Дневник аннексии. День за днем
Дневник аннексии
Что происходило в Крыму – день за днем

После завершения украинской Революции достоинства крымчанин Олег был настроен оптимистично. Он не удивился первым крупным пророссийским акциям в Крыму в начале 2014 года, а также столкновениям у стен Верховной Рады Крыма. Парень рассказывает, что почувствовал неладное лишь после первого появления российских военных на улицах его родного Симферополя. Олега огорчала витавшая в воздухе неопределенность – а также безразличие других крымчан. По словам парня, именно благодаря ей события на полуострове развивались молниеносно.

Весной 2014 года в крымских вузах перестали выдавать дипломы украинского образца. Это вынудило Олега, который тогда учился на четвертом курсе университета, выехать на материковую Украину. Таких людей, как он, оказалось, по разным оценкам, от 35 до 50 тысяч. Все они покинули полуостров, который российские власти последние шесть лет считают своей территорией.

Россия оправдывает свои действия «референдумом» 16 марта 2014 года. Тогда, по заявлениям Москвы, более 96% голосовавших поддержали «присоединение Крыма к России». Украина не признала результаты голосования – как и большинство стран мира.

Крым.Реалии по крупицам собирают воспоминания крымчан – и воссоздают события начала 2014 года. День за днем, от первых проявлений захвата власти – до закрытия избирательных участков на «референдуме».

22 февраля

Утром 22 февраля я вел семинар по политологии в симферопольском Таврическом университете. [...] Я предложил группам выбрать и по своему усмотрению защитить один из трех базовых вариантов: Крым остается автономией в составе Украины, Крым приобретает независимость, Крым входит в состав Российской Федерации. И что бы вы думали? Никто из присутствующих, включая преподавателя, не только не выбрал, но даже всерьез не рассматривал третий вариант. Очень быстро сошлись на том, что в 21-ом веке на территории Европы такое невозможно. [...] С тех самых пор я стараюсь не делать прогнозов.

Максим Осадчук, крымчанин

23 февраля

Первые крупные пророссийские акции начались в двадцатых числах февраля. Я не могу сказать, что тогда был сильно напуган – подобные митинги проходили часто и в мирное время, но это вызвало беспокойство.

Пользователь «Олег Симферополец»

Накануне ходили слухи, что Крым будет оккупирован, звучали высказывания об отделении. И 23 февраля на митинге это чувствовалось.

Пользователь «Исмаил Кырымлы»

24 февраля

В понедельник город облетела новость, что в Крым направляется сорок автобусов с «бандеровцами», чтобы захватить центр Джанкоя и свалить памятник Ленину. Несмотря на то, что был рабочий день, руководители многих предприятий предложили работникам-мужчинам собраться на Центральной площади для защиты от провокаторов. Организовали акцию хорошо, прямо по подобию Майдана – бочки с огнем для согрева, деревянные настилы и шины.

Пользователь «Виталий Джанкоец»

25 февраля

Первый шок и дикое желание разрыдаться я испытала 25 февраля, когда по Симферополю ходила толпа обезумевших бабушек и оголтелых юнцов с флагами Крыма и партии «Русское единство» с призывами: «Крым! Симферополь! Вставай!» Против кого я должна была вставать?

Пользовательница «Елена Симферопольчанка»

На каком основании и с какой целью на территории санатория «Ялта» находятся две машины с российскими военными? [...] Почему вдруг ялтинские школьники, студенты и учителя стали входить в сферу «российских интересов»?

Ольга Скрипник, крымчанка, руководительница Крымской правозащитной группы

26 февраля

26 февраля, когда был митинг крымских татар и «Русского единства», не было страха.

Надежда Светличная, крымчанка

Мы знаем, что крымские татары и пророссийские организации всегда были непримиримыми оппонентами. Потому и тот митинг воспринимался лишь как очередной виток противостояния.

Надежда, крымчанка

Прекрасно помню беседу с хорошим другом, который убеждал, что нечего бояться – «покричат и успокоятся».

Пользователь «Олег Симферополец»

Я думал, что через пару дней все уляжется и жизнь в Крыму пойдет своим чередом.

Авраам Мошевич, крымчанин, блогер и историк

Этот день был первым, когда с нами вместе, под нашими флагами были и русские, и украинцы. И это было искренне, не постановочно, не потому что кто-то приказал, а потому что так подсказывали сердце и разум. На следующее утро мы проснулись в другой реальности, окрашенной в другие цвета.

Ленора Дюльбер, крымчанка

27 февраля

Когда захватили здание крымского парламента, честно говоря, еще слабо верилось, что произойдет аннексия.

Светлана Ризунова, крымчанка, предпринимательница

Тогда размышляли, как долго провисит на этих зданиях российский флаг – недельку или месяц. [...] То, что это были военные, мы поняли позже. Поняли, насколько ситуация патовая, и что никто штурмовать здание не будет.

пользователь «Исмаил Кырымлы»

К тому времени еще паники не было, но в глубине души я понимал, что это конец.

пользователь «Олег Симферополец»

Надеялся, что Киев расшевелится и спасет нас, или сами организуемся, как 26-го, но нет. Кроме пламенных речей [тогдашнего и.о. президента Украины] Турчинова, ничего не было.

Авраам Мошевич, крымчанин, блогер и историк

Помню разговор с учительницей дочери. [...] Я ей рассказала короткий сюжет утренних новостей. Удивление, минутное замешательство, ни тени страха и вердикт: «Я не хочу в Россию, но и «бандеровцев» в Крыму не хочу».

Наталия Литера, крымчанка

Одним депутатом городского совета Джанкоя был кинут клич, что «бандеровцы» уже добрались в Херсон и что лучше не здесь стоять, а поехать на Чонгар и вообще их не пустить в Крым. Негласно участникам было обещано по двести гривен за сутки. В тот же день появились они, «зеленые человечки» – «освободители» Крыма.

пользователь «Виталий Джанкоец»

С того дня события стали развиваться со скоростью лавины.

Надежда, крымчанка

28 февраля

Когда застала момент снятия украинского флага у входа в здание ТРК «Крым» и вывешивания взамен российского, испытала чувство негодования и одновременно бессилия от невозможности изменить ситуацию.

Севиль Алединова, крымчанка, бывшая журналистка

Дочка должна была улететь в Стамбул. Как и всегда, мы с мужем повезли ее в Симферопольский аэропорт. [...] Нам сообщили, что турецкий самолет не стал садиться в связи с захватом аэропорта неизвестными вооруженными людьми. Мы пробыли в аэропорту до вечера, так как должен был прилететь еще один самолет, но и он не стал садиться, развернулся и улетел. [...] Потом сказали, что турки сами не садятся, боятся.

пользовательница «Просто крымчанка»

1 марта

В Балаклаве начался полный беспредел российских военных, они везде по периметру в масках, блокируют территорию.

Дмитрий Белоцерковец, севастополец, народный депутат Украины 8-го созыва

Первое сообщение о блокаде военной части в Балаклаве. И я решила, что если я и это пропущу, то что я тогда вообще буду знать точно? Я отправилась туда, спрятав в белье бумажку с именем, на случай, если будут стрелять.

Алена Иванова, крымчанка

На улицах тихо. Людей меньше обычного, как и машин. В детских садах и школах почти никого нет. [...] Похоже, все только начинается.

Эмине Джеппар, крымчанка, экс-заместительница министра информполитики Украины

2 марта

Местное русскоязычное население Перевального с ликованием встречает российских солдат. Нашлась одна бабка, которая имела неосторожность назвать их «оккупантами». Толпа готова была растерзать ее, на нее обрушилась нецензурщина, брань и проклятия.

Эмине Джеппар, крымчанка, экс-заместительница министра информполитики Украины

3 марта

Проехался по частям украинским, ребята все в хорошем расположении духа, настрой боевой. Поговорил с российскими военными, они реально не хотят стрельбы, но сами признают, что в любой момент им могут отдать приказ «из Кремля», который им придется исполнять.

Дмитрий Белоцерковец, севастополец, народный депутат Украины 8-го созыва

4 марта

Ощущение, что Крым слили – или в процессе. Для меня герои – это те солдаты, морпехи, командиры частей, которые стоят до конца в условиях отсутствия координации сверху.

Эмине Джеппар, крымчанка, экс-заместительница министра информполитики Украины

9 марта

Были [на проукраинском митинге] у памятника Шевченко. Пришли люди, которые никогда не приходили на митинги. Моя подруга увидела своих соседей, я – сватов своей сестры, совершенно аполитичных людей.

Светлана, крымчанка, научный сотрудник

10 марта

Крымчане начинают покидать свои дома. [...] Беженцы – это страшное слово. Это не переезд на новое место, это потеря старого и родного. [...] Отчаяние сменяется яростью. Почему нас бросили самих? Почему никто не подставит плечо?

Лиза Богуцкая, крымчанка, сейчас – народный депутат Украины

11 марта

Каждого из нас за участие в митингах теперь могут обвинить в подрывной деятельности. Запугивание идет полным ходом.

Алена Попова, крымчанка, активистка Украинского культурного центра в Крыму

12 марта

[На админгранице с Херсонской областью] я огрызнулась [представителю «самообороны Крыма»], что его вообще сюда не звала, и не надо меня защищать. Тогда он встал перед машиной, навел на нас автомат, передернул затвор и сказал, что имеет приказ стрелять на поражение. Озверевший, со стеклянными глазами, в маске, он стоял и орал, что нас не пропустит, и ему плевать на то, что мы с крымской пропиской и едем домой.

пользовательница «Лилиана Крымская»

14 марта

Ощущение собственного бессилия перед наступающим злом. [...] Постоянное ощущение того, что по прихоти одного человека, пытающегося удержать и расширить свою империю, у меня пытаются отобрать родину.

Алексина Дорогань, крымчанка, журналистка

15 марта

Последнюю [проукраинскую] акцию провели 15 марта и объявили, что не идем на референдум, а идем готовить вареники. Это был наш тихий протест.

пользователь «Исмаил Кырымлы»

16 марта

Помню день референдума. Какие там 83% проголосовавших – в те дни многие на улицу и то боялись выйти. Хотя многие пенсионеры – да, голосовали с радостью и со словами «хоть умрем в России». Конечно, мы все ждали, что начнутся боевые действия, Украина введет свои войска, и все будет как прежде. И, когда этого не произошло, многие были очень разочарованы.

пользовательница «Просто крымчанка»

Я, помню, не выдержал, пришел домой и повесил у себя на балконе флаг Украины. Мать с отцом как увидели, так стали требовать снять его. [...] Тогда я с родителями сильно поругался, хотя сейчас все нормально, болезненные темы теперь обходим стороной. Мать смирилась, что флаг так и будет висеть у меня в комнате.

пользователь «Виталий Джанкоец»

Знаю о том, что в Бахчисарае из всех крымских татар только двое пошли [голосовать]. Говорить о том, что крымские татары принимали участие в референдуме – это не то, что ложь. Из всего населения крымских татар – два человека. О каком проценте можно говорить?

Альме Эмирсале, крымчанка

Не помню, в котором часу закрылись избирательные участки и когда успели подсчитать голоса, но в 23:00 на площади Ленина уже вовсю шарашил салют, мотались с сигналами автомобили и слышны были крики «Россия-Россия»!

пользовательница «Варвара Крымчанка»

Хороводы, пляски, песни, водка и пиво (простите, из песни слов не выкинешь), народная музыка, российские флаги, сожженные украинские паспорта.

Эмине Джеппар, крымчанка, экс-заместительница министра информполитики Украины

18 марта

Я уехал из Крыма 18 марта, в день подписания указа о создании двух новых субъектов Российской Федерации. Уезжал, думал, что еду на недельку, максимум на две, не брал с собой вещи.

пользователь «Исмаил Кырымлы»

Мнения, высказанные в публикации, передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции. Расширенные версии приведенных выше воспоминаний можно прочесть тут. Часть воспоминаний взята с личных страниц их авторов в соцсетях.