Доступность ссылки

Говорят, в Кремле в каком-то кабинете в самом секретном сейфе на случай, если в стране все станет совсем плохо, лежит конверт с последним, самым аварийным козырем. На конверте большими красными буквами написано «Либерализация». В конверте план. План подробный, длинный и хитрый. Когда его начнут реализовывать, сразу заметят не все. Один высокопоставленный источник участвовал в запечатывании этого конверта, прочитал план и рассказал о нем другому высокопоставленному источнику, тот – еще одному, и по сложной цепочке содержание плана дошло и до меня, и я сейчас этот план перескажу.

Либерализация будет такая. Снимут Мединского. Министром культуры назначат приличного человека, сам Мединский куда-нибудь исчезнет, не будет нигде выступать, не будет писать книг, а Военно-историческое общество распустят из-за нехватки финансирования.

Байкера Хирурга тоже попросят без лишней надобности не покидать пределов байкерской базы в Мневниках, попросят также поменять номер мобильного телефона, чтобы журналисты из «Лайфа» не звонили и не брали комментариев, создавая информационные поводы. Информационных поводов про Хирурга больше не будет. «Лайфа», скорее всего, тоже.

Снимут какого-нибудь одиозного силовика, скорее всего, Бастрыкина. На его место назначат кого-нибудь из его же замов, сам Бастрыкин станет простым профессором юрфака СПБГУ, и мы тоже про него больше ничего не услышим, а если услышим, то какие-нибудь отзывы студентов, даже с симпатией – интересные лекции, много историй из личной практики.

Курс православной культуры в последний момент не станут делать обязательным для школ, существующих факультативов достаточно, добавлять ничего не нужно. Блогера Соколовского, который ловил покемонов в храме, оправдают и отпустят, он уедет в Москву, а потом в Черногорию.

Кого-нибудь наоборот, посадят – может быть, того активиста, который со всеми дерется на мосту, где убили Немцова. Может быть, одного из двух знаменитых пранкеров – вряд ли сразу обоих, достаточно и одного.

Фильм «Матильда» выйдет в широкий прокат, провалится, но ругать его никто не будет, только газета «Культура», но она скоро закроется. Константину Райкину дадут орден к некруглому дню рождения.

На телевидение в ток-шоу начнут иногда приглашать оппозиционных политиков, например, Владимира Рыжкова.

Кого-нибудь сдадут во внешней политике – обязательно Асада, Захарченко и Плотницкого

Появится несколько проектов – просветительских, культурных, исторических, – с участием журналистов и общественных деятелей, оставшихся в последнее время без работы. Денег даст крупный бизнес, кто-нибудь нестыдный – Прохоров там, или Мамут. Кого-нибудь, конечно, сдадут во внешней политике – обязательно Асада, обязательно Захарченко и Плотницкого. Крым не сдадут, но снимут запрет с крымско-татарского меджлиса. Мустафе Джемилеву разрешат въезд.

Смягчат «закон Димы Яковлева». Смягчат продовольственные контрсанкции. Выпустят Ильдара Дадина.

Путин, как уже однажды было, посетит Бутовский полигон и осторожно выскажется там против реабилитации Сталина.

Закроют уголовное дело против Алексея Улюкаева, он станет заместителем Алексея Кудрина в Комитете гражданских инициатив. Их обоих часто станут показывать по телевизору, иногда даже у Соловьева.

Войдет в моду политологический жанр предсказаний дальнейших либерализационных шагов. В этих предсказаниях будет часто звучать слово «сигнал»

«Комплекс мер», состоящий из очевидных мелочей – или, как одно время было модно говорить, малых дел – не сразу, но быстро изменит атмосферу в обществе: станет меньше алармистских выступлений, а критика власти чаще будет звучать от бывших колумнистов «Известий», на которых никто не станет обращать внимания. Войдет в моду политологический жанр предсказаний дальнейших либерализационных шагов. В этих предсказаниях будет часто звучать слово «сигнал». Президентские выборы пройдут спокойно, а после них все будут угадывать имя будущего преемника. В 2024 году, когда Владимир Путин его назовет, окажется, что никто не угадал, но тем и лучше – можно будет ловить новые сигналы и ждать новых либерализационных шагов.

Говорить «чем хуже, тем лучше» считается неприличным, но обратная формула – «чем лучше, тем хуже» – вообще-то адекватно описывает перспективы России

Не знаю, стоит ли уточнять, что это самый мрачный, самый тоскливый и очень вероятный сценарий политического развития России на ближайшие годы? Стоит ли уточнять, что самые простые косметические меры до сих пор способны примирить с существующими порядками очень многих из тех, кому сегодня кажется, что так жить нельзя и что в стране не осталось воздуха, и что впереди Россию не ждет ничего хорошего. Это отдельный печальный факт, что и сейчас, в конце 2016 года, либерализационный ресурс Путина остается неизрасходованным, и при желании он сможет порадовать самый широкий круг нынешних недовольных – кого-то обманув, кого-то купив, кого-то просто оставив в покое. Главное тайное умение власти – изменить все, не изменив ничего, уже реализовывалось и при Медведеве, и после Болотной, и после (аннексии - КР) Крыма, и наверняка будет реализовано еще не раз. Говорить «чем хуже, тем лучше» считается неприличным, но обратная формула – «чем лучше, тем хуже» – вообще-то адекватно описывает перспективы России, которая до сих пор рискует быть косметически либерализованной с сохранением всех самых зловещих свойств государства.

Единственная, пусть и ненадежная страховка против этой стабилизирующей либерализации – это именно те люди и те явления, которые сегодня кажутся самыми отвратительными. И Мединский, и байкер Хирург, и пранкеры, и Сечин, и Мария Захарова, и тот активист, который со всеми дерется, и бывшие колумнисты «Известий», включая Лимонова. Только на них сегодня и держится какая-никакая общественная напряженность, не станет их, и воцарится самая удушливая гармония между властью и той частью общества, которая в последние несколько лет оставалась недовольной.

И если вдруг эта гармония воцарится, если вдруг конверт с либерализационным планом будет извлечен из сейфа, то очень бы хотелось, чтобы в обществе остались люди, которые не стали бы играть в эти игры, не стали бы сбивать температуру, не касаясь причин болезни, а сказали бы, что это все обман и что либерализация, направленная на укрепление власти, – это не либерализация, а провокация. Берегите байкера Хирурга – без него система останется такой же, с ментами и судами, пропагандой и звонками из администрации, Чечней и «Роснефтью», но без Хирурга у этих ментов и судов обнаружится то недостающее количество сторонников, которое позволит им остаться навсегда. Бойтесь либерализации, дорожите выпавшим на наше время периодом относительно честной (в смысле откровенной) реакции и авторитаризма.

Олег Кашин, журналист

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

Loading...

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG