Доступность ссылки

Что получили украинцы от реформ, которые Киев проводит в течение последних нескольких лет? Как они повлияли и как повлияют на жизнь страны? Этому вопросу, в числе прочих, уделяют внимание западные СМИ. Также мировые медиа продолжают анализировать причины и последствия нападений в российском Санкт-Петербурге.

Издание Financial Times обращает внимание на обещание премьер-министра Украины Владимира Гройсмана, что после трех лет жестких экономических мер в этом году украинцы почувствуют выгоды от реформ.

В интервью изданию украинский премьер отметил, что решение МВФ выделить Киеву очередной транш в размере 1 миллиарда долларов является «признанием достигнутого прогресса».

При этом Гройсман признает, что разочарование населения реформами и рецессия, вызванная российским военным вторжением в Украину, негативно повлияли на стандарты жизни и усилили давление на администрацию президента Петра Порошенко.

«Оценкой изменений прежде всего должно стать то, как чувствуют себя люди. Сейчас мы находимся в точке, после которой мы будем двигаться в сторону улучшения, и люди это почувствуют или, не дай Бог, мы вернемся к стагнации», ‒ цитирует Financial Times украинского премьера.

В материале издания отмечается, что проведение реформ в Украине, таких, например, как повышение цен на газ, создали предпосылки для борьбы с коррупцией, но и негативно повлияли на рейтинг власти.

Чешское издание Hospodářské noviny публикует разговор с новым послом Украины в Праге Евгением Перебийносом. Чешские журналисты отмечают, что в 2013 году, когда Перебийнис был руководителем пресс-службы украинского МИД, его главной задачей было объяснить общественности преимущества подписания Соглашения об ассоциации с Европейским союзом. Но, отмечается в статье, за несколько месяцев тогдашний президент Украины Виктор Янукович решил не подписывать Соглашение об ассоциации, что и стало причиной Евромайдана.

«Когда Янукович решил не подписывать соглашение, это был огромный шок не только для украинской общественности, но и для украинских дипломатов. Я прекратил проводить брифинги и непосредственно тогда сказал министру, что я был самым большим пропагандистом европейской интеграции, и теперь я не могу говорить что-то другое», ‒ цитируют Hospodářské noviny Евгения Перебийноса.

Журналисты чешского издания напоминают, что Перебийнис, когда был спикером украинского МИД, попал в косвенную перепалку с президентом Чехии Милошем Земаном, который в мае 2015 года, в отличие от многих мировых лидеров, ездил в Москву на празднование 70-летия окончания Второй мировой войны. Сам же Евгений Перебийнис, отмечается в статье, отрицает, что критиковал чешского президента.

«Тогда я сказал, что мы увидим, кто будет идти на параде 9 мая в Москве, и это может иметь последствия для отношений между странами. Мы призвали международное сообщество не участвовать в парадах на Красной площади, поскольку считали, что это плохой сигнал. Россия, которая является агрессором в Украине, может это истолковать как поддержку. Но президент Земан не присутствовал на демонстрации, поэтому это не было критикой его личности», ‒ отмечает Евгений Перебийнис.

Журналисты Foreign Policy анализируют официальную реакцию российских властей на взрыв в петербургском метро.

Со времени нападений в США 11 сентября 2001 года Кремль пытается использовать вопросы борьбы с терроризмом в качестве основы для восстановления отношений с Вашингтоном. В статье отмечается, что с такими предложениями руководство Москвы апеллировало и к администрации Джорджа Буша, и к администрации Барака Обамы, а теперь ‒ Дональда Трампа, которая склонна подыграть идее, что главная угроза для США ‒ не Россия, а «терроризм», отмечается в статье Foreign Policy.

Но, как считает автор издания, все эти заявления контрастируют с действиями России, а усиление вмешательства России в поддержку сирийского президента Башара аль-Асада подогревает кризис и усиливает дестабилизацию ситуации в регионе.

Более того, отмечается в статье, Кремль имеет партнерство с рядом террористических организаций. В Сирии, например, для борьбы с группировкой «Исламское государство» Россия использует ливанскую «Хезболлу» и иранский «Кудс».

Также есть доказательства, что Россия в Афганистане сотрудничает с группировкой «Талибан», отмечает Foreign Policy. В Москве считают, что укрепление «Талибана», в частности путем легитимизации группировки, ограничит возможности продвижения для группировки «Исламское государство». Но, отмечает автор статьи, это также является действиями против американских интересов, ведь американские войска продолжают равную борьбу с группировками «Талибан», «Аль-Каида» и «Исламское государство».

Именно это, даже после нападения в Санкт-Петербурге, является свидетельством неискренности Кремля. «Нет простого ответа на вопрос, как США могут бороться с терроризмом совместно со страной, воспринимающей террористические группировки как дополнительный инструмент гибридной или традиционной войны», ‒ отмечается в статье Foreign Policy.

Нападение в понедельник является трагедией для его жертв, но это не дает оснований разрешить президенту Владимиру Путину избежать вопросов партнерства Москвы с террористическими организациями за рубежом, что является демонстрацией поддержки Россией антизападных, антиамериканских и антинатовских сантиментов, заключает автор Foreign Policy.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG