Доступность ссылки

Крымские татары: перманентная депортация


Александр Дубина

В первой половине 1960-х годов родители обычно посылали меня на оздоровление в детский санаторий «Смена» в Евпатории. Санаторий принадлежал тогда к лучшим, а значит там часто устраивались всевозможные конкурсы и викторины, на которых победители получали призы. Как правило, это были книги. В основном – «Легенды Крыма», которые выдавались почти ежегодно огромными тиражами. Мне повезло выиграть несколько таких книг, и я сразу же с восторгом их «проглотил».

Подавляющее большинство легенд повествовало о татарах (тогда я еще не знал, что их героями были крымские татары, которые существенно отличались от других татар). Нас также возили на экскурсии в Бахчисарай, где, увидев в Ханском дворце знаменитый Фонтан слез, я на всю жизнь был очарован его красотой и рассказом о его создании старым ханом Крым-Гиреем. Но ни одного татарина ни в Евпатории, ни в Бахчисарае я не увидел. Когда же попытался спросить у воспитателей о том, куда же они, эти татары, делись, один из них предложил мне сыграть партию на бильярде и уклонился от объяснений, а другой (медсестра Любовь Ивановна как-то в сердцах обозвала его «проклятым чекистом») прошипел: «они все предатели», так и не объяснив, кого и как они предавали.

Прошло несколько лет и я, уже студент истфака, спросил о судьбе крымских татар у отца хорошего знакомого, профессионального врача, который болел туберкулезом и переселился в Ялту в 1944 году, сразу после печальной депортации. Виктор Васильевич, очень порядочный человек, откровенно ответил, что много татар в годы оккупации Крыма поддерживали немцев, однако история эта темная и подробностей он не знает. Сказал только, что после депортации татар его поразило огромное количество голодных бездомных коров и оставленные пустые жилища бывших жителей. «А что, давай я тебя отведу к одному татарину», – с доброжелательной улыбкой предложил Виктор Васильевич. И отвел... к памятнику одного из лучших асов Второй мировой войны, дважды Героя Советского Союза Аметхана, уроженца Алупки.

– К сожалению, он тебе ничего не в состоянии рассказать, грустно улыбнулся мой экскурсовод.

– Значит, не все татары – предатели, были и герои?

– Получается, что так, но, извини, подробностей я не знаю и тебе не советую ими интересоваться... Понимаешь?


Я понял, и сразу же после возвращения в Киев побежал в свою любимую историческую библиотеку в Лавре. Единственное, на что я там наткнулся, был Указ Президиума Верховного Совета СССР №493 от 5 сентября 1967 года «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму». Из него я узнал, что «после освобождения в 1944 году Крыма от фашистской оккупации факты активного сотрудничества с немецкими захватчиками определенной части проживающих в Крыму татар были необоснованно отнесены ко всему татарскому населению». А в ІV томе издания «Очерки по истории Крыма (Симферополь: «Крым», 1967), осуществленного под редакцией тогдашнего первого секретаря Крымского обкома КПУ И. Чирвы, о депортации крымских татар вообще не упоминалось. На этом мои поиски в данном направлении прекратились на многие годы. Разве что, время от времени в руки попадали публикации самиздата и статьи на английском языке.

Только в годы перестройки, когда открылись тайные архивы (вскоре большинство из них вновь закрылось), начала вырисовываться общая картина депортации 1944 года. Но потом оказалось, что она была далеко не первой в истории многострадального крымскотатарского народа.

***
Первые достоверные данные о населении Крыма опубликовал выдающийся немецкий ученый-энциклопедист Петер Симон Паллас (1741-1811 годы), который большую часть своей жизни провел в России, а почти все последние годы – на Крымском полуострове.

«В Крыму раньше насчитывали более полумиллиона жителей», – писал он в своем труде «Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам Российского государства в 1793-1794 годах». «Первое их уменьшение произошло в 1778 году, когда после мира с турками более 30 тысяч христиан, греков или армян, живших в Крыму... были переселены за Азовское море на земли между Доном и Бердой (стоит отметить, что те земли к тому времени уже были заселены украинцами, следовательно, имеем характерный пример заселения украинских этнических земель другими народами, – Прим. авт.). Значительно более ощутимым было выселение татар после того, как русские овладели Крымом в промежутке между 1785 и 1788 годами. Тысячи татар в это время, но в особенности тех, которые заселяли места вблизи приморских городов, продали свое имущество за бесценок и пошли в Румелию и Анатолию, куда отправились также члены правящей семьи Гиреев и много дворянства», – писал ученый по свежим следам. Далее он приводил данные нескольких переписей населения, согласно которым в конце XVIII века татар мужского пола насчитывалось 120 тысяч. Если предположить, что женщин было немного больше, чем мужчин, то общая численность татар в то время составляла где-то около 250 тысяч. А ведь было более полумиллиона!

Цифры вынужденной эмиграции крымских татар с родины, вытекающие из труда Палласа, полностью совпадают с данными, приведенными в Докладе Крымских ЦИК и СНК (1925 год). «Первая волна массового панического несчастья, начавшаяся сразу же после присоединения Крыма к России, охватывает 17-летний период, в течение которого эмигрировали и были выселены административным порядком около 300 тысяч человек, преимущественно в Анатолийскую и Румелийскую провинции Турции», –отмечалось в Докладе.

Весьма красноречив тот контингент, которым российское правительство пыталось заменить эмигрантов. «Крым... попал после присоединения в 1783 году в Россию под тяжелый гнет и разгул ничем не сдерживаемого царизма, стремившегося в кратчайшие сроки, не гнушаясь самыми нечеловеческими мерами, с корнем вырвать туземное татарское населения из родных пепелищ,
Весьма красноречив тот контингент, которым российское правительство пыталось заменить эмигрантов
переселив на его место сливки и отбросы военной и гражданской бюрократии и придворной камарильи, враждебные или нейтральные в отношении Турции народы... подневольных переселенцев – крестьян из густонаселенных областей империи, корпус Кубанских казаков и разную другую военную силу, церковников-миссионеров в количестве 4000, преступные, с точки зрения «святейшего» синода, элементы (духоборов, молокан и других сектантов), осужденных на каторгу и на поселение в Сибирь уголовных элементов, беглых крестьян, дезертиров и, наконец, женщин, доставленных из России в несколько приемов и предусмотрительно розданных неженатым солдатам, беглым и дезертирам. По военной и гражданской линиям все должности были замещены российской бюрократией», – говорилось в Докладе. И писали его не какие-то крымскотатарские бандеровцы, а советские чиновники, большинство из которых были членами коммунистической партии. И описанные ими методы имперской российской власти до сих пор используются нынешними московскими чиновниками, которые возомнили себя новыми «царями». Так, потомки некогда переселенных в Крым кубанских казаков проявили себя во всей красе не только во время последних событий, но и в течение всего периода после распада СССР, дестабилизируя ситуацию на полуострове в интересах Кремля уже более 20 лет. Появились уже и российские криминальные авторитеты и бюрократы, и украинские дезертиры. На подходе отряды подходящих им женщин.

Вторая волна вынужденной массовой эмиграции поднялась после Крымской войны. Если кого-то не убедили факты, приведенные советскими чиновниками, то обратимся к подсчетам чиновников царских.

По официальным данным только за два года (1860-1862), по паспортам и удостоверениям переселилось 181 тысяча 177 душ обоего пола. И была еще и нелегальная эмиграция. Чтобы хотя бы приблизительно представить размеры этой переселенческой волны, достаточно сказать, что в одном Перекопском уезде опустели 278 селений и, по данным земства, до 1870 года 244 из них оставались в руинах; всего же в бывших четырех крымских уездах татары покинули 687 поселков, из которых 315 совсем опустели (Памятная книжка Таврической губернии за 1889 г. под редакцией Вернера – том IХ).

Среди следующих эмиграций наибольший размах имел массовый исход 1889 года, когда Крым оставили до 200 тысяч татар.

«Таким образом, – заключают авторы цитируемого выше доклада, – по самым скромным подсчетам, за последние 1 1/ 2 столетия, Крым потерял 800-900 тысяч человек коренного населения».

Те же авторы искренне верили, что родная советская власть в корне изменит судьбу крымских татар, сделает их настоящими хозяевами на своей земле – богатыми и счастливыми. Но не тут то было.

***
Вследствие голода 1921-1922 годов крымские татары потеряли еще 80 тысяч человек.

Но их новые, советские вожди, не потеряли веры в светлое будущее своего народа.

В начале 1925 года в адрес Президиума ЦИК СССР за подписями Председателя КрымЦИК Вели Ибраимова и Председателя КрымРНК Османа Дерен-Айерлы был направлен Доклад «о реэмиграции крымских татар из Болгарии и Румынии в Крым и о причинах эмиграции татар», о котором упоминалось выше. Главным тезисом документа была просьба о разрешении материального обеспечения возвращения на родину крымских эмигрантов. Всего лишь 20 тысяч человек. В течение следующих нескольких месяцев эта проблема всесторонне обсуждалась на страницах партийной прессы, была в центре внимания крымской общественности. Но после поездки В. Ибраимова и наркома земледелия Крыма С. Меметова в Москву вопрос закрылся сам по себе. О реэмиграции никто больше не вспоминал. Одного из подписантов Доклада, О. Дерен-Айерлы в марте 1926 года сняли с должности, а впоследствии казнили. Немного дольше продержался В. Ибраимов – признанный в то время лидер крымских татар. Его неожиданно арестовали 15 января 1928 года. После показательного судебного процесса 28 апреля «по совокупности уголовных и политических преступлений» он был приговорен к расстрелу. Среди прочего ему инкриминировали «выпячивание национальных интересов в ущерб классовым». Казнен 9 мая.

Весьма показательно, что расправа над крымскими националистами почти совпала по времени с фабрикацией дела против «зловещего» Союза освобождения Украины (1929 год). Если раньше советская власть вынуждена была считаться с национальными чувствами тех или иных народов и проводила
Если раньше советская власть вынуждена была считаться с национальными чувствами тех или иных народов и проводила политику «коренизации», то по мере ее стабилизации в конце 1920-х она сбросила маску и показала свою великодержавную рожу
политику «коренизации», то по мере ее стабилизации в конце 1920-х она сбросила маску и показала свою великодержавную рожу. Мечети и медресе в Крыму были превращены в конюшни, в лучшем случае – в библиотеки, где можно было почитать в ленинской «Правде» статью Сталина «Головокружение от успехов». А успехи были и в самом деле головокружительными, даже ошеломляющими. «Коренизацию» как ветром сдуло; ее место заняла сплошная русификация.

Следовательно, нет ничего удивительного, что определенное количество крымских татар в ноябре 1941-го вовсе не враждебно встретило немцев, которые, прежде всего, вернули мечетям их первоначальные функции. Дети снова начали учить родной язык в медресе. И не надо было никаких пропагандистских кампаний. «Татары сразу же встали на нашу сторону. Они видели в нас своих освободителей от большевистского ига, тем более что мы уважали их религиозные обычаи», – свидетельствовал генерал-фельдмаршал Манштейн, который принимал Севастополь в декабре 1941 года.

О коллаборационизме крымскотатарских «предателей» в годы «Великой Отечественной войны» в последнее время мы услышали и прочитали столько, что я не буду подробно останавливаться на этой теме. Скажу только, что количество коллаборационистов составляло по разным данным от 9 до 19 тысяч. Да, это немало. Не успели темные татары осознать все преимущества советского образа жизни, что тут поделаешь! И все же, некоторые же осознали: в рядах Красной армии с 1941 по 1945 год проходили службу более 35 тысяч крымских татар. Пятеро из них стали Героями Советского Союза, а прославленный ас Аметхан был удостоен этого звания дважды.

Еще одна мелочь: русскоязычный Крым поставил лишь 11-й немецкой армии 45 тысяч солдат, которые принимали участие, в частности, в штурме Севастополя. А были еще и другие военные формирования, образованные из русских в Крыму, среди них и многотысячный 15-й казачий корпус СС. Поэтому вполне логично было бы вместе с крымскими татарами депортировать с полуострова и русских! Однако не сложилось: все-таки свои!

***
А может мы, украинские и крымскотатарские «бандеровцы», что-то не так поняли?

И доброжелательная Москва раскрыла нам, неразумным, глаза. На днях Министерство образования и науки России рекомендовало школам провести уроки, посвященные Крыму и Украине, и обнародовало директивные методические материалы по теме. Оказывается, в 1783 году, с «присоединением Крыма на полуострове начинается бурное развитие промышленности и торговли... Строятся новые города Симферополь и Севастополь». Но не поняли темные татары того счастья, что им привалило. «Конечно, значительная часть крымскотатарского населения не могла принять изменения. Связано это было и с религиозно-культурными моментами, и с прекращением практики набегов, работорговли и системы откупов в экономике. За несколько десятилетий большое количество татар переселилось в Турцию, а Крым стал заселяться выходцами из России, Польши, Германии», – отмечается в директивах. Ну что с тех непутевых татар возьмешь: им бы промышленность и торговлю бурно развивать, а они опять за свое – набеги, работорговля, откаты, пардон, откупы в экономике... А о качественном составе новоприбывших выходцев из России мы уже знаем: отборные сливки российского общества!

Упомянута в директивах и последняя депортация 1944 года. Двумя строками. И ни слова о том, как она осуществлялась, никакого объяснения, почему она была «необоснованной», как пишется в документе, ни намека на извинения перед невинными жертвами сталинского режима.

Что же, российский Минобраз продемонстрировал себя винтиком во всеохватывающей путинской системе правды. Ну не станет же он вспоминать всевозможные неприятные мелочи. Например, что огромная и «великая Россия», в то время еще официально Московия, до 1700 года платила дань маленькому Крыму! За державу все же обидно!

Подводя итоги, необходимо отметить, что депортация крымских татар с их Родины началась сразу после присоединения полуострова к Российской империи и с тех пор осуществлялась в разных формах в течение длительного времени, вплоть до полного выселения коренного населения. Эта печальная практика возрождается сейчас, когда признанного лидера крымских татар – Мустафу Джемилева – не пускают в Крым.

Наконец, представим себе, каким бы был Крым сегодня без той перманентной депортации. Нет никаких сомнений, что его талантливый и трудолюбивый народ насчитывал бы сегодня несколько миллионов и непременно бы реализовал свой огромный потенциал. Будем надеяться, что так оно в конце концов и произойдет.

Александр Дубина, кандидат исторических наук

Радiо Свобода

Мнения, высказанные в рубрике «Мнение», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG