Доступность ссылки

В Москве 16 ноября были проведены обыски в государственной компании «Роснано», которую возглавляет Анатолий Чубайс – «отец российской приватизации» и знаковая фигура, с которой связано начало экономических реформ в России 1990-х годов. На эту новость крайне нервно отреагировали все российские медиа и многие пользователи соцсетей. И хотя позже выяснилось, что «Роснано» в деле, по которому проводились обыски, является пострадавшей, а не обвиняемой стороной, нервозность реакции выдает общее настроение, наблюдаемое в России с момента заключения под стражу, а позже – препровождения под домашний арест министра экономического развития страны Алексея Улюкаева: эксперты ожидают развития атаки на тех, кого в российской власти принято называть «системными либералами».

Эксперты: Кремль нуждается в нагнетании страха, а работа на власть теперь не спасает от преследований

Газета «Ведомости» со ссылкой на «высокопоставленного сотрудника одной из силовых структур» сообщила 16 ноября, что, кроме Алексея Улюкаева, спецслужбы следили за несколькими членами кабинета министров и их подчиненными: «мишенями разработки были еще вице-премьер Аркадий Дворкович, помощник президента Андрей Белоусов (оба публично выступали против продажи «Башнефти» в руки «Роснефти», Белоусов даже назвал это «глупостью»), а также Тарасенко (директор департамента Минэкономразвития Оксана Тарасенко – Данила Гальперович) и помощник Шувалова (первого вице-премьера Игоря Шувалова – Д.Г.) Марина Романова».

В то же время многие российские издания написали о том, что к задержанию Алексея Улюкаева прямо причастен высокопоставленный сотрудник ФСБ и глава службы безопасности компании «Роснефть» Олег Феоктистов. Ранее его же называли основным организатором ареста губернатора Кировской области Никиты Белых. Руководителем компании «Роснефть» является Игорь Сечин – один из наиболее приближенных людей к президенту России Владимиру Путину, которого критики Кремля называют инициатором разгрома компании ЮКОС и последовательным недругом либеральных чиновников в российской власти. Олега Феоктистова и его подчиненных из Управления собственной безопасности ФСБ издание New Times в одной из своих публикаций называло «сечинским спецназом».

Таким образом, наблюдатели в России сходятся на том, что Игорь Сечин, находящийся в санкционном списке США с 2014 года, мог участвовать в организации атаки на либеральное крыло российского кабинета, точно так же, как он организовывал атаку на бизнес Михаила Ходорковского 13 лет назад.

Однако другие комментаторы считают, что не Игорь Сечин, заручившись поддержкой Владимира Путина, начал эту атаку: наоборот, сам президент России решил силовым образом повысить напряжение внутри российской элиты и устроить ей своеобразную проверку на лояльность перед приближающимися президентскими выборами 2018 года – в которых, как считают многие в Москве, Путин намерен принять участие и выдвинуться на четвертый срок.

Андрей Солдатов: Путину нужны аресты, он живет в мире угроз

Конфликт можно было решить без ареста, но, очевидно, Путину нужны аресты – сначала губернаторов, теперь министра

В частности, так считает Андрей Солдатов – эксперт по российским спецслужбам и главный редактор вебсайта «Агентура.ру». По словам Андрея Солдатова, в случае с задержанием и домашним арестом министра Улюкаева «не надо думать, что Путин был поставлен перед фактом». Наоборот, Владимиру Путину, как утверждает эксперт, «нужны адресные репрессии, повод – вторичен». «Такой конфликт (вокруг Алексея Улюкаева – Д.Г.) можно было решить без ареста, но, очевидно, Путину нужны аресты – сначала губернаторов, теперь министра. Конечно, Сечин мог угадать тренд и прийти с предложением подставить Улюкаева, но тренд все равно задан Путиным», – говорит Андрей Солдатов.

Зачем эти аресты понадобились главе российского государства? Эксперт полагает, что это – продолжение выбранного Кремлем ранее курса: «С 2015 года мы видим почти ту же картину – шпиономания и адресные репрессии против элиты. В мобилизованном обществе ему нужен другой уровень контроля, видимо, по крайней мере, ему так кажется, а дальше обычные причины – грядущие выборы, ухудшающаяся экономическая ситуация и прочее. Они же живут в мире угроз».

Может ли ФСБ, которая действовала в случае с задержанием Алексея Улюкаева, действовать как самостоятельная политическая сила? Андрей Солдатов уверен, что нет: «То, какую роль тут получила ФСБ, по моему мнению, означает конец проекта «новое дворянство». Теперь силовики – только инструмент, не больше и не меньше. Они не инициаторы скандала, они – инструмент, это та роль, что была у КГБ СССР, и Путин постепенно возвращает «новое дворянство», каким спецслужба уже себя считала, к состоянию КГБ при Политбюро».

Эксперт уверен, что репрессии против отдельных представителей правящей в России элиты будут продолжены.

Владислав Иноземцев: «некоррупционеров» в российской власти нет

Экономист, член научного совета Российского совета по международным делам Владислав Иноземцев считает, что вследствие силового давления на экономическую часть российского правительства инвестиционный климат в России будет ухудшаться и дальше: «В принципе, вменяемые инвесторы и так понимают, что ловить в России нечего, но если это им будет еще раз показано, то это усугубит ситуацию».

Я не думаю, что хоть один человек в российском руководстве является не коррумпированным

При этом Владислав Иноземцев, последовательный критик нынешней российской системы, уверен, что те либеральные экономисты, которые продолжают работать с российским политическим руководством, не могут остаться не задетыми коррупцией, сильно развитой в органах власти России: «Даже если мы вспомним команду Егора Гайдара, то мы увидим, что достаточно большое количество людей, к ней принадлежавших, в определенный период ушли из власти из-за того, что поняли: страна идет не туда, и коррупционный элемент, местничество и злоупотребления достигли таких размеров, что быть в этой среде и оставаться чистым нельзя. Я не думаю, что хоть один человек в российском руководстве является не коррумпированным. Сама идея коррупции настолько глубоко сидит в «вертикали власти», что без причастности к ней в этой власти просто не живут, тем более так долго. Либерал он или силовик – в этом нет никакой разницы. Если человек сидит во власти и участвует в тех процессах, которые происходят там последние 15 лет, он для меня является потенциальным преступником».

Дело Улюкаева прокомментировал американский политолог и юрист Александр Беркович (Нью-Йорк).

Улюкаев, как министр экономического развития, является либералом только в очень развернутом смысле этого слова

«Говорить о том, что Дмитрий Медведев или какая-то группа людей, окружающих Медведева, является противовесом Владимиру Путину – это иллюзия. – считает Беркович, – Потому что, если бы они были противовесом, их бы в правительстве уже не было. Может быть, формально они выражают не совсем приказные взгляды для публики, чтобы показать, что российское правительство и государство является свободным, но в реальности они все танцуют под одну дудку. Нельзя путать форму с содержанием. Когда мы говорим о либералах, можно вести речь о таких людях, как Навальный, ныне покойный Немцов или какие-то другие фигуры, которые имеют какое-то значение для либерального движения. Улюкаев, как министр экономического развития, является либералом только в очень развернутом смысле этого слова. Поэтому я бы не говорил о борьбе между либералами или консерваторами. Скорее всего, это просто борьба за власть, за более сильные позиции внутри Кремля, – и та поддержка, которую имел нынешний министр, видимо, ослабла».

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG