1938-1940 гг. Все эти призывники нескольких лет продолжали службу и вполне могли составлять 60 тысяч чел, тем более, что часть мобилизованных крымских татар из других регионов СССР, скорее всего, не была должным образом зафиксирована. Этот вопрос еще ждет своего уточнения. Как бы то ни было, крымские татары были призваны в ряды Советской Армии и так же, как представители других народов, проливали кровь на фронтах Второй мировой.

В то же время из Крыма не были призваны в ряды Советской Армии греки, болгары, немцы, итальянцы и другие, как представители стран-сателлитов фашистской Германии. Все это время они оставались в Крыму. Каковым было их участие в крымском подполье, партизанском движении, еще предстоит изучить. Следует отметить, что на просторах советской и постсоветской исторической литературы весьма часто можно встретить миф о 20 тысячах призванных в Красную армию и 20 тысячах дезертировавших крымских татарах. Исследователи предполагают, что эта цифра была вброшена в общество для оправдания депортации крымских татар из Крыма в 1944 году. Во всяком случае Лаврентий Берия в своей докладной Сталину озвучивает именно эти цифры в канун депортации крымских татар из Крыма в 1944 году. Некоторые авторы до сих пор пытаются реанимировать этот абсурдный «факт».

Официальные источники говорят о том, что дезертиры в Крыму были, но не более, чем у представителей других народов, в процентном же соотношении к численности народа это была сравнительно малая цифра. По данным 1944 года, в Крыму дезертиров зафиксировано 479 человек, причем это были не только крымские татары. Согласно справке дезертиры из Крыма, странным образом, появляются только в 1944 году, т. е. в год депортации крымских татар, тогда как в других регионах дезертиры фиксируются начиная с 1941 года.

Вторая мировая война стала удобным поводом для изгнания крымских татар из Крыма

Судя по всему Вторая мировая война стала удобным поводом для изгнания крымских татар из Крыма и реализации давно вынашиваемого царской Россией лозунга: «Крым – без крымских татар!». Для этого годилась и ложь, и мифы, и откровенная клевета в отношении всего народа, и даже выдуманные «20 тысяч дезертиров», опровергнутые статистикой самого же НКВД. Таким образом крымские татары стали безвинными жертвами как войны так и Победы, обернувшейся для них преступной депортацией и гибелью 46,2 % народа. Цель – истребить народ – была поставлена на конвейер.

«Реабилитация» крымских татар по-российски

Попытки реанимировать мифы о сотрудничестве крымских татар с фашистами, обвинения их в несуществующих преступлениях вновь распространяются в Крыму и на просторах российских телеканалов.

В крымских СМИ в августе-сентябре появились сообщения о возобновившемся распространении небезызвестной книги Ширшовых «Книга памяти Восточного Крыма «Просили помнить», обвиняющей крымских татар в сотрудничестве с оккупационными властями в годы войны и оправдывающей их депортацию из Крыма как расплату за это. Книга, запрещенная к распространению в 2013 году, видимо, в новых крымских реалиях становится актуальной...

Не отстают в этом соревновании и «депутаты из Крыма». Ложь в отношении «реабилитированных» Владимиром Путиным крымских татар, некоторые из них распространяют не только в Крыму, но и во всероссийском масштабе. С некоторых пор крымскотатарская тема на российских телеканалах стала своеобразным трендом с негативным посылом, как например передача «Место встречи», вышедшая на «НТВ» в мае этого года.

В одночасье ставшая крымским рупором в Совете федерации России «депутат» Ольга Ковитиди с настойчивостью, достойной лучшего применения, продолжает клеветать и стравливать крымчан в эфире телеканалов и не несет за это никакой ответственности.

«Наша деревня Лаки, откуда я родом, была сожжена вместе с жителями, вместе с грудными младенцами в 1942 году. Кем была сожжена эта деревня? Она была сожжена карателями и предателями из батальона крымскотатарского и была сожжена немцами. Кто совхоз «Красный» сжигал? Предатели, каратели, крымские татары и немцы. Один немец был, остальные – крымские татары», – заявила в эфире телеканала «НТВ» Ольга Ковитиди.

В студии не нашлось человека, который бы ее остановил.

Выступление Ковитиди на «НТВ» по поводу «сожжения» татарами деревни Лаки прокомментировал доктор исторических наук Владимир Поляков:

– Деревню Лаки сожгли оккупанты. Это было воинское подразделение. Число карателей, их национальная принадлежность не известна никому. Как юрист, Ковитиди должна знать, что использование в обвинении упоминания национальной принадлежности обвиняемого – это грубое нарушение закона.

– Есть ли в архивах данные, что деревню сожгли крымские татары?

Таких данных нет, есть справка о том, что деревня сожжена карателями и указывается количество погибших. Совхоз «Красный» никто не сжигал. Там оккупанты расстреливали людей. Какое-то количество охранников было из числа бывших военнопленных, которые перешли к ним на службу. Это были люди самых разных национальностей. В 70 годы в Симферополе был публичный процесс над бывшими охранниками этого концлагеря. Четверо из них были русскими и двое – татары.

Таков комментарий историка, не один год занимающегося военной тематикой Крыма.

Нужна ли «реабилитация» по-российски крымским татарам? «Реабилитация», которая не стоит той бумаги на которой издан этот указ

Российские СМИ без оглядки тиражируют ложь депутата-юриста Ковитиди, во всеуслышание клевещущей на «реабилитированный» указом Путина крымскотатарский народ. Но нужна ли такая «реабилитация» по-российски в исполнении горе-депутата крымским татарам? «Реабилитация», которая не стоит той бумаги на которой издан этот указ, который вовсе не указ чиновникам и депутатам, так «радеющим» за крымских татар...

Партизанское движение в Крыму: триумф или поражение?

«Свыше 19% взрослого крымскотатарского населения, оставшегося после призыва в действующую армию, сражались против гитлеровцев в партизанских лесах и подполье».

Даже те имена крымскотатарских партизан, которые просачивались на страницы прессы и мемуарной литературы, зачастую искажались, чтобы скрыть крымскотатарское происхождение того или иного партизана

Сегодня какую-либо подтвержденную численность все еще предстоит установить. Крым был освобожден в апреле 1944 года, уже в мае 1944 года все крымские татары, в том числе и участники партизанского движения, необоснованно обвиненные в сотрудничестве с оккупантами, были подвергнуты депортации. А коль народ назван «предателем», то по логике властей, у него не может быть героев, партизан и подпольщиков, защищавших свою родину. После такой установки данные о партизанах-крымских татарах, надо полагать, подверглись засекречиванию и фальсификации. Даже те имена крымскотатарских партизан, которые просачивались на страницы прессы и мемуарной литературы, умышленно или нет, зачастую искажались, чтобы скрыть крымскотатарское происхождение того или иного партизана. Например, командир разведгруппы партизанского отряда Севастополь-Балаклава Сейдали АгаевС. Агеев, командир разведгруппы 17 партизанского отряда Северного соединения Сейдали КуртсеитовС. Курсаков, руководитель самой крупной подпольной организации в Симферополе Абдулла Дагджы – дядя Володя, руководитель Феодосийской подпольной организации «Алев» Асие АметоваАся, комиссар Восточного соединения крымских партизан Рефат МустафаевЛагутин, Найле ВелиеваН. Велишева, командир Ялтинского партизанского отряда Южного соединения Сараджадин МенаджиевСергей М. и т. д. В том случае, если за партизанским прозвищем скрывалось крымскотатарское имя, указывалось только это прозвище. Возможно, поэтому суд над нацистскими палачами-убийцами резидента разведотдела Отдельной Приморской армии на Керченском полуострове Алиме Абденнановой (награжденной во время войны орденом «Красного знамени», а в сентябре 2014 года удостоенной звания Героя России) – Дубогреем, Василием Зубом, Николаем Оленченко, Иваном Куприным, Николаем Капотиным и предавшей ее радисткой Ларисой Гуляченко состоялся в 1958 году в Краснодаре, а не в Крыму, где происходили события. Так власти скрывали от крымчан имена патриотов. Ведь если бы суд состоялся в Симферополе, в какой-то степени развенчался бы миф о «крымских татарах-предателях»…

Алиме Абденнанова

Алиме Абденнанова

Миф о сотрудничестве крымских татар с гитлеровцами напрочь опровергает тот факт, что оккупанты за помощь партизанам из 150 деревень, существовавших в Крыму, сожгли 127, из которых 105 были крымскотатарскими.

Цифры и факты

В Крыму за 2,5 года оккупации полностью или частично сожжено 127 населенных пунктов. Без крыши над головой остались 39 089 человек, погибло около пяти тысяч. Больше всего селений сожжено в Карасубазарском (сейчас территория Белогорского) – 26, Красноперекопском – 24, Зуйском (территория Белогорского) – 19, Симферопольском – 13 и Бахчисарайском районе – 12.

Добавим к этому еще несколько фактов:

В деревне Аргын за помощь партизанам расстреляно 120 человек, в деревне Кызылташ и Дегирменкой – 70 человек, в деревне Тав-Бодрак – 62 человек, в татарском квартале Одун-базары города Евпатории – 100 мирных жителей, в деревне Буюк Мускомья – 40 человек и т.д. Этот скорбный мартиролог расстрелов свидетельствует о том, как «сотрудничали» крымские татары с гитлеровцами. А трагедия крымскотатарской деревни Улу-Сала Бахчисарайского района лишь подтверждает весь трагизм ситуации в Крыму.

«...в 1943 году во время оккупации Крыма фашистами в деревню Улу-Сала ворвался карательный отряд гитлеровцев. Два года захватчики не могли овладеть этой деревней, находившейся в зоне действия крымских партизан. Накануне немцы сделали попытку овладеть деревней, но партизаны дали им бой, уничтожив вражеские силы. Фашисты решили взять реванш. Но когда они вошли в деревню, партизан в ней не оказалось. Они ушли в лес. Многие жители тоже ушли с ними, опасаясь мести за содействие партизанам. В деревне остались лишь старики и дети. Согласно акту 21 декабря 1943 года при выходе из деревни, в которой они располагались 19-20 декабря, каратели подожгли дома вместе с находившимися в них жителями. Немецкие злодеи перед своим уходом из деревни загнали советских граждан в подвал… Все люди были связаны. Гитлеровцы облили их бензином и сожгли. Вслед затем был подожжен и дом. Крики несчастных долго раздавались по всей деревне. Из 102 домов, подожженных немцами, удалось потушить только 8. В справке Управления НКВД по Крымской области от сентября 1946 года, о местах массовых убийств советских граждан немецко-фашистскими оккупантами на территории Крыма за 1941 – 1944 годы названа и деревня Улу-Сала Бахчисарайского района, в которой было сожжено 215 жителей».

Такие руководители партизанского движения Крыма, как А.Мокроусов, чтобы скрыть свои ошибки и провалы перед руководством, обвиняли жителей крымскотатарских деревень в пособничестве гитлеровцам

Однако такие руководители партизанского движения Крыма, как А.Мокроусов, чтобы скрыть свои ошибки и провалы перед руководством, обвиняли жителей крымскотатарских деревень в пособничестве гитлеровцам и вызывали с Большой земли самолеты для бомбежки горных деревень. Таким образом, оклеветанные мирные жители деревень оказались перед лицом смерти с обеих сторон. В такой же ситуации оказывались и отдельные партизаны. Согласно документам национального движения крымских татар, за голову легендарного партизана-разведчика Бекира Османова немецкое командование назначило награду 100 тысяч рейхсмарок, а руководство партизанским движением трижды отдавало приказ о его ликвидации.

Османов Бекир (1911-1983 гг.) сражался в Куйбышевском партизанском отряде, который был разгромлен немцами в середине ноября 1941 года, сражался в Акмечетском и Севастопольском отрядах, был разведчиком по заданиям Крымского штаба и ЦШПД в Москве. В 1941-1942 гг. имя партизана Бекира было широко известно, немцы организовали охоту за ним, но Бекир оказался неуловимым. Чудо неуловимости его заключалось в том, что он хорошо знал местность – горы и леса Южного Крыма. Кроме того, Бекира хорошо знало местное население, которое поддерживало его. За период нахождения в лесу трижды отдавался секретный приказ о расстреле Османова. Третий приказ был отдан командиру Севастопольского партизанского отряда Митрофану Никитичу Зинченко, который отказался его выполнить и предупредил, что будет убит каждый кто попытается такой приказ выполнить. В отместку Зинченко был направлен на операцию в Румынию, в которой он, по мысли заказчиков, должен был погибнуть. Сын Бекира Османова так пишет о завершении партизанской деятельности отца: «Подорвавшись на мине, в тяжелом состоянии на самолете Османов был вывезен на Большую землю, долгое время лежал в госпитале, в Сухуми». 18 мая 1944 г. Бекир Османов вместе с народом был загнан в скотские эшелоны и прибыл к месту высылки в колхоз «Пахта учун кураш» (Узбекистан).

Дважды Герой СССР Амет-Хан Султан

Дважды Герой СССР Амет-Хан Султан

В крымском подполье

С первых дней оккупации в городах и поселках Крыма развернулась подпольная борьба против нацистского режима и установленного им «нового порядка»

С первых дней оккупации в городах и поселках Крыма развернулась подпольная борьба против нацистского режима и установленного им «нового порядка». Одной из самых крупных по численности считалась подпольная группа Абдуллы Дагджы (подпольное прозвище «Дядя Володя»), совершавшая диверсии на железных дорогах и военных объектах, освобождавшая военнопленных, добывавшая оружие для партизан. Группа Абдуллы Дагджы была арестована в 1943 году из-за предательства провокаторов Зои Мартыновой и Татьяны Андреевой. Часть патриотов гестаповцы повесили, часть расстреляли в совхозе «Красный», в том числе родных и близких Абдуллы Дагджы. Из-за предательства радистки Ларисы Гуляченко была арестована резидент советской разведки Отдельной Приморской армии на Керченском полуострове Алиме Абденнанова. Все участники разведгруппы – 7 человек, родные и близкие Алиме Абденнановой, были расстреляны. После нечеловеческих пыток в Симферополе также была расстреляна сама Алиме.

Валентин Корабельников, генерал армии, Герой России, начальник главного разведывательного управления Генерального штаба ВС РФ (1997-2009г.):

«Провал группы произошел в силу целого ряда обстоятельств, но прежде всего по причине предательства. Как это ни странно, именно радистка, которая была выброшена вместе с Алиме не выдержала допросов в зондеркоманде и выдала группу».

В апреле 1943 года были схвачены 30 членов Карасубазарской подпольной группы во главе с Ибраимом Боснаевым (прозвище Сорокин). После пыток все они были расстреляны. Такие подпольные группы действовали во многих населенных пунктах Крыма.

В антифашистской подпольной деятельности в Крыму принимали непосредственное участие актеры крымскотатарского театра Решад Асанов, Эдем Ниметулла, композитор Абибулла Каври (руководитель подпольной группы), певица Сабрие Эреджепова, режиссер Али Теминдар, композитор Ильяс Бахшиш, ответственный секретарь журнала «Совет эдебияты» («Советская литература») Осман Батыров. Многие из них были схвачены гестаповцами и расстреляны.

На фронтах войны погибло 12 крымскотатарских писателей. Это половина тогдашнего состава крымскотатарских писателей.

Гитлеровцы организовывали свой порядок в Крыму. Для этого в крупные крымские города они назначали бургомистров. Вот фамилии лишь некоторых из них: Симферополь – Севастьянов, Севастополь – Супрягин, Керчь – Токарев, Феодосия – Грузинов, Ялта – Мальцев, Карасубазар – Эреджепов.​

Герой СССР Абдураим Решидов

Герой СССР Абдураим Решидов

Крымскотатарские фронтовики: победители или жертвы беззакония?

После освобождения Крыма в апреле 1944 года состоялся массовый призыв юношей, за годы войны достигших 18 лет и старше, но это был уже призыв не в действующую, а в трудовую армию (трудовые колонны). Эти призывники были использованы в качестве рабочей силы на шахтах Тулы, Рыбинского водохранилища, строительстве Гурьевского нефтеперерабатывающего завода. Размещали их в казармах, где до этого содержались военнопленные, но главная цель этого призыва из Крыма, можно предположить, все же была несколько иная. Власти накануне депортации крымских татар, вероятно, стремились зачистить Крым от крымскотатарских мужчин, за годы войны достигших совершеннолетия и которые теоретически, по их мнению, могли оказать сопротивление запланированной депортации.

18 мая 1944 года, всего через месяц после освобождения Крыма, все крымские татары, в основном дети, старики, женщины под дулами автоматов в телячьих вагонах были высланы из Крыма в Среднюю Азию, Урал и другие отдаленные регионы СССР, где за первые 1,5 года нахождения в условиях спецпоселений от голода и болезней умерло 46,2%, но этим дело не завершилось.

В 1944-1946 гг. в Крыму стали стихийно образовываться группы крымских татар из числа демобилизованных боевых офицеров и рядовых, которые протестовали, требуя возвращения своих семей

Несмотря на запреты и препятствия, часть демобилизованных крымскотатарских фронтовиков стала возвращаться в Крым уже после 18 мая. Несомненно, увиденное в Крыму их поразило. Проливавшие свою кровь на фронтах, они не могли смириться с произошедшей вопиющей несправедливостью. В 1944-1946 гг. в Крыму стали стихийно образовываться группы крымских татар из числа демобилизованных боевых офицеров и рядовых, которые протестовали, обращались в военкоматы и органы власти, требуя возвращения своих семей. Об этом свидетельствуют и разрозненные публикации в прессе разных лет. Власти в Крыму не были готовы к такому повороту событий. О судьбе некоторых из них рассказывает военный повар Джуневтов Асим, скрывший свое национальное происхождение и некоторое время еще прослуживший в Крыму. После 18 мая прошел какой-то срок и, он получил приказ ехать помощником в командировку к военным строителям на Ай-Петри.

«Утром рано я поднялся, чтобы кипятить чай... Рядом... на Ай-Петри был с правой стороны сосновый лесок. Я туда пошел за дровами. В это время подъехали закрытые брезентом машины. С этих машин сошли люди в военной форме, погоны оторваны, ремни сняты, глаза завязаны и руки завязаны назад. Все они были босиком. Их погнали в сторону от леска, к самому обрыву над Ялтой. Я их считать стал – 25 человек, все в офицерской форме. И против них строились автоматчики. Я понял, что их стрелять будут, командовал один полковник... ...я отвернулся, а когда повернулся лицом, людей уже не было, автоматных очередей не слышал, наверное их толкали, там очень большой обрыв.

Пошел к котлу, ко мне подошли два солдата, просили пить. Я дал им чай холодный, они пили, стал спрашивать, кто они были?

Крымские татары, офицеры, стали требовать свою семью, подняли шум в Симферополе, их там арестовали, сразу приговорили к расстрелу. Это было в 1944 году в июне или в июле».

Автор книги «Крымские татары с древнейших времен до наших дней» С. Таиров сообщает о подобных расправах над крымскотатарскими фронтовиками в деревне Корбек (Алушта), между Гаспрой и Мисхором, близ деревни Топлы. В Судакском районе близ деревни Туак группу крымских татар офицеров взорвали вместе с машиной.

«...в 1945 году крупная группа средних и старших офицеров-крымских татар (300-400 чел.) собралась в Симферополе. Они требовали возвращения их семей в Крым. Дело дошло до Москвы, из ЦК партии пришло распоряжение отправить всю группу временно в какой-нибудь санаторий на Южном берегу... Так и сделали, а затем состоялось обычное «решение проблемы». Свидетелем исполнения которого оказался вполне конкретный человек, военный шофер Гриша: «Была глубокая ночь, мы не зная для чего, остановились у здания санатория, в машины стали грузить каких-то людей, охрана была такая, что у каждого из этих людей был поставлен охранник и каждый вел своего. Я услышал только, что мы едем в какое-то (дере) ущелье. С нами никто не разговаривал. По приезду в это дере, выгрузив людей, мы стали отъезжать. Моя машина была последней, когда стал отъезжать, я услышал частые автоматные очереди, услышали это и другие водители. Людей, которых казнили, было приблизительно человек 400».

Герой СССР Фетислям Абилов

Герой СССР Фетислям Абилов

Для того, чтобы восстановить истинную картину событий тех лет, осветить и поныне существующие «белые пятна» военных и послевоенных событий в Крыму, необходимо рассекретить архивы, с которых еще не снят гриф секретности. Героическая судьба павшей от рук нацистов и их пособников резидента разведотдела Алиме Абденнановой была восстановлена именно благодаря заговорившим архивам и кропотливой работе доктора исторических наук В. Лота, имеющему доступ к этим архивам. Спустя 70 лет А. Абденнановой посмертно было присвоено звание Героя России, но сколько безвестных героев, отдавших свою жизнь за Родину, за родной Крым, ждут еще своего часа.

«20 военнослужащих из числа крымских татар были представлены к званию Героя, четверо из них были представлены дважды. Среди небольших по численности народов СССР это уникальный случай. Среди жителей Крыма других национальностей случаев представления дважды к званию Героя Советского Союза не имеется. Из 24 представлений крымских татар к званию Героя в 18 случаях (75%) высшую награду заменили орденом. Для сравнения: среди представителей других этнических групп Крыма, которые составляли 85% мобилизованных, только 12 замен звания Героя на орден.

Из числа крымских татар удостоились звания Героя: Амет-Хан Султан (дважды), Абдуль Тейфук, Абдураманов Узеир, Решидов Абдураим, Сейтвелиев Сеитнафе, Абилов Фетислям»​, – констатирует в своих исследованиях крымский ученый Р.Къуртсеитов.

Дилявер Осман, крымский политический журналист и писатель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG