Доступность ссылки

…Мы с этим миром спорим каждый про себя. Что же действительно происходило в момент моего ареста? Путь падения или взлета? Понимали ли эти люди в масках и с автоматами, что творят своими собственными руками? Понимал ли я, во что все это превратится для меня? Куда приведут заведомо предрешенные дороги? Нет... Это было сложно до самого конца понять и тогда, и сейчас, по прошествии лет. Но если бы можно было что-то в этой жизни изменить – а на самом-то деле изменить можно было бы многое – даже сейчас я бы не стал ничего менять. Совсем ничего. Все случилось так, как должно было случиться. Пленение меня и многих других моих побратимов дало моей стране, в нашем лице, оружие против страны агрессора. Против России.

Кроссовки, синие джинсы, серая спортивная кофта, сумка с фотоаппаратом, портрет прадеда – вот и вся моя экипировка. Поход на парад отдать честь тому, кем горжусь, а после – планы на встречу с самой прекрасной и любимой девушкой, маленькая фотосессия с влюбленными улыбками и надеждами на будущее. Мир сиял солнцем и светом. Среди зла всегда есть путь наверх. Главное – не терять себя среди отчаянья. Прекрасное должно наполнять сердце. Но разве зло потерпит, что есть что-то живое среди вымершей пустыни, среди скверны, в которую превращали захватчики родную землю?

Опасность успеваешь заметить до фатального момента. Так и я успел увидеть, как два вражеских солдата внезапно выделились из толпы, имея в глазах лишь одну цель, одну добычу – меня

Наша интуиция и чувство самосохранения всегда работают быстрее в чрезвычайных ситуациях. Опасность успеваешь заметить до фатального момента. Так и я успел увидеть, как два вражеских солдата внезапно выделились из толпы, имея в глазах лишь одну цель, одну добычу – меня. Они двигались уверенно, стремительно, быстро, осознавая свою силу, мощь и безнаказанность. Они выполняли задание, приказ, отданный из самых властных коридоров. Один – широкоплечий, с татуировкой на плече, в полосатой майке-матроске. Второй был высокий, худощавый и с короткой стрижкой. Мне очень запомнился его автомат, который был закамуфлирован под городской тип. В голове успела промелькнуть мысль – бежать. Но куда? Сколько я смогу пробежать? Да и результатом такого побега мог стать выстрел. Они совсем рядом, ощутил сжатие крепких ладоней на своих плечах. И вот – жизнь пролетела за секунду перед глазами. Но не так, когда с ней прощаешься. Я знаю разницу… А так, когда тебя лишают свободы, свежего воздуха, Родины и близких тебе людей. Такое себе понимание конца.

Люди имеют критическую особенность ошибаться. Ошибаться, не в полной мере обдумывая ситуацию, которая может сложиться до конца. Что-то делают сгоряча. Рефлекторно. В результате они ошибаются и жалеют об этом потом. Очень сложно оценить последствия своих поступков. Сложно, но в тоже время и абсолютно реально…

Я не верил, 23 года прожив в свободной стране, что это может случиться со мной. Всегда думаешь, это может случиться с кем угодно, но не с тобой

Вся моя деятельность, мои поступки, мои убеждения и взгляды вели меня к этому моменту, моменту их анализа. Мое сопротивление, пусть и минимальное в общем масштабе, всегда могло привести к тому, что случилось. Разве не предполагал я, что выход на акции протеста против российской оккупации может привести к последующим событиям? Разве проведение ночей в охране украинских воинских частей могло б остаться равнодушным для захватчиков? Разве альтернативное мнение в России может оставаться безнаказанным? Результат я всегда знал. Но я не верил, 23 года прожив в свободной стране, что это может случиться со мной. Всегда думаешь, это может случиться с кем угодно, но не с тобой. Кто же может поверить в то, что может быть реальностью возможность провести в плену всю свою молодость? И, конечно, всегда надеешься на закон. Когда ты законопослушный гражданин по этому закону, который как бы на твоей стороне и должен тебя защищать. Но пришли другие законы, законы России, по которым ты теперь – враг, экстремист, террорист….

Удар. Удар. Еще удар. Металл…Запястья обнимает рабство. Так теряется свобода – это непередаваемое чувство. Это чувство – неверие в реальность

Все произошедшее со мной до моего сознания доходило медленно, осторожно, словно отчаянно напоследок оберегая. Но реальность была шокирующе стремительной. Мгновенной. Непреодолимой. Перемещение из вертикального положения в горизонтальное. Полет, заканчивающийся падением. Тело, словно мертвое, рухнуло на асфальт. Голову придавили. Правая рука заворачивается за спину. Удар ног по ребрам. С левой рукой повторяют то же действие, что с правой. Удар ног с противоположной стороны. Голову приподнимают, берут за волосы и снова вжимают в асфальт. А после этого все вокруг облекается во тьму, голова покрывается капюшоном собственной кофты. Удар. Удар. Еще удар. Металл…Запястья обнимает рабство. Так теряется свобода – это непередаваемое чувство. Первоначальное, неосознанное, страшное. Это чувство – неверие в реальность. Свобода покидает твое тело. В него уже впиваются чужие руки. Твой мир покрывает непроницаемый для света мешок. Отныне этот мешок будет покрывать и всю твою жизнь в плену. Еще один миг, всего лишь какое-то мгновенье – и ты снова взлетаешь обманным полетом. Тебя обезволенного несут в неизвестность. Руки, несоразмерно человеческой анатомии, вывернуты. Наручники режут кожу. Еще секунда – и ты падаешь на заднее жесткое сидение автомобиля. Моментально на твою голову, спину и ноги садятся те, кто тебя стреножил, как горную лань. Ты чувствуешь, как заводится мотор, машина начинает движение. Она везет тебя в неизвестность, на этап длиною в жизнь…

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG