Доступность ссылки

Курултай «прагматично» дистанцируется от Украины


Ирина Шершова

Симферополь – Ключевым событием прошедшей недели в аннексированном Крыму, похоже, стала вторая внеочередная сессия Курултая крымскотатарского народа, состоявшаяся 29 марта. Она оказалась особенной по ряду причин, в том числе и формальных.

Во-первых, впервые с момента массового возвращения крымских татар в Крым сессия была проведена не в Симферополе, а в Бахчисарае. Некоторые обозреватели объяснили это мерами безопасности, полагая, что в крымской столице могли быть разного рода провокации, другие усмотрели в этом некий символизм, связанный с исторической ролью Бахчисарая как столицы крымскотатарского государства.

Во-вторых, работу нынешней сессии предварил лишь крымскотатарский гимн, украинский же, вопреки устоявшейся традиции, не прозвучал.

Наконец, в-третьих, нынешнюю сессию отличало полное отсутствие делегаций крымскотатарских диаспор из Турции и Румынии, традиционно присутствовавших на национальных съездах. Официальная причина – отсутствие авиа коммуникаций Крыма с Турцией и Киевом. Вместо представителей диаспор в работе Курултая приняли участие гости из России – президент Татарстана Рустам Минниханов и глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин. Их присутствие символизировало начало новой вехи в истории крымскотатарского национального движения и в какой-то мере предопределило те решения, которые были приняты на съезде.

В целом было принято несколько знаковых решений. В их числе Постановление «О реализации крымскотатарским народом права на самоопределение на своей исторической родине». Глава Меджлиса Рефат Чубаров пояснил появление этого вопроса на повестке дня тем, что в настоящий момент Крым и крымские татары находятся в фокусе внимания мировой общественности. Фактически, то, чего добивались лидеры Меджлиса на протяжении нескольких лет, и для чего инициировали проведение Международного форума, под влиянием независящих от них обстоятельств свершилось. Поэтому упускать этот момент было бы неразумным.

В проекте постановления идет речь о национально-территориальной автономии крымских татар без указания, в рамках какого именно государства. Таким образом, по словам крымских экспертов, Меджлис «перебрасывает мяч» на поле двух заинтересованных государств – Украины и Российской Федерации и будет наблюдать за тем, которое из них предпримет шаги по реализации этой инициативы.

По мнению крымского эксперта Сергея Костинского, принятие постановления свидетельствует о том, что Курултай делает заявку на превращение крымскотатарского народа в самостоятельный субъект международных отношений. Этим он демонстрирует ориентацию на прагматизм и преследование своих национальных интересов.

Еще одним важным решением Курултая стало делегирование Меджлису полномочий определять вопрос сотрудничества с новой крымской властью. Следует отметить, что речь шла главным образом о возможности вхождения кандидатур Меджлиса в высшие представительные и исполнительные органы власти Крыма.

Этот вопрос вызвал бурные дискуссии среди делегатов съезда и спровоцировал раскол среди них. Часть делегатов полагала, что крымские татары должны оставаться верными своей традиционной проукраинской ориентации, а, следовательно, вслед за украинским правительством, должны исходить из незаконности нового правительства Крыма и пресечения всех контактов с ним. Они акцентировали внимание на том, что любое сотрудничество будет выглядеть как предательство и апеллировали к чувству долга крымских татар перед Украиной.

Другая часть делегатов съезда, в числе которых и сам председатель Меджлиса, настаивали на том, что крымские татары должны в первую очередь исходить из своих национальных интересов и испытывать чувство долга перед своим народом. В числе этой группы были делегаты, которые говорили о прагматическом подходе в определении своего политического курса, о том, что отказ от сотрудничества с властью не позволит крымским татарам решать злободневные вопросы, например, бизнеса, функционирования национального телеканала и т.д.

Без Джемилева Курултай меняет вектор движения

Представители первой группы, которая по итогам голосования оказалась в меньшинстве, часто апеллировали к авторитету крымскотатарского лидера Мустафы Джемилева, который, по их словам, призывал крымских татар воздерживаться от контактов с этой властью. В итоге, несогласные с решением Курултая крымские татары, увидели в действиях Рефата Чубарова и других делегатов акт предательства, совершаемый за спиной Мустафы Джемилева.

Представляется, что данное решение о сотрудничестве, спровоцировавшее заметный раскол среди крымских татар, может привести к снижению авторитета Меджлиса и лично Чубарова. Скорее всего, это решение вызовет определенный резонанс и в материковой Украине, а также критические комментарии в отношении политики Меджлиса.

Еще одно решение, которого ждали многие крымские татары, касается получения российского гражданства. По итогам обсуждения, было принято решение о том, что крымские татары, во избежание проблем с трудоустройством и оформлением прав собственности, не будут отказываться от получения российских паспортов. В то же время они постараются сохранить украинское гражданство.

Более детальные рекомендации будут даны после создания группы крымскотатарских юристов, которые детально изучат данную проблему. По-видимому, позиция многих крымчан (не только крымских татар) по сохранению украинского гражданства тревожит российское руководство. Поэтому в законодательных органах Российской Федерации стали обсуждаться законопроекты о наказании за сокрытие факта наличия двойного гражданства. Если в одних проектах речь идет о штрафе, то в других – об уголовной ответственности.

Наконец, еще один вопрос, вызвавший бурные дискуссии на Курултае, был связан с изменением этнонима «крымские татары». Речь шла о его замене на другой – «къырымлы» (что означает «крымчанин»). Оснований для замены два. Первое – ассоциация слова «татарин» с монголо-татарами, появившимися в Крыму в XIII веке, что дает право некоторым историкам и простым обывателям говорить о пришлом, а не коренном характере крымскотатарского народа.

Таким образом, слово «къырымлы» должно подчеркнуть автохтонную суть народа, претендующего на статус коренного и провозглашающего свое право на самоопределение. Второй – наличие в Российской Федерации этноса «татары», который уже имеет свою государственность. Таким образом, крымские татары не хотели бы, чтобы их соотносили с татарами Поволжья.

Также они опасаются, что наличие Татарстана может стать камнем преткновения на пути создания их национально-территориальной автономии. Они помнят, что именно этим формальным предлогом мотивировался отказ в создании крымскотатарской автономии в период существования СССР. По итогам голосования, было решено отложить вопрос о переименовании на неопределенный срок.

В целом, решения Курултая позволяют утверждать, что вектор движения Меджлиса становится более или менее ясным. Молчание лидеров этого органа на протяжении последней недели свидетельствует о происходившей глубокой оценке ситуации, о переговорах с представителями новой власти, в том числе посредством переговорщиков из России. Очевидно, что в национальном движении крымских татар прагматизм берет вверх над соображениями преемственности политического курса, а голоса бизнесменов заглушают ропот недовольных политиков и активистов.

Ирина Шершова, политолог

Мнения, высказанные в рубрике «Мнение», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG