Доступность ссылки

Аннексия Крыма сквозь призму отдельной личности


Симферополь – Интернет пестрит публикациями о ситуации в современном Крыму. Авторы пишут о сложном экономическом положении полуострова и грядущем «мертвом» курортном сезоне, о накалившихся межэтнических отношениях и выдавливании украинского духа из Крыма, о геополитическом раскладе в мире после аннексии Крыма. В этом ряду несомненно важных и злободневных статей несколько выпадает личностный фактор – рассмотрение влияния аннексии на судьбы простых людей, на их мировосприятие, переживания и трагедии.

Ведь произошедшие метаморфозы в той или иной мере отразились на жизни каждого из нас, на том, как мы стали смотреть на мир, на наших планах, на отношениях с соседями и коллегами. Очевидно, что все мы стали немного другими: что-то переосмыслили, что-то поняли, чему-то удивились и даже ужаснулись. Каждый из нас находится в поиске ответов на вопросы о том, как жить дальше, к чему стремиться и чего опасаться.

Распавшиеся семьи, поссорившиеся друзья, подорванное здоровье – все это сопутствующие явления тех событий, которые для кого-то из крымчан – желанное воссоединение, а для кого-то – ужасная трагедия и боль. Именно как недоразумение и трагедию воспринял аннексию Крыма человек, с которым сегодня прощался Крым. Это профессор кафедры истории Украины Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Виктор Юрьевич Ганкевич.

Он покинул этот мир в возрасте всего 45 лет, молодой и преисполненный планов дальнейших научных изысканий. Для него все, что случилось с Крымом – катастрофа, которую он глубоко и с болью переживал. Уроженец Херсонской области, он получил образование и остался работать в Крыму, посвятив себя изучению жизненного пути и деятельности выдающегося крымскотатарского просветителя Исмаила Гаспринского. Поэтому, наверное, неслучайно проводить его в последний путь пришло много крымских татар, благодарных ему за научную смелость и самоотдачу в изучении в свое время совсем не популярной темы.
Судьба Виктора Юрьевича лишь один из примеров того, что происходит в Крыму на самом низовом уровне – на уровне отдельной личности, которую поставили перед фактом отсутствия выбора. Личная трагедия этого человека, не видевшего своего будущего в российском Крыму и планировавшего его покинуть, не единична.

Похожие чувства переживают и многие другие украинцы, крымские татары, люди иной национальности. Кто-то из них уже покинул полуостров, кто-то пока выжидает и оценивает ситуацию, а кто-то, как и уважаемый профессор, не сумев справиться с навалившимся грузом, уже перебрался в мир иной. Ведь то, что происходит вокруг, вызывает огромный дискомфорт у тех, кто чтит себя патриотом Украины. Его душа не приемлет ни повального доминирования триколоров, ни известий о переформатировании украинской гимназии, ни сообщений о выдавливании с полуострова священников Греко-католической церкви и Православной церкви Киевского патриархата, ни многого другого.

Представляется, что ощущение дискомфорта с течением времени будет лишь нарастать, а, значит, и поток крымских беженцев не иссякнет. Мы ведь понимаем, что «закручивание гаек» пока еще не началось, но также понимаем, что оно нас не минет, оно у нас впереди. Думаю, прав был один из лидеров Меджлиса, сказавший, что люди через полгода при виде украинского флага будут плакать. Хочется верить, что от радости…

Ирина Шершова, политолог

Мнения, высказанные в рубрике «Мнение», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG