Доступность ссылки

«Умники рассказывают, кто и когда проиграл Крым» – экс-командующий ВМС Украины


Экс-командующий Военно-морскими силами Украины, вице-адмирал Сергей Гайдук

Экс-командующий Военно-морскими силами Украины, вице-адмирал Сергей Гайдук

«Когда все это произошло, нас вывезли в горы, чтобы не было конфликтов и шантажа родными. У нас не было даже мысли, что мы не вернемся домой: в чем стояли, в том и уехали», – так вспоминает последние дни, проведенные в Крыму, супруга вице-адмирала Сергея Гайдука Наталья. Рука об руку с мужем-моряком она 13 раз переезжала с места на место, но только Крым весной 2014 года пришлось покидать секретно, под видом похоронной процессии. Админграница между Крымом и украинским материком: две машины, траурные венки, черный платок на голове, на руках любимица-собака – это «маленькая военная операция по эвакуации семьи» на тот момент уже командующего Военно-морскими силами Украины Сергея Гайдука.

Сергей Гайдук и его жена Наталья познакомились в Севастополе, тогда он учился в Черноморском высшем военно-морском училище. После учебы уехали служить на север, а после развала СССР приняли решение: «едем на Родину». В ноябре 2016 года, за чаем, на кухне киевского общежития, вспоминают о том, как сложилась жизнь: из Севастополя, через Киев, снова в Крым, потом аннексия, Одесса и вновь Киев.

«Путь был тяжелый и славный»

В начале 90-х Сергей вернулся в Севастополь с семьей, служил в составе уже украинского флота. Вспоминает, что в тот момент внимания и уважения к украинским морякам не было ни на улице, ни в кабинетах власти. Общество многое позволяло, руководство – допускало.

У нас есть умники, которые рассказывают, кто и когда проиграл Крым, но мы его и не выигрывали. Мы в Крыму проиграли умы людей, а государство, зная об этих проблемах, ничего не делало

«Вспоминаю 1993 год: я – молодой капитан третьего ранга, еду в общественном транспорте, а с меня какие-то людишки пытаются сорвать погоны, шевроны, эмблемы Военно-морских сил Украины с криками «А, хохол!». Мне иногда приходилось защищать свою честь, и в офицерском звании драться. У нас есть умники, которые рассказывают, кто и когда проиграл Крым, но мы его и не выигрывали. Мы в Крыму проиграли умы людей, а государство, зная об этих проблемах, ничего не делало», – говорит Сергей Гайдук.

В тот момент Крым и Севастополь «бредили Россией», ситуация не изменилась и к 2013 году, считает Гайдук. По его мнению, результат российской зависимости в умах крымчан – захват Крыма, который стал бы невозможным, если бы жители полуострова в своем большинстве поддержали Украину.

Как вспоминает Сергей Гайдук, 25 декабря 2013 года в Севастополе прошла традиционная новогодняя встреча «дружеских флотов». Украинские, российские моряки и их семьи собрались за праздничным столом, улыбались, говорили тосты, предвкушали грядущий праздник. Этот год, как и предыдущие годы, вооруженные силы в Украине находились в состоянии реформы.

«На мой взгляд, реформы нарушили систему управления, упала готовность вооруженных сил, плюс политиканство и пророссийские назначения. Был на должности Саламатин (Дмитрий Саламатин, министр обороны Украины с 8 февраля 2012 по 24 декабря 2012 годы, член СНБО Украины с 17 февраля 2012 по 24 декабря 2012 годы – КР), Лебедев (Павел Лебедев, министр обороны Украины с 24 декабря 2012 года по 27 февраля 2014 годы – КР)».

Сергей и Наталья Гайдук, Киев, 2014 год

Сергей и Наталья Гайдук, Киев, 2014 год

Сергей Гайдук утверждает: к февралю 2014 года Украина потеряла весь силовой блок страны, в Крыму не было руководства силовых ведомств: «вице-адмирал Ильин (Юрий Ильин, главнокомандующий Вооруженных сил Украины с 19 февраля по 28 февраля 2014 года – КР) убыл в Киев. При этом первого числа Березовский (Денис Березовский, заместитель командующего Черноморским флотом ВМФ России с 20 апреля 2014 года – КР) взял на себя командование, а второго он предал Украину, присягнул несуществующим вооруженным силам АР Крым. Это был еще один удар под дых, такие были исходные данные».

Тогда, вспоминает Гайдук, брать ответственность на себя не хотел никто, флот был обезглавлен. В такой обстановке заслужить доверие личного состава и повести людей за собой – крайне сложная задача, отмечает военный. Вечером 2 марта Гайдук получил предложение возглавить флот. Как вспоминает сегодня, о том, «почему он» – не размышлял, советоваться с женой не стал, в тот момент семью уже скрывал в горах. А уже на следующий день местные «казаки-самообороновцы» предприняли первую попытку ареста, пытались отказать физическое давление. На помощь пришел личный состав.

7 марта вышел указ украинского президента о назначении Гайдука командующим Военно-морскими силами Украины. Сергей говорит, что в эти несколько дней – от предложения до указа – был озадачен одним вопросом – как восстановить систему управления на флоте в Крыму. «Нужно было восстановить чувство веры, дать понять командирам, что они не брошены», говорит он.

Все это происходило условиях практического отсутствия внутренней связи, коммуникационные ресурсы уже были захвачены российскими силами, а мобильная связь прослушивалась.

Мое убеждение было в том, что нужно говорить. Только так можно было дать киевскому руководству время и возможность разобраться в этой ситуации. Главный аргумент переговоров – нельзя допустить кровопролития

«Русские начали щупать: кто пришел, зачем пришел, намерения, блефует ли, есть ли воля, где сильные и слабые стороны характера. Меня изучали. Но мое убеждение было в том, что нужно говорить. Какие будут результаты переговоров – это другой вопрос, но отсутствие диалога с противоборствующей стороной не пойдет на пользу. И только так можно было дать киевскому руководству время и возможность разобраться в этой ситуации. Главный аргумент переговоров – нельзя допустить кровопролития», – вспоминает Сергей Гайдук.

В тот момент он отказался общаться только с Сергеем Аксеновым, «как с криминальным элементом». И до сих пор решение вести переговоры с российской стороной Сергей считает правильным, хоть и принятым самостоятельно, без советов из Киева.

К 18 марта 2014 года в Крыму, вопреки российскому мифу о «бескровной» оккупации на полуострове, погиб прапорщик, был ранен старший лейтенант украинских вооруженных сил. Тогда, посчитал Гайдук, договоренность между сторонами была нарушена.

«Я сделал заявление, что отдаю приказ военнослужащим, контингенту, который дислоцируется в Крыму, на адекватное применение оружия в ответ на провокации с российской стороны. Видимо, поняли, что я не блефую, психологи они сильные. В 5 утра начался штурм штаба командования Военно-морских сил Украины. Это был Грузино-Чеченский сценарий – впереди гражданские, за спинами у них – военнослужащие спецсил Российской Федерации. Произведен штурм штаба, несмотря на все сопротивления, меня арестовали».

19 марта группа российских офицеров сопровождала Гайдука в одиночную камеру на гауптвахте севастопольского гарнизона. На руках наручники, а в голове – никаких мыслей о будущем. Даже о семье не вспоминал, – говорит, – был уверен в их безопасности, доверял подчиненным. Когда лежал в камере на топчане, вспомнились слова песни «Поле, русское поле», от начала до самого конца. К чему это, гадает и до сих пор. Сегодня Сергей Гайдук вспоминает арест, как байку: на двери камеры висела табличка «для задержанных мичманов», попросил сменить с на табличку с надписью «для задержанных адмиралов».

«Мне показалось, что относились с уважением, потому что, поверьте, предателей нигде не любят. Мне задали вопрос «Как же так Вы предали Украину?» Я сказал, что это в России принимают присягу на верность отечеству, а в Украине – на верность народу. В Севастополе и Крыму живет украинский народ, присягу я не нарушал, я ее не предал – это первая позиция. Я выдвинул условие – погоны на моих плечах не трогать, если будете пытаться – приму радикальные меры. Третье – не буду принимать воду и пищу».

Начальником караула был полковник российских Вооруженных сил, он дал понять, что требования предельно ясны, и обошлось без оскорблений. Правда, во время единственной ночной прогулки пугали рассказами про украинских снайперов на крыше, рассказывали про «страшных бандеровцев», угрожали «Правым сектором».

Позже перевезли в областной военкомат, что в Симферополе. На тот момент уже было известно, что там россияне создали «тюрьму для задержанных патриотов Украины», а под утро везли на Чонгар.

В это время украинское руководство вело «переговоры по экстрадиции» командующего, рассматривали вариант обмена на задержанных российских силовиков. В то же время, Гайдук и сейчас не говорит, что стало последней каплей в убеждении российского руководства по поводу обмена. Говорит, что пока «не наступило время открыть все карты».

Гайдук вспоминает, как украинская сторона, чтобы исключить подмену, отправила для общения офицера, и, несмотря на отказ отвечать на любые вопросы, Сергея опознали, и произошел обмен. Позже молодой офицер признался – узнал командующего по баритону.

«Главная задача – не бряцать оружием, а победить мысли»

Сергея Гайдука направили в Киев, там он продолжил заниматься крымским вопросом: передислокация состава, техники, взаимодействие. Чуть позже, вновь объединившись с семьей, отправились в Одессу. «Одесса-мама» встретила пикетом с похоронными венками, искусственной кровью и лозунгом «У вас руки в крови». Это был апрель 2014 года, тогда на юге Украины отпечаталось «влияние русского мира», считает Гайдук.

Военные проводили концерты в городах, пели песни. Так мы бились за умы людей. Главная задача – не бряцать оружием, а победить мысли

«Нужно было убеждать людей в том, что к ним пришли не оккупанты, и не фашисты, а защитники. Наши агитаторы начали работать в школах, на собраниях проводили разъяснительную работу, выходили на неформальный уровень – на ранцы клеили сердечки с надписью: «Бессарабія – це Україна». Мне приходилось встречаться с главами районных, городских, сельских администраций, ведь никакие телефонные разговоры не заменят личного контакта. Тогда военные проводили концерты в городах, пели песни. Так мы бились за умы людей. Главная задача – не бряцать оружием, а победить мысли».

В тот момент в Одессе и Николаеве сменили весь силовой блок, главной задачей поставили – недопущение организации «независимых республик».

16 апреля на странице президента Украины в Facebook появилось сообщение: «учитывая позицию волонтеров и общественности, и, учитывая системные недостатки в выполнении служебных обязанностей, а также низкий авторитет среди служебного состава, принял решение освободить Сергея Гайдука с должности командующего Военно-Морскими силами ВСУ».

Был и официальный указ, датированный днем ранее.

«Причиной послужила моя жесткая позиция по развитию флота, морской стратегии, вопросов судостроения, отраслей экономики, что связанны с морем. Это не нашло отзыва. Плюс критика в адрес руководства нашего государства, желание уйти от громких лозунгов типа «Украина – морская держава», «Одесса – морская столица» к реальным шагам, которые дадут результат, оставят надежду и покажут не только военным, но и гражданам, что руководство обратило внимание на флот», – говорит Сергей Гайдук.

В этот момент Гайдук говорит о 3,5 тысячах его подчиненных, которые вышли из Крыма, их судьбах, их позиции.

«В 93-94-м году люди ехали строить флот с большой надеждой. Это были идеологически готовые бойцы украинского флота, который только-только был создан. Сейчас, выйдя из Крыма, у нас второй раз появилась надежда, что все-таки к морякам, к военным повернутся лицом, и мы получим шанс возродить украинский флот. И, может, на фундаменте Крыма нам это позволят сделать быстрее, может, позволят сделать по более цивилизованным НАТОвским стандартам. Инфраструктура, судостроение, вооружение, социальные вопросы… Это был шанс, и потерять этот шанс – преступление. У специалистов теперь просто умирает надежда. Я дрался за судьбу флота, а через флот – за людей», – вспоминает Гайдук.

Сейчас вице-адмирал Сергей Гайдук остается в распоряжении министра обороны Украины, выполняет отдельные поручения по линии Военно-морских сил, ждет кадровых решений, и не оставляет идею «найти морскую стратегию государства». Он принципиально не меняет номер на автомобиле – севастопольская серия «СН» остается для него символом будущего возвращения.

Сергей Гайдук, архивное фото

Сергей Гайдук, архивное фото

С чего начинается ваше утро?

С того, что приходит понимание – бог дал еще один день, когда ты можешь принести пользу. Чашка кофе и обсуждение планов на день.

Предмет, который всегда с собой?

Оберег, который я не снимаю, и сердце всегда прикрыто иконой. Третий атрибут – многофункциональный телефон.

Что забрали с собой из Крыма?

Частичку Севастополя, Крыма, и боль за ту трагедию, которая произошла. Как память храню морской пуловер, в котором меня арестовали, как напоминание о тех событиях.

За что вас чаще всего критикуют в работе?

Я трудоголик, много работаю сам и заставляю работать подчиненных. Не все к этому готовы. И второе – я очень требовательный.

Что повезете с собой, возвращаясь в Крым?

Багаж опыта и знаний, который приобретен, и желание работать.

Без чего рабочий день прошел зря?

Без маленьких побед над собой и ситуацией.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG