Доступность ссылки

На днях появились новые подробностях ареста трех крымчан по обвинению в диверсионно-террористической деятельности и службе на украинскую разведку. Как развивается дело и что удалось узнать адвокатам и родственникам арестованных? Об этом говорим с адвокатом Дмитрия Штыбликова – Александром Попковым, братом Дмитрия Штыбликова – Алексеем Штыбликовым, экспертом Крымской правозащитной группы – Ольгой Скрыпник, а также бывшим главой энергетических программ центра «Номос» – Михаилом Гончаром.

Через 5 дней после задержания севастополец Дмитрий Штыбликов дал показания и на камеру признался в том, что сотрудничал с украинской разведкой. Видео допроса опубликовала ФСБ. Эксперты заметили монтажную склейку, после которой мужчина говорит, что собирал конкретную информацию, в частности, по дислокации и организации новых частей Вооруженных сил России на территории Крыма. Адвокат Дмитрия Штыбликова, Александр Попков, заявил, что не может попасть к своему подзащитному, и предположил: показания тот мог давать под давлением. Второй задержанный, Алексей Бессарабов, на видео признается, что является украинским военнослужащим с журналистским образованием. Непосредственно о подготовке диверсионных актов на территории Крыма ничего не говорится. Третьего задержанного, Владимира Дудку, заставили давать показания угрозами в адрес семьи – об этом Крымской правозащитной группе заявила его адвокат Оксана Железняк. Всех троих ФСБ обвиняет в подготовке диверсии и сотрудничестве с разведкой Минобороны Украины. В киевском ведомстве эту информацию опровергли. Дмитрий Штыбликов и Алексей Бессарабов до аннексии Крыма работали военными экспертами в центра «Номос», Владимир Дудка – капитан второго ранга запаса, в прошлом капитан корабля радиоэлектронной разведки. Это уже второе задержание за последние три месяца: в начале августа ФСБ России заявила, что поймала группу диверсантов. Позже задержанные Евгений Панов и Андрей Захтей признались в подготовке терактов в Крыму. Власти Украины обвинение Москвы назвали провокацией российских спецслужб. Правозащитники говорят, что показания могли давать под давлением. В Киеве общественные активисты, журналисты, эксперты начали сбор подписей под обращением с требованием прекратить задержания в Крыму. Глава Меджлиса Рефат Чубаров связывает задержание очередной группы так называемых диверсантов в Севастополе с желанием России ослабить санкции.

– С нами на связи адвокат задержанного Дмитрия Штыбликова – Александр Попков. Александр, расскажите о подробностях дела Дмитрия. Какова позиция защиты? Соблюдаются ли права задержанного?

Четвертый день я играю в казаки-разбойники со следствием. Гоняюсь за следователями, встречаюсь с ними, пытаюсь им дозваниваться, чтобы меня допустили к делу

Попков: Увы, никаких достоверных сведений о деле у меня нет. Я не допущен к делу. Четвертый день я играю в казаки-разбойники со следствием. Гоняюсь за следователями, встречаюсь с ними, пытаюсь им дозваниваться, чтобы меня допустили к делу. В воскресенье мне удалось вручить следователю ордер и удостоверение, заявление о допуске. Ответа я не получил, мой допуск так и не был оформлен. При этом следователь, которого я случайно увидел у здания ФСБ, сообщил, что подзащитный Штыбликов якобы отказался от меня. У меня нет оснований верить следователю. Официального отказа я не видел. Человек, который находится во власти следователей, к которому невозможен доступ нормального независимого адвоката, может подписать что угодно.

Александр Попков

Александр Попков

– Как вы прокомментируете видео ФСБ с признательными показаниями Штыбликова и Бессарабова?

Попков: С ними можно записать любое видео. Потому что у них нет квалифицированной юридической помощи, непонятно, кто защищает их интересы,а следователи упорно противодействуют допуску адвокатов, которых просят допустить родственники.

– Какие основные нестыковки в версии следствия?

Обвинять Штыбликова в том, что он хотел совершить какие-то теракты в Севастополе, где живут его родные, – это низший уровень военной разведки и шпионажа

Попков: Мне сложно озвучивать позицию защиты, поскольку я не знаю мнения моего клиента. Дмитрий Штыбликов – замечательный аналитик, закончил военное училище, служил в воинской части, в Вооруженных силах Украины. При этом с военной службы он уволился в 2005 году, остался жить в Крыму. Работал на гражданской службе, был аналитиком по различным социальным, общественным, политическим вопросам. Вся его семья здесь, именно потому он не уехал после аннексии Крыма. Это было тяжелое вынужденное решение. И теперь обвинять его в том, что он хотел совершить какие-то теракты в Севастополе, где живут его родные, помогать неким враждебным силам проводить диверсионную работу – это низший уровень военной разведки и шпионажа.

– С нами на связи брат Дмитрия Штыбликова – Алексей Штыбликов. Алексей, что вы думаете о сложившейся ситуации? Есть ли у вас доверие к следствию?

Штыбликов: Они, как обычно, ведут дело по трафарету. Родственников к Дмитрию не пускают, адвоката не пускают, на брата явно оказывается давление. Учитывая, что вся семья находится в Крыму, под этим давлением можно оговорить и себя, и кого угодно.

– ФСБ опубликовала странное видео с обыском у одного из задержанных. Большая его часть лишена звука. Демонстрируется изъятое оружие, вообще-то являющееся снаряжением для игры в страйкбол. О чем может говорить эта история?

Нужен был предлог. Нужно было снять картинку. Выбить из людей все, что нужно, получить погоны и ехать дальше

Штыбликов: На телеканале «Дождь» уже был репортаж. Все, что они показали, осталось в квартире – все эти игрушки. О чем говорить? Нужен был предлог. Нужно было снять картинку. Выбить из людей все, что нужно, получить погоны и ехать дальше.

– Ввести зрителя в заблуждение очень легко, показав по центральным каналам «оружие», которым якобы должны были делаться диверсии в Крыму. Зачем раздувается эта история?

Штыбликов: Не знаю, но считаю, что это продолжением августовской истории с диверсантами. Дело затихло, а отчитываться же надо. Взяли тех, кто был «на карандаше». Дальше – быстрое выбивание показаний. Схема известная. Все это игрушечное оружие показали исключительно в пропагандистских целях.

– С нами на связи экс-глава энергетических программ центра «Номос» Михаил Гончар. Михаил, что вы думаете об обвинениях в адрес ваших бывших коллег?

Все это дело – тотальная фальсификация в стиле НКВД 1930-х годов. Конечно, по сюжету должно было последовать признание

Гончар: Вчера мы с коллегами провели брифинг в Украинском кризисном медиа центре. Несомненно, все это дело – тотальная фальсификация в стиле НКВД 1930-х годов. Конечно, по сюжету должно было последовать признание. Почему все это происходит? Нынешняя ситуация в Крыму, в преддверие зимы, демонстрирует, что все обещания Путина с Керченским мостом и энергомостами, далеки от реальности. Такие проекты не делаются столь быстро. Придут холода – и так называемая энергосистема Крыма просто не выдержит. Будут отключения, возможно, блэкаут. Кто виноват? Москва, Кремль, царь? Нужны стрелочники, диверсанты, шпионы, изменники. Они назначены. По каким признакам, понятно. Полное названия центра «Номос», с которым сотрудничали Бессарабов и Штыбликов – Центр изучения геополитических проблем и содействия евроатлантическому сотрудничеству Черноморского региона. Центр занимался изучением проблематики Черноморского региона – от военно-политических, экономических отношениях до энергетики. Издавалось специальное ежеквартальное издание «Черноморская безопасность». Дмитрий Штыбликов руководил международной программой, был одним из моторов этого издания. Алексей Бессарабов – заместитель главного редактора. Они оба из редакционной коллегии, журнал во многом делался именно их руками, умом. Деятельность центра носила абсолютно открытый характер.

– На признательном видео говорится, что задержанные собирали разведывательные данные для центра «Номос». Это возможно?

Гончар: Это бред. Собирать информацию – понятие очень широкое. Вот вы готовите обычную статью о разведении коз и овец. Вы же будете собирать информацию? Это вполне естественная процедура. А то, что приписывают задержанным, звучит абсурдно на фоне найденного игрушечного оружия. Это просто смешно. Дальше – эскалационный сценарий. Думаю, этим дело не ограничится. Сейчас ФСБ в Севастополе очень пристально занимается разного рода сектантами. Якобы их много развелось, они организованы и представляют угрозу. Не исключено, что следующие диверсанты и террористы будут найдены именно в этой среде. Поимка врагов, шпионов должна стать все более массовой.

– Алексей, что вы намерены предпринимать для защиты брата?

Штыбликов: Адвокат брата до сих пор не может к нему пробиться. Представляю, какое давление должно оказываться на Дмитрия, чтобы он отказался от адвоката, еще ни разу с ним не встретившись.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG