Доступность ссылки

Дмитрий Медведев выступил с шуточной инициативой – он предложил переименовать кофе американо. Идея вдохновила армянского премьер-министра Карена Карапетяна, предложившего наименование русиано. Предложение Медведева соответствует кремлевской логике, ведь исконно национальный напиток не может носить название основного геополитического противника. Да и как начинать день с дурной мысли? Дмитрий Медведев понимает: для того чтобы продать другим идею, нужно сначала самому в нее поверить. А как заставить верить в свой патриотизм других, когда сам начинаешь день с iphone за чашечкой напитка, имеющего коннотации с западным образом жизни? Важная идея политкорректного кофе, возможно, и не реализуется. В качестве компенсации я составил перечень других переименований эпохи Дмитрия Медведева и Владимира Путина.

К примеру, инициатива замены милиции на полицию. Это, пожалуй, самое сакральное переименование: надежда на рождение западноевропейской структуры, свободной от коррупции и злоупотреблений, в которой трудятся сознательные работники, должна была состояться всего лишь благодаря замене двух букв в названии. Расчет был таков: после этого плохие полицейские автоматически перестанут брать и давать взятки и, провалив аттестацию, уволятся.

Скандальный "налог на тунеядство" премьер-министр предложил именовать не иначе как социальным платежом – видимо, так лучше отражается справедливость изъятия денег у неработающего населения – и оправдать этим лишение граждан бесплатной медицинской помощи. Не будем забывать и о том, что маленькая победоносная война за территорию Грузии в августе 2008 года получила статус "операции по принуждению к миру", которая проводится без согласия сторон. Международно-правовым основанием проведения операций по принуждению к миру, однако, может быть только решение Совета Безопасности ООН. С 2009 по 2012 год при президенте России существовала Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам страны. Фактически целью комиссии было поддержание имиджа России. Если бы она изначально была названа в соответствии со стоявшими перед ней задачами, возможно, комиссия работала бы до сих пор.

Нетрудно заметить, что предлагаемые переименования Дмитрия Медведева нацелены на умиротворение ситуации, создание ощущения мягкости. Совершенно противоположные акценты возникают при изучении лексических новаций Владимира Путина. Граждан Российской Федерации, которые якобы действуют в интересах иностранного государства и на иностранные деньги, в 2011 году Путин назвал "бандерлогами". Официальная пропаганда насаждает миф о том, что оппозиция в стране против власти, лишь поскольку получает деньги из-за рубежа, поэтому мало у кого остались сомнения в том, что это понятие было употреблено Путиным применительно к либеральной оппозиции в целом. Любопытно, что именно в таких терминах президент страны призывал противников своего режима к конструктивному диалогу.

Другое "звериное выражение" использовано в адрес "иностранных агентов", которые, по мнению Путина, "шакалят у посольств". При этом нетрудно под "шакалящими" обнаружить общественные организации, которые используют иностранные деньги для поддержания социального благосостояния и достойного уровня правовой защиты российских граждан. "Придурком" – в устах президента – оказался профессор Высшей школы экономики, наказанный бранным словом за высказанное на своей странице в Facebook предложение передать Арктику под международную юрисдикцию.

Лексикон Путина агрессивнее словаря Медведева: фактически президент задает тон для своих пропагандистов, которые, ориентируясь на риторику начальника, стараются от него не отставать

Функции, которые выполняют предложенные президентом и премьер-министром наименования, преследуют такие задачи: вселить надежду, минимизировать ущерб от собственных действий, продемонстрировать агрессивное отношение к оппонентам. Лексикон Путина агрессивнее словаря Медведева: фактически президент задает тон для своих пропагандистов, которые, ориентируясь на риторику начальника, стараются от него не отставать. Удовольствие от дискуссии, в которой представлены разные точки зрения, заменяется удовольствием от нарушения норм культурного поведения и появления недостойных эпитетов в споре. Вербальное насилие стало нормой политической дискуссии. Границы дозволенного – точнее того, что дозволяться не должно, – расширяются.

Анатолий Канюков, петербургский политик, социал-демократ

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG