Доступность ссылки

Клинтон VS Трамп: чего ждать России и Крыму от нового президента США


Хиллари Клинтон (л) и Дональд Трамп (п)

Хиллари Клинтон (л) и Дональд Трамп (п)

Вот-вот станет известно имя 45-го президента США. Как может измениться вектор внешней политики страны, изменится ли отношение к России после выборов и может ли будущий американский президент признать аннексию Крыма? Об этом говорит директор Евразийской программы неправительственной организации Development Transformations Алекс Григорьевс.

Еще до объявления себя кандидатом в президенты США в 2014 году миллиардер Дональд Трамп хвалил Владимира Путина за умную оккупацию украинского Крыма, стартовавшую сразу после Олимпиады в Сочи. В августе 2015-го республиканец подчеркнул, что вопрос Украины остается проблемным в отношениях между США и Россией, однако Трамп считает, что этим должна заниматься Европа – в частности, Германия. Трамп и Путин неоднократно обменивались взаимными комплиментами. В весенней программной речи американский миллиардер заявил, что хотел бы наладить отношения с Россией. В августе он заявил, что большинство жителей Крыма сделали выбор в пользу России, и США должны это учитывать. Отвечая на уточняющий вопрос журналиста о готовности Трампа признать захваченный Крым частью России, он в очередной раз повторил, что готов рассмотреть этот вопрос. После шквала негативных комментариев со стороны СМИ и политиков Трамп признал Крым частью Украины.

Демократ Хиллари Клинтон придерживается жесткой политики в отношении России. На протяжении всей избирательной кампании штаб Клинтон неоднократно критиковал республиканца Дональда Трампа за его скандальные заявления относительно возможного признания российской аннексии Крыма. Клинтон планирует продолжить политику осуждения России. Осенью 2015-го в Вашингтоне Клинтон призвала ужесточить политику в отношении России за оккупацию украинского Крыма. Сразу после аннексии полуострова Клинтон сравнивала Путина с Гитлером. В целом ее заявления похожи на позицию действующего президента США Барака Обамы.

На нынешних выборах наблюдается борьба не концепций, а личностей, фигур, а не партий. И возможная победа и президентство Хиллари Клинтон будут попыткой вернуть американцам уважение к традиционной политике. Президентство Трампа было бы попыткой придать политический смысл эмоциональному выбору американцев. Сейчас хочет победить не Америка традиции, но Америка простых решений.

– С нами на связи директор Евразийской программы неправительственной организации Development Transformations Алекс Григорьевс. Алекс, кажется ли вам, что нынешние выборы – выборы в совсем иной Америке, нежели это было еще недавно?

Григорьевс: Конечно. Произошел какой-то тектонический сдвиг. С одной стороны, эти выборы можно рассматривать как соревнование истеблишмента, который представляет Клинтон, и тех, кто не в истеблишменте – их представляет Трамп. Но это очень примерное представление. Мы имеем дело с достаточно плохими кандидатами. Но если Клинтон, по крайней мере, опытный политик и, грубо говоря, не натворит делов, то Трамп – вообще кандидат аховый. То, что он смог зайти так далеко – некоторая ненормальность нынешней политической ситуации в Америке.

– Как получилось, что Дональд Трамп, который всегда был олицетворением истеблишмента, другом семьи Клинтон и считался своим на Капитолийском холме, воспринимается обычным избирателем в качестве некого бунтаря, разрушителя устоев?

То, что Трамп смог зайти так далеко – ненормальность нынешней политической ситуации в Америке

Григорьевс: Это парадокс, объяснить который очень трудно. Лозунг Трампа – «Победим систему». И то, что элита республиканцев противилась выдвижению Трампа, сыграло ему на руку, помогло играть роль бунтаря, причем бунтаря в своей же партии. Многие республиканцы, с которыми я общался, говорили, что будут рады, если Трамп проиграет, и отрыв будет большим. Потому что это потребует реформ в партии, чтобы сделать повторение ситуации с Трампом невозможной.

– Многие утверждают: кто бы ни стал президентом, серьезных изменений в системе он не совершит, потому что его связывают по рукам и ногам Конгресс, независимые медиа, судебные институции. Может ли президент стать разрушителем системы в США?

Григорьевс: Разрушителем – вряд ли, поскольку вся американская демократическая система построена на сдерживающих механизмах и противовесах. Барак Обама избирался именно как президент, который совершит революции. Революции не получилось, хотя он очень много сделал. Например, ввел систему всеобщего медицинского обслуживания, которой долго не было. Но его избиратели разочарованы, потому что ожидаемого слома системы не получилось. Дело в том, что от резких движений президента удерживает Конгресс. Если президентом станет Клинтон, Палата представителей останется преимущественно республиканской, а в Сенате возможны равные фракции. Тогда председатель Сената, а это вице-президент США, будет иметь решающий голос. Но возможны и другие варианты. Фактически Конгресс и обе палаты будут иметь очень большое значение в сдерживании президента.

– По словам политолога Андрея Коробкова, не стоит утверждать, что в Кремле ожидают победы Трампа, поскольку он слишком непредсказуем. С другой стороны, Клинтон изначально негативно заряжена по отношению к Путину, и лучше иметь предсказуемого врага. А как вообще получилось, что в России впервые с советских времен так очевидно ставят на одного из претендентов на пост президента США?

В случае победы Трампа стоит ожидать усиления изоляционизма

Григорьевс: Думаю, это отражает мифологизированность, роль конспирологических теорий и эмоциональных конструктов в российской политике. Когда нет собственной политики – а в России ее практически нет, и все предсказуемо, – приходится заниматься чужой политикой. Почему-то в России считают, что Трамп – чуть ли не простой рабочий парень, похожий на российских якобы рабочих парней. Что весьма далеко от реальности. Что до Клинтон, она достаточно работала с Россией, чтобы лучше многих других американцев понимать, с кем имеет дело. Например, бывший посол США в России Майкл Макфол консультировал и Барака Обаму, и Хиллари Клинтон. Более дружественно изначально настроенного к России человека трудно представить. Но, когда он оказался там послом – ни один посол не подвергался в России такой травле, как Макфол. Надеюсь, это излечило его от любви если не к России и ее народу, то хотя бы к истеблишменту. Теперь эти опытные люди будут создавать политику США по отношению к России. Естественно, там этого побаиваются. Однако, в отличие от российских политиков и Трампа, Хиллари Клинтон политик очень опытный и вряд ли будет бросаться в крайности. Думаю, с ее стороны мы будем видеть последовательную политику с позиции силы, еще более сильную поддержку со стороны НАТО. Думаю, в случае победы Клинтон стоит ожидать усиления международной роли США. В случае победы Трампа стоит ожидать усиления изоляционизма – что тоже вполне в рамках американской традиции, обычно эти подходы чередуются. Например, считалось, что президент Буш-младший будет таким изоляцинистом и сосредоточится больше на внутренней политике. И, наверное, он был бы им, если бы не 11 сентября.

– Изоляционизм в американской политике обычно приводит к сдвигам в экономике – как пишет один из западных экспертов, возможный изоляционизм Трампа мог бы стать причиной долговременного периода низких цен на нефть из-за изменения самой экономической картины мира и потребности в сырье. Для России это опаснее, чем любая конфронтация с Вашингтоном.

Григорьевс: Что такое изоляционизм в современном мире? Для Америки, наверное, это просто чуть меньше разговоров о международной политике и чуть больше внимания собственным интересам. Экономика настолько глобальна, что об изоляционизме в полном смысле слова и речи быть не может.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG