Доступность ссылки

Над Севастополем бродит призрак коммунизма


Плакат со Сталиным на митинге местной ячейки КПРФ, 2015 год

Плакат со Сталиным на митинге местной ячейки КПРФ, 2015 год

В чем суть большевизма как разновидности советского коммунизма? Если задать такой почти социологический вопрос тысяче жителей Севастополя, то часть из них может ответить примерно так: «Перевернуть власть, отобрать собственность и закрутить гайки».

Немногие из опрошенных скажут, что такая идеология наблюдалась задолго до эпохи коммунизма, еще в первобытном обществе, когда после поимки мамонта, отдельные активисты, одетые тогда в шкуры, пытались так или иначе перевернуть власть, присвоить общего мамонта, поделить его на свое усмотрение и установить временные порядки в племени.

Поэтому, по большому счету, ничего нового большевики не изобрели, хотя сторонники капитализма их постоянно критикуют за деструктивное новаторство. Та же бесплатная медицина имеет больше минусов чем плюсов, так как часть граждан начинает наплевательски относиться к собственному здоровью: пьют ящиками, зимой ходят раздетые, занимаются случайным и рискованным сексом, толкуя, что государство должно их бесплатно вылечить и вытащить из любой помойной ямы. Нарушаются законы природы и общества. В том же Севастополе мои знакомые по поводу медицины говорят: если случилось что-то серьезное, надо обследовать и лечить платно, так как условно бесплатная медицина мало что может.

Видно и слышно коммунистов два раза в году – 1 мая и 7 ноября, когда развеваются красные знамена и звучит оркестр

Тем не менее, несмотря на тонны критики, обрушенной на головы большевиков с 1991 года, сторонники коммунизма и большевизма в Севастополе есть. Их почему-то не видно там, где нарушаются права человека и творят произвол чиновники. Чтобы коммунисты реально защищали права трудящихся от произвола чиновников, я такого давно не видел и не слышал. Может не те газеты читаю.

Видно и слышно коммунистов два раза в году – 1 мая и 7 ноября, когда развеваются красные знамена и звучит оркестр. Последний раз я наблюдал севастопольских коммунистов на площади Нахимова в 99-ю годовщину Октябрьской революции, которую многие севастопольцы уже понимают, как обычный переворот. На языке политиков, если переворот свой, то это революция, а если чужой – то просто переворот (искренние политики иногда говорят: «Да, он – сукин сын, но это – наш сукин сын»).

Но вернемся к нашим коммунистам.

Митинг коммунистов в Севастополе, архивное фото

Митинг коммунистов в Севастополе, архивное фото

Первое, на что обращали внимание мои коллеги-журналисты, это большой плакат с товарищем Сталиным, дети-пионеры в красных пилотках и красных галстуках, множество красных знамен фабричного изготовления и профессиональный духовой оркестр, два часа играющий советские марши. И на собственную звукоусиливающую аппаратуру, видимо еще украинскую.

Динамики громко усиливают сказанные в микрофон слова неизменного лидера севастопольских коммунистов Василия Пархоменко о том, что в 1917 году был достигнут прорыв и установлена «власть рабочих и крестьян».

Правда, ни рабочие, ни особенно крестьяне, как-то не почувствовали эту самую власть в своих руках. А те, кто власть захватил реально, начали трудягам толковать, что власть вроде бы в ваших руках, но мы – ваша руководящая и направляющая сила, то есть все равно главнее. Это было проявлением большевицкого «новаторства», о котором, как мы выше заметили, иногда говорят либералы.

Мы каждый день в СССР наблюдали фактическое неравенство, проявления блата и связей, и обсуждали в курилках коммунистическую «справедливость» в распределении жизненных благ

Усиливали динамики на площади Нахимова и слова об «обществе равенства и справедливости», якобы построенном в СССР. Да, хорошо помню те былые времена: мы каждый день в СССР наблюдали фактическое неравенство, проявления блата и связей, влияние так называемой «лапы» во всех сферах жизни, и обсуждали в курилках коммунистическую «справедливость» в распределении жизненных благ. Ну говорили бы, что каждому свое – по заработку. Нет, надо было врать со всех трибун и пудрить сознание пролетариата.

Но вернемся на митинг. Один из молодых коммунистов в полувоенной форме в микрофон заявил, что «будет возвращение красного знамени над стены Кремля». Коряво, но понятно. Может и будет, может вследствие переворота, а может в результате полюбовной смены власти. Далеко Кремль отсюда, плохо его видно. Можно и ошибиться.

Те же динамки на площади Нахимова усиливали резолюцию коммунистического митинга, где были такие слова: «Сегодня Россия отброшена на многие десятилетия назад. Экономика порушена. Трудящиеся теряют последние (социальные) завоевания... Правящая верхушка в России не может и не хочет ничего этому (упадку) противопоставить... Она (верхушка) вводит все новые поборы и налоги, разоряет науку и производство, уничтожает бесплатную медицину и образование, она повторяет путь вороватых царских чиновников и бездарных министров Временного правительства, и ведет страну к поражению и развалу...».

Не будем комментировать эти слова. Пусть каждый судит в меру своей просвещенности.

Покойный товарищ Сталин более 30 лет был теми же коммунистами неофициально запрещен, и его портрет вновь появился на демонстрациях уже при капитализме

Коммунисты за резолюцию проголосовали, затем они выполнили призыв перестроиться для шествия в колоннах, то есть на демонстрацию под традиционными красными флагами и с портретом Сталина. Кстати, покойный товарищ Сталин долгое время (более 30 лет) был теми же коммунистами неофициально запрещен, и его портрет вновь появился на демонстрациях уже при капитализме, когда коммунисты-староверы оказались в оппозиции. А коммунисты-реформаторы теперь как-то совсем по-другому называются, и флаги у них совсем других цветов. Хотя разговоры о так называемом равенстве тоже ведут.

Севастополь, митинг у памятника Ленину, архивное фото

Севастополь, митинг у памятника Ленину, архивное фото

Но тут мы немного отвлеклись, давайте вернемся к севастопольскому митингу. Любой местный коммунист может сказать, что увиденное публикой на митинге, это – признаки хорошей организации, а любой буржуазный активист заметит, что это – признаки денег, вложенных в политику.

К слову, общественники, вхожие к коммунистам, за чашкой кофе рассказывают, что севастопольское отделение КПРФ получает из Москвы более полмиллиона рублей в месяц на свои политические дела.

Если разделись, скажем, 600 000 на текущие нужды – зарплату активистов, оплату офиса, издание газеты, покупку знамен, пионерских галстуков, оплату оркестра и тому подобное, то можно говорить о нескольких десятках оплаченных «штыков».

Для городской организации озвученная сумма – это довольно много. Правда итоги этих вложений в политику не особенно заметны. Последние выборы в Думу коммунисты проиграли, в горсовет, громко именуемый «заксобранием», тоже проиграли. Кое-что приобрели в муниципальных образованиях, с которых пока мало толку, и которые мало на что влияют.

Свои временные неуспехи коммунисты объясняют фальсификациями на выборах, нарушением норм демократии и наглым обманом избирателей со стороны власть держащих. Не будем комментировать мнение коммунистов, пусть каждый судит в меру своей осведомленности.

Что же касается власть держащих и их отношений с коммунистами, позволю себе вспомнить одного из классиков, который заявил, что если звезды зажигаются, то это кому-то нужно. Если коммунисты Зюганова регулярно проходят в российскую Госдуму, и, если их не трогают карающие органы государства, значит это кому-то нужно.

Значит, кому-то в Кремле нужна партия, способная «перевернуть, отобрать и закрутить». Зачем? Возможно для того, чтобы изгнать перевернутых, а отобранное отдать кому-то другому в ходе повторной капитализации. Ведь в политике нет вечных врагов и нет вечных друзей, а есть только чьи-то постоянные интересы.

Андрей Павлюк, блогер

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG