Доступность ссылки

«Золотая вода» Крыма: проблемы водоснабжения аннексированного полуострова


Белогорское водохранилище

Белогорское водохранилище

Снабжение Крыма пресной водой всегда было серьезной проблемой. Эта проблема усугубилась после аннексии полуострова Россией и перекрытия Северо-Крымского канала Украиной. Российские власти обсуждают альтернативный проект водоснабжения, который может заработать не ранее 2019 года. Эксперты считают эти меры слишком дорогими и малоэффективными и утверждают: если не изменить подход к ведению сельского хозяйства, север полуострова может превратиться в сухую соленую пустыню.

Северо-Крымский канал, построенный в 1960-е годы, снабжал водой из нижнего течения Днепра засушливые районы Крыма. Около 80 процентов воды использовалось для нужд сельского хозяйства (из них более половины – для выращивания риса в засушливых степях Северного Крыма), остальные 20 процентов шли в водохранилища для обеспечения питьевой водой населения. Согласно докладу уполномоченного при президенте России по защите прав предпринимателей Бориса Титова, подготовленному в апреле 2014 года, поступающая через канал вода обеспечивала 80–85 процентов потребностей Крыма. После аннексии полуострова Россией весной 2014 года власти Украины приняли решение перекрыть водную артерию. Сначала поставки воды через канал были сокращены, а в мае 2014 года канал был перекрыт дамбой.

Северо-Крымский канал в 2015 году

Северо-Крымский канал в 2015 году

Северо-Крымский канал не был эффективным способом решить проблему водоснабжения Крыма; по разным оценкам, от трети до половины идущей через него воды терялось на испарение и фильтрацию в подземные водоносные горизонты. Однако с перекрытием этого источника жители Крыма, а в первую очередь местное сельское хозяйство столкнулись с серьезными проблемами. Так, по данным министра сельского хозяйства Крыма Андрея Рюмшина, площадь орошаемых земель Крыма сократилась с 397 тысяч до 13 тысяч гектаров. В качестве альтернативы днепровской воде местные предприятия и хозяйства вынуждены прибегать к использованию артезианских скважин, однако это грозит истощением водоносных горизонтов и засолением воды.

Северо-Крымский канал в апреле 2014 года

Северо-Крымский канал в апреле 2014 года

В 2015 году российские власти полуострова разработали программу водоснабжения стоимостью 60 миллиардов рублей. Она предполагает бурение скважин и переброску русел рек. Обсуждаются и такие экзотические проекты, как использование опреснительных станций или переброска воды с Кубани через трубу, проложенную по мосту через Керченский залив. В последнее время в Крыму вновь заговорили о том, что север полуострова может превратиться в засушливую территорию, непригодную для жизни. Насколько вероятен такой сценарий?

Русская служба Радио Свобода и проект Украинской службы Радио Свобода "Крым.Реалии" подготовили обзор мнений экспертов по вопросу водоснабжения Крыма.

***

В начале ноября 2016 года директор украинского Института водных проблем и мелиорации Михаил Ромащенко заявил в эфире телепрограммы “Вопрос национальной безопасности”, что собственных водных ресурсов у аннексированного Россией Крыма без днепровской воды с материковой части Украины хватит для обеспечения потребностей менее чем половины жителей полуострова

Мы классифицировали Крым как регион с катастрофически низкой обеспеченностью водными ресурсами

"15 водохранилищ объемом 450 миллионов кубометров, которые сегодня заполнены на где-то 100 миллионов кубометров. Если рассчитывать по потребностям, то можно говорить где-то о миллионе населения", – сказал Ромащенко. При этом население Крыма, по данным Крымстата, на начало 2016 года составляет 2 323 369 постоянных жителей. “Мы делали подсчеты по обеспечению водой регионов Украины. В Крыму стоит показатель – 380 кубометров на человека в год, тогда как по классификации ООН – 1700 кубометров в год на одного человека считается нормой. Поэтому мы классифицировали Крым как регион с катастрофически низкой обеспеченностью водными ресурсами".

19 ноября издание Крым.Реалии опубликовало интервью со старшим научным сотрудником Никитского ботанического сада (Крым) Ольгой Клименко, которая в 2015 и 2016 годах в составе специальной экспедиции под эгидой Почвенного института имени Василия Докучаева (Москва) принимала участие в изучении состояния почв и растений в степной зоне Крыма, в связи прекращением подачи воды из Северо-Крымского канала. Клименко подчеркнула, что перекрытие Северо-Крымского канала не только угрожает таким традиционным для Крыма культурам, как рис, соя и кукуруза, но и ставит под вопрос альтернативы, о которых говорил министр сельского хозяйства Рюмшин, а именно садоводство и виноградарство:

– Придется как-то прекращать полив. В общем, не знаю, как они выкрутятся в этой ситуации. Это ж вопрос не ко мне. Мое дело обследовать почву и сказать: пригодна она, непригодна, как можно ее использовать. Я слышала, что будут там (в степных районах. – КР) овцеводство развивать. Сейчас уже сеют всякие технические культуры, которые не требуют полива, скажем, масличные. Но сады, конечно же, не будут расти в степи без полива.

– Значит, об интенсивном садоводстве в степных регионах надо забыть?

Сад вообще-то очень дорогое удовольствие

– Когда было много воды, занимались переполивами. В результате этого почва засолялась, промывалась. Сейчас все нужно делать на научной основе, рассчитать точно. Сады должны быть очень эффективными. Сад вообще-то очень дорогое удовольствие. Это и опора, и саженцы, и широкая система защиты. Поэтому сейчас все ориентировано на минимизацию. Поливать надо малыми дозами, в определенных объемах. Это так называемое прецизионное (точное. – РС) растениеводство, прецизионное садоводство.

Ольга Клименко упомянула еще одну важную проблему, связанную с крымским водоснабжением, – постепенное осолонцевание почв, в частности, в фруктовых садах:

– Причина такая – некачественная вода канала. Она была щелочной. Теперь растения поливают водой из скважин. Мы ее анализировали. Она в принципе хорошая, но ее мало. Дебет этих скважин не всегда обеспечивает полноценный полив. Поэтому получается, что соли отчасти подтягиваются. Но так быстро, чтобы появились солончаки в садах, эти процессы не происходят. Все-таки в последние два года в летний период было достаточное количество осадков, судя по урожайности зерновых – она высокая за счет именно летних дождей. Поэтому соли будут мигрировать: за счет уменьшения поливной воды поднимаются, за счет осадков – промываются. И где-то на глубине 20–80 сантиметров мы замечали это ощелачивание и осолонцевание. Однако фактически такое же, каким оно было во время орошения водой Северо-Крымского канала. За такой короткий период, когда воды нет, а сады все равно интенсивно поливаются водой из скважин, сделать точный прогноз трудно. Но, по крайней мере, процессы ощелачивания почвы продолжаются.

– Грозит ли степному Крыму превращение в обозримой перспективе в непригодную для возделывания зону солончаков, как, к примеру, в Восточном Крыму, или все же эти процессы можно как-то приостановить?

– Нужно мелиорировать эту землю. Нами, в частности, разработана система мелиорации. Это, прежде всего, внесение в почву не только под садами, но и полевыми культурами кальцийсодержащих мелиорантов – гипса, фосфогипса, железного купороса и других. Нужно вносить отходы производства, скажем, дефикаты всякие, ил озер, запасных прудов. Это пруды, в которые когда-то сбрасывалась лишняя вода из канала. Теперь они высохли, и образовался огромный слой ила. Теперь этот ил можно использовать как удобрение. Но использовать осторожно, потому что там могут быть и соли, и тяжелые металлы, которые накапливаются за счет внесения пестицидов и минеральных удобрений. Одним словом, нужно это дело мониторить, обязательно проводить анализ почвы и поливной воды.

Ольга Клименко

Ольга Клименко

Клименко считает, что использование скважин не может решить проблему полива в долгосрочной перспективе, так как скважины истощаются, а вода в них засоляется. Осолонцевание угрожает не только многолетним, но и зерновым культурам:

Теперь вода исчезла, и он во все инстанции – дайте мне воду. Ну кто ему даст, где ее взять

– Мы были на одной рисовой системе в Нижнегорском районе. Директор хозяйства очень жаловался нам, мол, когда рис выращивал, был миллионером, все имел, был в шоколаде. Теперь вода исчезла, и он во все инстанции – дайте мне воду. Ну кто ему даст, где ее взять. Теперь он сеет зерновые, получает неплохие урожаи. Но все зарастает сорняками. Рис – это специфическая культура, и там специфические сорняки. И за счет этого идет снижение урожая. Но солей там нет. Все рисовые почвы очень вымыты от солей. Поэтому все будет зависеть от уровня грунтовых вод. Раз не поливают, уровень не будет подниматься. Самый высокий уровень зафиксирован в Красноперекопском районе, ближе к Сивашу. Нижнегорской район тоже в Присивашье, но уровень грунтовых вод где-то на глубине 3 метра. Это не является критичным. И динамика будет такая, что зимой воды немножко поднимаются, летом, за счет испарения, опускаются и промываются осадками. Поэтому уровень засоления какой был до работы канала, такой и остается. То есть засоления в Нижнегорском районе мы не обнаружили. Соли были промыты до глубины полтора метра. Для полевых культур это не страшно. Единственное, что мы там отметили, – очень сильно укрупнение почвы за счет того, что все время там ее вода уплотняла. Что касается Красноперекопской рисовой системы, то там есть некоторое засорение хлоридами. Но тенденция такова, что засоление будет. Соли будут подниматься, но как, когда – это нужно наблюдать. Все будет зависеть от количества осадков, температуры, многих других факторов, – рассказала Ольга Клименко изданию Крым.Реалии.

***

Старший преподаватель кафедры геоэкологии и природопользования филиала Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова в Севастополе Антон Новиков в интервью Радио Свобода раскритиковал одновременно и советские сельскохозяйственные инициативы в Крыму, и Северо-Крымский канал, и планы нынешних крымских властей по альтернативному водоснабжению полуострова.

Кто первым придумал в жарком сухом климате выращивать рис, я не знаю. Это нонсенс

– Понимаете, если даже канал изолировать бетонными матами, за руслом нужно следить. Но 23 года при Украине это делали, мягко говоря, нерегулярно. В итоге на отдельных участках изоляция была нарушена, и пошла очень сильная инфильтрация воды в окружающие грунты. Так как воды было много, в принципе, никто на потери особого внимания не обращал. В результате насытили почвенные горизонты влагой. Плюс еще начали интенсивно все поливать. Кто первым придумал в жарком сухом климате выращивать рис, я не знаю. Это нонсенс. Первое, что не надо было делать, – это начинать выращивать там рис. В общем, пошло перенасыщение верхних горизонтов водой и растворенными в ней солями. Пока существовал канал, почвы промывались, соль уходила на нижние горизонты, все было хорошо. С точки зрения обеспечения питьевой водой канал в свое время также очень сильно помог. Другое дело, что качество воды, поступающей из Днепра, ниже, чем качество воды местной. Во-первых, сам канал надо было регулярно чистить. Во-вторых, Днепр – это, извините, помойка, канализация Украины. За последние два десятилетия он немножко почистился, потому что промышленность в регионе находится в состоянии упадка. Но в целом качество воды там оставляет желать лучшего.

Антон Новиков

Антон Новиков

По мнению Новикова, бурение скважин к верхним водоносным слоям, к которому сейчас прибегают для компенсации воды из Днепра, приводит к постепенному осолонению почв. Кроме того, вода на этих уровнях скопилась в основном из Северо-Крымского канала, запасы ее не разведаны, но вряд ли их может хватить надолго. Впрочем, специалист утверждает, что воды, находящейся на более глубоких горизонтах, куда она поступает из Крымских гор, должно хватить, если не для полива, то в качестве питьевой:

Воды для 2,5 миллионов человек вполне достаточно. Другой вопрос, как мы этой водой пользуемся

– В Крыму выпадает где-то около 400–500 миллиметров осадков в год. Будем брать 400, потому что сейчас годы маловодные. В принципе, этого для 2,5 миллионов человек вполне достаточно. Другой вопрос, как мы этой водой пользуемся.

Новиков говорит, что дефицит воды – глобальная проблема, с которой сталкиваются не только в Крыму, но и, например, в соседней Кубани. Ее решение, по мнению Новикова, возможно только с помощью пересмотра практик ведения сельского хозяйства.

– Если посмотреть по общему запасу водных ресурсов в целом по Крыму, то мы обеспечены достаточно неплохо, и питьевой воды, чисто питьевой, нам должно хватить. Но тратить воду так, как мы раньше ее тратили на сельское хозяйство, мы не можем. Мы не можем сейчас позволить себе расходовать воду на выращивание риса.

Новиков считает, что стоит обратить внимание на более эффективные методы ведения сельского хозяйства (как это делают в Израиле) или задуматься об альтернативах, например, развития на севере Крыма скотоводчества или создании заповедников. В противном случае, уверен Новиков, через одно-полтора десятилетия Северному Крыму грозит высыхание. Меры по созданию альтернативных источников водоснабжения Новиков назвал или малоэффективными и опасными для экологии, или слишком дорогими, которые сделают воду “золотой”.

Мы привыкли к воде относиться, как будто она копейки стоит. Но на самом деле это самый дорогой в мире ресурс

– Мы привыкли к воде относиться, как будто она копейки стоит. Но на самом деле это самый дорогой в мире ресурс, – сказал Антон Новиков в интервью Радио Свобода.

****

Еще один красноречивый материал издания Крым.Реалии рассказывает о состоянии Тайганского и Белогорского водохранилищ, которые много лет являются источниками водоснабжения для ряда регионов Восточного Крыма и местных хозяйств. Это водохранилища второй год подряд теряют свои запасы.

К осени 2016 года уровень воды в обоих водоемах, от которых в том числе зависит снабжение Керчи, Феодосии и Судака, упал практически до критического уровня.

Тайганское водохранилище в ноябре 2016 года

Тайганское водохранилище в ноябре 2016 года

Местные жители пока не ощущают недостатка в пресной воде, так как пользуются альтернативными источниками воды – скважинами, колодцами, родниками. Крымские власти, подконтрольные России, признают, что проблемы водоснабжения в Восточном Крыму есть, однако заявляют, что они решаются. Летом 2016 года заместитель председателя Госкомитета по водному хозяйству и мелиорации подконтрольного России правительства Крыма Андрей Лисовский заявил журналистам: “Наиболее вододефицитным регионом остается Восточный Крым: Феодосия, Судак, населенные пункты Ленинского района и Керчь. Однако еще ни один населенный пункт (Восточного Крыма) не был переведен на режимное водоснабжение. Плановая работа по наполнению водохранилищ Восточного Крыма продолжается. Запасы воды для этого региона накоплены в Белогорском водохранилище”. Впрочем, Крым.Реалии отмечают, что впоследствии в ведомстве заявили, что в целях рационального использования водных ресурсов крымские водохранилища переведены на определенный режим работы, который постоянно контролируют.

Белогорское водохранилище в ноябре 2016

Белогорское водохранилище в ноябре 2016

Проблемы Тайганского и Белогорского водохранилищ не связаны в перекрытием Северо-Крымского канала, оба водоема в основном пополняются за счет осадков. “Ситуация здесь зависит от того, насколько будет влажной зима. По многолетним наблюдениям, на протяжении двух-трех лет вода сюда прибывает, и затем два-три года убывает”, – приводят Крым.Реалии слова бывшего главы Рескомводхоза Крыма Александра Лиева.

Но этот пример лишь подтверждает, что и без того острая проблема водоснабжения Крыма существенно усугубилась после аннексии полуострова Россией. И решить ее срочными и дорогостоящими мерами, к которым часто прибегает в Крыму российское правительство, вряд ли удастся.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG