Доступность ссылки

«Весь народ стал зеком»: почему в СССР замалчивали депортацию крымских татар


Гульнара Бекирова

Почему нет ни одной фотографии депортации крымских татар в 1944 году? Как отразилась Крымская война на судьбе крымскотатарского народа? Как Крым переживал голод в 20-х и 30-х годах прошлого века?

Об этом в «Дневном шоу» на Радио Крым.Реалии беседуем с крымским историком Гульнарой Бекировой.

Пашаев: Было ли какое-то научное открытие, которое вас, как историка, поразило?

Бекирова: Я уже опубликовала этот документ, потому что он действительно очень важный. Он о том, как крымскотатарские спецпереселенцы жили в Узбекистане в 1944 году, какова была смертность. Люди писали своим мужчинам, мужьям, братьям письма в лагерь Волгострой (или Волголаг) – это была трудармия. В этой самой документации отдела спецпоселений НКВД мы видим открытые письма, которые администрация лагеря читала и перехватывала. В них спецпереселенцы писали: в нашей семье умерли все, в семье Асана умерли 15 человек… То есть в официальном НКВД-шном документе сохранились эти неофициальные письма. Потом, когда людям с лагеря стало известно о судьбе их родственников, был даже некий бунт. Как закончилась их судьба, я не знаю. Там достаточно много имен, но много времени прошло, и сложно сейчас ожидать какого-то отклика.

Пашаев: Почему нет ни одного видеокадра, ни одной фотографии депортации крымских татар?

Нет ни одного аутентичного изображения депортации. Даже по существующим документам мы видим, насколько это была сверхсекретная операция
Гульнара Бекирова

Бекирова: Я не могу представить, где бы они могли быть. У нас действительно нет ни одного аутентичного изображения депортации. Даже по существующим документам мы видим, насколько это была сверхсекретная операция. Когда через три недели (после выселения из Крыма крымских татар – КР) выселяли греков, армян и болгар, это называли просто «выселением колхозников». Скорее всего, они уже тогда понимали, что это не совсем правильно.

Пашаев: В местной прессе тоже не было ни одного упоминания о депортации. Казалось бы, наоборот, советская пропаганда должна была говорить о том, что крымские татары – это предатели.

Бекирова: В открытой прессе этого не было. Зато было очень много материалов о счастливой жизни переселенцев – о том, как Крым осваивают новые жители. Депортация очень замалчивалась в 40-50-х годах, а в 60-х за это уже сажали.

Депортация очень замалчивалась в 40-50-х годах, а в 60-х за это уже сажали
Гульнара Бекирова

По депортации остается много засекреченных тем. Мне кажется, многих документов мы так и не найдем, потому что власть тщательно скрывала свои преступления.

Пашаев: Насколько хорошо изучена судьба крымскотатарских солдат, которые возвращались в Крым в 1945 году?

Бекирова: Сейчас в России наконец начали рассекречивать личные анкеты, в том числе, крымских татар. Когда эти исследования появятся, я думаю, что мы будем иметь более-менее достоверные сведения.

Гульнара Бекирова
Гульнара Бекирова

Некречая: Насколько пропаганда мешает вам исследовать реальные факты? Боретесь ли вы с ней?

Бекирова: Разрушение мифов о крымских татарах – это очень тяжелая работа. Мы учились по учебникам, из которых было известно только то, что были некие татары, в основном татаро-монголы. О крымских татарах никто не говорил, в переписях населения их не учитывали… Моя деятельность – это в значительной мере поиск самоидентификации. Мне очень повезло поступить в Историко-архивный институт в Москве. Я не могла поверить, что, оказывается, столько всего написано о крымских татарах.

Пашаев: О якобы предательстве крымских татар говорят не только в 1944 году, но и в 1854 году. Что известно об этом?

Разрушение мифов о крымских татарах – очень тяжелая работа. Моя деятельность – это в значительной мере поиск самоидентификации
Гульнара Бекирова

Бекирова: С 1783 года, то есть с первой аннексии Крыма Россией, начались все беды крымских татар. Тогда наши предки поняли, что такое потерять государственность, что такое стать людьми последнего сорта. Тогда начались притеснения по религиозному признаку, потеря земли, по сути – потеря родины. Поэтому во время Крымской войны началась массовая эмиграция. Война эта была бесславной для России, и виноватыми объявили крымских татар.

Этнос сначала теряет статус государства, потом теряет родину, а потом становится спецпереселенцем. По сути, весь народ стал зеком, политзаключенным. Резервация, гетто, 12 лет люди не могли без разрешения коменданта выехать за пределы района.

Пашаев: Крымские татары также пострадали от голода в 1920-х годах, о котором очень мало говорят. Сохранились ли какие-то документы об этом?

Бекирова: Тогда голод затронул в основном Южный берег Крыма, умерло более 80 тысяч крымских татар. Это колоссальные цифры. По этому голодомору проще восстановить подробности, а вот по голодомору 32-33 годов – это зона некой тайны. Моя гипотеза такая, что этот голод в меньшей мере коснулся крымских татар. Во многом это было благодаря тому, что они были подготовлены после пережитого в 20-х годах.

(Над текстовой версией материала работала Катерина Коваленко)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG