Доступность ссылки

Развитие и свободное распространение информационных технологий делает работу властных структур прозрачной, законной и ориентированной на потребности граждан. Государственным структурам следует понимать этот факт не как угрозу или вызов, а как новую возможность. Противодействие распространению социальных сетей и попытки контролировать интернет ‒ это нечто очень похожее на борьбу известного литературного героя с ветряными мельницами. Властям должны помочь совсем другие решения, а об их отсутствии очень быстро напомнит само общество.

Совсем недавно мы стали свидетелями масштабных протестов в Российской Федерации. В отличие от предыдущих лет, они имели ряд особенностей. Несмотря на попытки их замалчивания в СМИ, протесты приобрели реально массовый характер и резонанс по всей территории России. Но заслуживает внимание другое: использование только социальных сетей, мессенджеров и закрытых групп активистами и участниками. Фактически впервые ‒ массовое участие молодежи, в том числе подросткового возраста. Кстати, требованиями молодых людей было не решение текущих социально-экономических проблем, а преимущественно вопросы выбора цивилизованного пути развития страны. Это очень похоже на позицию молодого поколения во время событий 2010-2011 годов в Ливии и других странах, которые охватила «арабская весна».

Безусловно, кремлевский режим пытается не допускать таких проявлений общественного мнения. Используется весь арсенал воздействия, преимущественно запрещающего и принудительного характера: мониторинг и контроль СМИ и всех видов телекоммуникаций, попытки контролировать интернет-трафик, выявление и локализация организаторов, запрет на проведение массовых мероприятий и их силовое прекращение, тому подобное. Но, по моему мнению, ключевыми технологическими факторами событий стали возможности обхода административных и технических ограничений активистами и участниками массовых мероприятий еще на этапе их подготовки. Идея проведения мероприятий, лозунги, приглашение к участию нашли свою аудиторию преимущественно через социальные сети и другие медийные возможности современного общества, что государство в принципе контролировать не способно. Кстати, когда правоохранительные органы пытались противодействовать массовым акциям уже по факту их проведения, то социальные сети и другие ІТ-достояния очень помогли участникам событий правильно реагировать, распространяя, в первую очередь, информацию о насилии и нарушениях прав человека со стороны силовиков.

Собственно, российские власти даже не поняли новый характер протестов. Их реакция была традиционной

Собственно, российские власти даже не поняли новый характер протестов. Их реакция была традиционной: пренебрежение активностью и настроениями граждан в социальных сетях, силовое реагирование на факты протестов, их замалчивание в СМИ, отвлечение внимания общества на теракты, произошедшие в Сирии или в Украине, и тому подобное. По результатам событий, российские государственные деятели и контролируемые ими спецслужбы не нашли ничего лучшего, как дальнейшее «закручивание гаек»: появились новые инициативы по усилению контроля за российским информационным пространством, ограничения, запреты и тому подобное. Но темпы развития информационного общества даже в российских реалиях опережают развитие возможностей силовых структур по контролю и ограничению в информационном пространстве.

Приведенные в пример события в России заставляют задуматься представителей украинских элит, которые сегодня находятся у власти. К сожалению, в Украине мы наблюдаем со стороны государственных структур весьма схожее проявление необоснованного администрирования распространения информации. Безусловно, часть таких мероприятий является вынужденной и целесообразной, учитывая российскую информационную агрессию и события в районе АТО. Но факт вражеской агрессии не дает права прикрываться ею во всех без исключения случаях. Среди свежих антипримеров ‒ попытка влияния на СМИ во время известного судебного процесса над генералом Назаровым или «темники», слитые для «правильного комментирования» в СМИ события об обязательном е-декларировании для общественных организаций. И это на фоне того, что, по последним исследованиям, 85% населения поддерживает прежде всего антикоррупционную реформу. Учитывая приведенное выше, ничего, кроме противоположного эффекта, эти попытки не принесли и не принесут.

Можно и в дальнейшем выбирать путь Северной Кореи и даже Китая, где власть оставляет за собой монопольное право полностью контролировать информационное пространство. Но мы все понимаем, что это путь в никуда

Конечно, можно и в дальнейшем выбирать путь Северной Кореи и даже Китая, где власть оставляет за собой монопольное право полностью контролировать информационное пространство. Но мы все понимаем, что это путь в никуда. Практики западных стран с высоким уровнем развития демократии и гражданских свобод свидетельствуют о другом. Пропаганда, информационные операции и другие попытки информационно-психологического воздействия на собственное население находятся вне закона. Власть способствует развитию информационного общества и избегает попытки контролировать медийные ресурсы. Донесение позиции и борьба за сторонников ‒ исключительно через открытость, диалог, общественный консенсус.

Если мы хотим не допустить негативного информационного воздействия на граждан государства со стороны Российской Федерации, то запреты и ограничительные меры должны играть вспомогательную роль и применяться только против иностранного влияния. На первом месте должно быть формирование и распространение в СМИ такого контента, который (при безусловной достоверности) по уровню своего любопытства и привлекательности привлечет внимание и симпатии аудитории.

Если уроки российских событий будут изучены и учтены властью и обществом, у нас есть шанс на очередной этап развития государства

Приведенное выше касается внешних угроз. Но не следует забывать о внутренних рисках. Впереди нас ждет череда выборов. Не секрет, что в Украине некоторые избирательные штабы уже разворачивают свою работу. Есть определенные опасения, что политтехнологи будут предлагать своим заказчикам те форматы работы, которые им удобны и понятны, в том числе административное влияние на информационное пространство. Результат можно прогнозировать уже сейчас ‒ эти подходы обречены на поражение.

Понять возможные варианты действий в приведенной ситуации помогает простой пример из жизни. Одни родители пытаются бороться с курением подростков через запреты, контроль и наказания. Другие ‒ через диалог с детьми, информирование и убеждение, в том числе собственным примером. Интересно, что большинство из нас прекрасно понимает эффективность каждого из приведенных вариантов. Но почему-то такие логические и целесообразные подходы по развитию информационного общества и распространению информационных технологий власть понимать не торопится.

Если уроки российских событий будут изучены и учтены властью и обществом, у нас есть шанс на очередной этап развития государства. Открытый и конструктивный диалог, ориентированность на общество и граждан, уход от административных методов действий в информационном пространстве являются залогом указанного. Ничто не сможет остановить идею. Успех будет на стороне тех, кто поймет это первым.

Татьяна Попова, эксперт по стратегическим коммуникациям ОО «Информационная безопасность», бывший заместитель министра информационной политики Украины

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радiо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG