Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

Российскую аннексию Крыма можно назвать «странной». Опыт европейской истории свидетельствует, что агрессоры полностью меняли политический ландшафт на оккупированных территориях: создавали собственные администрации, назначали присланных из столицы губернаторов, репрессировали политических и культурных деятелей. Москва после «референдума» оставила прежних крымских управленцев, политиков и даже некоторых представителей «макеевского десанта». Они третий год подряд пытаются выдумать политический миф о собственной значительной роли в «крымской весне». Получается плохо, а местами – просто смешно.

Типичный пример – недавние высказывания руководителя «общественной палаты» Крыма Григория Иоффе. В годы украинской власти на полуострове он был вице-спикером республиканского парламента и активным членом Партии регионов. Выступая перед российскими пропагандистами, он заявил, что Кремлю удалось провести «референдум» благодаря силам «гражданского общества» Крыма.

«Понимая, что дело идет к развалу Украины, понимая, что дело идет к перевороту, мы достаточно узким кругом руководителей крымского парламента (потому что в то время исполнительная власть у нас была донецкая и она этим не хотела заниматься и не занималась) проехали по целому ряду трудовых коллективов, учебных заведений, пообщались с людьми на местах. Мы изучали состояние гражданского общества и пришли к выводу, что это оно позволит нам в случае необходимости (мы тогда еще не знали, когда она наступит) обратиться к этому гражданскому обществу с вопросом. С каким вопросом, тоже мы еще не знали. Потом мы его сформулировали», – рассказал Иоффе.

Содержание и конечная цель этих тайных мероприятий им была непонятна, но Иоффе и Константинов уже готовились задать крымчанам неизвестный им самим «вопрос»

Из его слов следует, что в феврале 2014 года он вместе с нынешним «спикером» Владимиром Константиновым и некоторыми членами президиума встречался с некими «трудовыми коллективами». Содержание и конечная цель этих тайных мероприятий им была непонятна, но Иоффе и Константинов уже готовились задать крымчанам неизвестный им самим «вопрос».

По словам Иоффе, в период Евромайдана крымские общественники и политики «рассчитывали именно на то, что в Крыму было гражданское общество, несмотря на огромное количество грантоедских организаций, которые пытались его в другую сторону завести». Вообще, «грантоедские организации» – личная боль и трагедия Григория Иоффе, который в годы украинской власти вел непримиримую борьбу со свободой слова на полуострове. После аннексии он первым делом озаботился вопросом ликвидации независимых СМИ, сообщив, что по российским законам можно быстро закрыть любую неугодную редакцию.

«Это общество, гражданское, в Крыму было всегда. И всегда пророссийские настроения в Крыму были. Именно используя это, понимая это, отцы-основатели «крымской весны» пошли на это (проведение «референдума» – авт.)», – отметил Иоффе. Оказывается, кремлевские ставленники после аннексии первым делом учредили «общественную палату» для того, чтобы объединить представителей якобы «гражданского общества».

Не было никакого «гражданского общества» как драйвера аннексии. Накопилось достаточно свидетельств того, что жители полуострова оказались безмолвными статистами в кремлевской игре

В реальности не было никакого «гражданского общества» как драйвера аннексии. «Отцы основатели» – очередная выдумка Григория Иоффе, которому перед политической пенсией захотелось оставить след в крымской истории. За три года после «референдума» накопилось достаточно свидетельств того, что жители полуострова оказались безмолвными статистами в кремлевской игре. Российский президент Владимир Путин в известном пропагандистском фильме «Крым. Путь на родину» рассказал, как лично отдавал приказ на захват Крыма, признавшись в собственной лжи. Ведь в самом начале аннексии он всячески отрицал отношение «зеленых человечков» к российской армии. Ровно через год он изменил «показания», назвав вещи своими именами: захват Крыма был военной операцией, Кремль шантажировал Запад применением ядерного оружия и масштабной войной против Украины.

Красноречивым свидетельством стали воспоминания экс-главы крымских коммунистов Леонида Грача. Политик рассказал, как кремлевские спецслужбы дестабилизировали Крым еще со времен «Оранжевой революции», вели подрывную работу и вербовали агентуру среди крымчан во времена президента Виктора Януковича и как российские войска захватывали республику весной 2014 года. В его показаниях нет даже намека на «гражданское общество», о котором говорил Иоффе.

Городским «депутатам» и активистам непрозрачно намекнули, что без силовой поддержки Москвы их «восстание» против Киева могло захлебнуться

Сюда стоит отнести и скандальный фильм «Четвертая оборона Севастополя», подготовленный группой московских политтехнологов по заказу тогдашнего «губернатора» Сергея Меняйло. На фоне острого конфликта со сторонниками «народного мэра» Алексея Чалого путинский сатрап решил напомнить горожанам, благодаря кому они оказались в России. «Героев», судя по фильму, было только двое – сам Меняйло и бывший представитель президента в «крымском федеральном округе» Олег Белавенцев. Все остальные, включая Чалого, имели лишь косвенное отношение к погружению Севастополя в «родную гавань». Городским «депутатам» и активистам непрозрачно намекнули, что без силовой поддержки Москвы их «восстание» против Киева могло захлебнуться. Следовательно, только Меняйло мог решать, что хорошо для города, а что нет.

Если Иоффе и Константинов проводили закрытые встречи с «трудовыми коллективами», то только по указке московских «кураторов», которые в ходе Евромайдана вербовали крымских руководителей. Равно как нынешнее «гражданское общество» представляет собой собрание глав общественных организаций, прежде лояльных Партии регионов, но не имеющих широкой социальной базы.

Для Григория Иоффе, профессионально разбирающегося в пропагандистских уловках и методиках, миф о пророссийских настроениях имеет сугубо инструментальное значение. В 2014 году они на пару с Константиновым просчитались: Украина сохранилась как государство. И это весьма раздражает местный «бомонд», которому три года назад обещали совершенно иное. Иоффе приходится периодически убеждать республиканскую «элиту», что даже в случае краха кремлевского режима крымская общественность защитит их от Украины и ее Уголовного кодекса.​

Сергей Стельмах, крымский политобозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG