Доступность ссылки

Александра Кулаева: нужны международные механизмы защиты жителей спорных территорий


Александра Кулаева, руководитель отдела Восточной Европы и Центральной Азии FIDH
Крым.Реалии

В Стамбуле 11-12 апреля проходил региональный семинар «Подходы к защите прав человека в восточно-европейских спорных субъектах», организованный Международной федерацией прав человека FIDH. В ходе этого мероприятия правозащитники из непризнанных и частично признанных государственных образований Восточной Европы делились своим опытом и обсуждали возможности сотрудничества с представителями ряда международных организаций. Руководитель отдела Восточной Европы и Центральной Азии FIDH Александра Кулаева
кратко рассказала в интервью журналистам «Радiо Свобода» и «Крым.Реалии» о целях и итогах семинара.

– В чем была основная цель организаторов этого семинара и удалось ли ее добиться?

– Мы видели нашей основной задачей встречу правозащитников, работающих в субъектах, которые не признаны международным сообществом или частично признаны. В рамках своей работы правозащитники этого региона сталкиваются с очень большим количеством проблем, которые связаны с тем, что международное право по сути и на практике не распространяется на жителей этих регионов. Они фактически оказались отрезанными от международного права в силу своей частичной или полной непризнанности.

Отсутствие международного права, как гаранта прав человека в этих регионах, является очень серьезным препятствием и включает в себя очень много разных аспектов. Это нарушение политических и гражданских прав, экономических и социальных, права на передвижение... Проблема еще и в том, что независимые
В непризнанных государственных образованиях фактически распространяется некая зона безнаказанности, поскольку нет ответственности или ответственность не до конца определена
обозреватели и наблюдатели не могут либо могут с большими трудностями туда въехать. Фактически распространяется некая зона безнаказанности, поскольку нет ответственности или ответственность не до конца определена. Что происходит в тюрьмах, что происходит в полицейских участках, что происходит с гражданами, права которых нарушаются, и к кому они могут обратиться? Как на это может отреагировать международное сообщество? На все эти вопросы мы попытались найти ответы в ходе нашего семинара.

Мне кажется, определенным успехом семинара было то, что правозащитники из этих регионов съехались вместе и смогли сравнить свой опыт, методы работы. У некоторых из них есть наработки, очень эффективные и интересные, которыми они смогли поделиться с остальными коллегами.

Другим аспектом нашего семинара было привлечение внимания международного сообщества к этим проблемам. Мы хотели показать, что это не единичная проблема, не один какой-то изолированный регион. Сейчас это уже
Уже более 3,2 млн. человек оказались в ситуации заложников в том смысле, что у них нет доступа к гарантам международного права
более 3,2 млн. человек, которые оказались в ситуации заложников в том смысле, что у них нет доступа к тем гарантам международного права, которые существуют для всех остальных людей. Это уже, можно сказать, население небольшой страны, не такой уж и маленькой. И эта тенденция продолжается. Мы опасаемся возникновения новых таких белых пятен права. Вне зависимости от того, как мы относимся к их суверенитету, какие политические взгляды разделяют или не разделяют обитатели этих регионов, наша задача, как правозащитников, – обеспечить их доступ к праву на национальном, региональном и международном уровне.

– В чем, по-вашему, особенность ситуации в Крыму, по сравнению с другими спорными субъектами?

– Ситуация в Крыму развивается, как говорится, здесь и сейчас, поэтому сейчас еще немножко трудно делать какие-то выводы. Но, тем не менее, особенность, которая, безусловно, отличает ситуацию в Крыму от остальных непризнанных международным сообществом регионов – его Россия признала своей территорией. Ситуация в Крыму осложняется тем, что это не просто регион, который теперь фактически отколот от своего пространства, в которое он входил раньше, а он теперь считается присоединенным к другому государству. С точки зрения права это опять же ставит очень много вопросов и вызовов.

Другой вопрос, о котором я тоже хотела упомянуть, – это вопрос документов, вопрос паспортов. Если мы исходим из того, что государства обязаны охранять права своих граждан, то встает вопрос, какой именно паспорт находится у
Если мы исходим из того, что государства обязаны охранять права своих граждан, то встает вопрос, какой именно паспорт находится у того или иного человека, проживающего на спорной территории
человека, который находится в данном регионе и, соответственно, кто за него несет ответственность. Мы знаем, что во всех этих территориях немало людей, обладающих российскими, украинскими, грузинскими или армянскими паспортами просто для того, чтобы обеспечить себе возможность передвижения.

В этой связи было выдвинуто немало предложений, очень конкретных, о том, как наладить работу по правовому просвещению, по адресации к международным структурам, будь то ОБСЕ, Совет Европы или ООН. Было очень ценным, что представители этих межгосударственных организаций тоже присутствовали на семинаре и в закрытом рабочем формате могли обсудить конкретные пути решения проблем и вместе с участниками попробовали разработать какие-то новаторские подходы, позволяющие не оставлять этих людей из-за вопроса признания или непризнания за бортом права.

– Возможно ли выстроить единую международную стратегию защиты жителей спорных регионов?

– Настало время найти какой-то комплексный подход, выработать комплексную стратегию, чтобы граждане этих стран, территорий и государств не оказывались отрезанными от права и обеспечения их прав.

Мы будем продолжать работать над тем, чтобы выдвинутые рекомендации конкретизировались. И чтобы мы, как Международная федерация за права человека, имеющая членов практически во всех представленных регионах, могли оказывать поддержку и с точки зрения международного лоббирования, и с точки зрения адресации к национальным институтам, которые должны отвечать за соблюдение прав человека в этом регионе, и работать со всеми акторами этого пространства. И, конечно, работа с молодежью, с гражданским обществом, поскольку в условиях, будем говорить, «осажденной крепости», гражданское общество имеет большие сложности в работе, потому что им просто не хватает кислорода, открытости, всего того, что необходимо для развития гражданского общества.
Правозащитник: нужны международные механизмы защиты жителей спорных территорий
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:33 0:00

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG