Доступность ссылки

С момента аннексии крымских мелких предпринимателей преследовали многочисленные неприятные неожиданности. Новые власти не церемонясь сносили рынки, ставя на их место сетевые торговые центры, разгоняли митинги и повышали арендную плату. Попытки сноса и увеличение суммы аренды происходили и раньше, как говорят сейчас в Крыму, «при Украине». Но такой жесткости и целеустремленности старые власти не проявляли, и часто вопрос можно было решить с помощью организованного протеста и информационной кампании в СМИ. Публично предприниматели стараются винить в своих бедах власти местного уровня. Однако основной причиной являются, на мой взгляд, более глобальные социально-экономические отличия России от Украины.

Те, кому удалось достигнуть при Украине минимального уровня благосостояния, имели намного меньше оснований что-либо менять

Украинские публицисты редко обращают внимание на социально-экономические категории при анализе социальной базы «русской весны» в Крыму. Из личного опыта знаю, что в основном аннексию поддерживали не мелкие предприниматели, а бюджетники, силовики, пенсионеры и люмпенизированные слои населения без постоянных заработков. Это логично, ведь те, кому удалось достигнуть при Украине минимального уровня благосостояния, имели намного меньше оснований что-либо менять. Однако часть представителей мелкого бизнеса, все же благосклонно встретила появление «зеленых человечков». В данном случае мотивы выбора такой позиции были, как правило, не шкурного, но более личного характера. Кого-то запугала и обманула пропаганда, а кого-то замучила ностальгия по советской юности. Но независимо от мотивов, эти люди, с точки зрения собственных классовых интересов, совершили большую ошибку.

Со времен президентства Леонида Кучмы один из основных негласных социальных договоров между украинским правящим классом и всем остальным населением звучал примерно так: «Мы распилили и захватили ваши заводы и фабрики, мы не хотим да и не можем платить достойные зарплаты учителям, медикам и рабочим, мы не в состоянии создать большое количество рабочих мест, но так как мы понимаем, что вам тоже надо как-то выживать, мы не будем кошмарить налогами мелкий бизнес, чересчур активно бороться со стихийной торговлей и сносить ваши рынки, так, что флаг вам в руки, позаботьтесь о себе сами, мы не будем сильно мешать, а вы за это голосуйте за нас на выборах». После краха начала девяностых, тысячи бывших рабочих, медиков, учителей и инженеров пошли спасать себя и свои семьи в мелкий бизнес. И благодаря такому договору большая часть надо сказать в этом все-таки преуспела. Крупные капиталисты занимались борьбой друг с другом за лакомые куски украинской промышленности и редко обращали внимание на мелких рыбешек. Единственный раз этот договор попытались нарушить «донецкие», назначая своих наперсточников директорами школ, рынков, троллейбусных депо и прочих мелких активов. Не в последнюю очередь именно это привело ко второму Майдану и бегству Януковича.

Российские олигархи даже в девяностые были многочисленней и намного богаче украинских

Однако в России происходила совсем другая история. Потребительский рынок России намного шире украинского. Или другими словами там банально больше населения. Российские олигархи даже в девяностые были многочисленней и намного богаче украинских. Эти факторы привели к тому, что сетевые гипермаркеты получили там широкое распространение намного раньше, чем в нашей стране, а ассортимент их был намного разнообразней. С одной стороны на перспективный рынок зашли иностранцы, с другой, лопающиеся от излишков денег российские толстосумы охотней вкладывали в развитие потребительских сетей. Кто ездил в Россию в начале двухтысячных, как и я мог быть удивлен тем фактом, что мелкая торговля развита там намного хуже чем у нас. Россияне реже, чем мы, ходят на рынки, скупаются в основном, в профильных сетевых маркетах: продуктовых, вещевых, хозяйственных, косметических и других. Такие сети за счет оборота товара могут себе позволить торговать по низким ценам, приятно радуют потребителя скидками, акциями и другими маркетинговыми уловками. Во времена когда у нас только появлялись первые сети, в России они уже уверенно заняли основные позиции на рынке потребительских товаров жестоко вытеснив мелкого торгаша.

Если экономическую силу мелких торговцев уничтожили гипермаркеты, то политически их добил резкий скачок цен на нефть на заре путинской эпохи. За счет неожиданно полившихся в бюджет нефтедолларов появилась возможность не обременяя лишними тратами олигархов постепенно поднять уровень доходов мелких чиновников, учителей, медиков, пенсионеров, военных и прочих бюджетников. От развития ресурсной сферы косвенно выигрывал и весь остальной реальный сектор экономики, что благотворно сказалось на доходах промышленных рабочих. Длинный нефтяной рубль окончательно превратил бюджетников в основную социальную базу путинского режима. Поддержка сравнительно небольшого класса мелких торговцев перестала играть сколько-нибудь существенную роль в политике. Зачем пытаться понравится торговцам, если пенсионеры и остальные бюджетники горой встанут за власть, готовую иногда стряхивать им нефтяные крошки с ломящегося от обилия ресурсных блюд стола?

У Украины, к счастью или к сожалению, нет собственного газо-нефтяного рога изобилия. Поэтому крупных социальных групп, находящихся с правящим классом в особых политических отношениях, не существует. Украинские политики вынуждены выворачиваться на изнанку в попытках понравится всем избирателям и бюджетникам, и торгашам, и селянам, и городским, и бедным и тем, кто побогаче. А главное, что в Украине все-таки есть настоящие политики и настоящая публичная политика, а возможность остаться у власти напрямую зависит от того, что о тебе говорят люди на рынках.

Каковы бы ни были мотивы тех мелких предпринимателей, кто поддержал аннексию Крыма, они сыграли против собственных классовых интересов

Поэтому, каковы бы ни были мотивы тех мелких предпринимателей, кто поддержал аннексию Крыма, они сыграли против собственных классовых интересов. На общее положение мелких торговцев в России наложился передел собственности новой политической элитой Крыма. Как и всякий передел, он сопровождается сменой администраций рынков, повышением поборов, ликвидацией торговых точек и прочими не очень приятными вещами. Правящий класс России не привык прислушиваться к мнению работников торговли. Особенно если речь идет о таком прибыльном деле, как зачистка общественного пространства под очередной супермаркет. Самое страшное для крымской мелкой буржуазии, что вернуться обратно, к достойно оплачиваемому наемному труду, уже не получится. Поток нефтяных денег иссяк, уровень жизни всех категорий населения упал и будет снижаться далее. Налоговое бремя в виду бюджетного дефицита и олигархического характера путинского режима будет все больше переноситься с ресурсных корпораций на всех остальных, в том числе и на мелкий бизнес. И сделать с этими тенденциями ничего уже нельзя. По крайней мере, до тех пор, пока российская власть в Крыму будет в состоянии удерживать полуостров в своих ежовых рукавицах.

Денис Мацола, крымчанин, политолог, социальный активист

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG