Доступность ссылки

«Гаагские каникулы» для Януковича и Путина


Мария Томак

Международный уголовный суд может превратиться в сведение политических счетов, а не в инструмент системных изменений. По крайней мере, на это указывает логика развития событий: парламент проголосовал «за» обращение в Международный уголовный суд относительно распространения его юрисдикции на «дело Майдана», но на этой сессионной неделе руководство Верховной Рады так и не внесло в повестку дня законопроект 4873, подписанный 199 депутатами, который позволит ратифицировать Римский Статут и признать юрисдикцию Суда – уже не для Януковича и его «Семьи», а для нынешнего и будущего руководства страны. Это можно толковать приблизительно так: Римский Устав – для предшественников, но не для нас. Вероятно, решимости в ратификации Римского Устава руководству страны не добавляют Крым и Донбасс, которые усилиями нашего северного соседа превратились или в «серые зоны», или в «горячие точки».

Никогда, начиная с 2000 года, когда Украина подписала, но так и не ратифицировала Римский Статут, тема Международного уголовного суда (МУС) не являлась для общества такой острой. И это понятно. Одни из самых популярных на странице «Евромайдан SOS» – комментарии, в которых прежнего украинского президента и его окружение отправляют на скамью подсудимых в Гаагу.

Но уповать на Гаагу не стоит так же, как и на доброго царя. Даже если Суд таки возьмется за «украинское дело» (а это решение может приниматься годами) и осудит тех, кто отдавал приказы на самом высоком уровне (плюс еще несколько лет), главные битвы за очистку системы происходят уже сейчас на наших глазах. Достаточно проследить за страстями вокруг назначения председателя Высшего административного суда, чтобы убедиться, что реакция, как пишут в соцсетях, наступает. Пока Гаага осудит ОПГ, расстреливавшее Майдан, достижения Майдана захлебнутся.

Потенциальные разочарования

Международные эксперты осторожно предупреждают: роль МКС – комплиментарная. Он может помочь дотянуться до верхушки, которая принимала решение и отдавала преступные приказы, но с остальной вертикалью придется справляться самостоятельно. Главная функция Гаагского суда – превентивная, а не карательная. «МКС создавался с превентивной целью», – отмечает представитель FIDH в Международном уголовном суде Монсеррат Карбоне (FIDH – Международная федерация по правам человека – организация, которая была одной из основателей Международного уголовного суда). Украинскому обществу следует прежде всего ожидать от Суда того эффекта, который сформулирован в лозунге «Пусть страх перейдет на ИХ сторону». Важно гарантировать, что украинскому руководству, кем бы оно ни было представлено, больше никогда не захочется натравливать на мирных протестующих головорезов – в форме и без. Объясняя задачи МКС, Карбоне вспоминает проблему использования детей в военных конфликтах. «Еще 12 лет назад дети-солдаты в военных конфликтах во многих африканских и латиноамериканских странах были обычным явлением. Рассмотрение дел МКС привело к появлению законодательства о запрете такой практики», – отмечает Карбоне.

Собственно, сейчас в Гааге отбывают свой более чем десятилетний срок наказания только двое конголезцев, которые были осуждены именно за использование детей в военных конфликтах. Правда, есть еще один осужденный МКС чиновник – президент Судана. Но он сидит не в тюрьме, а в своем президентском кресле и продолжает совершать преступления, за которые его, собственно, и осудили. Ограничения в передвижении на этом фоне выглядит неубедительным наказанием. Именно здесь кроется главное потенциальное разочарование для тех из нас, кто справедливо жаждет мести. Даже после долгих лет проволочек

Российская Федерация не является страной-участницей Римского Устава. И не обязана способствовать Суду, а, соответственно, может и не выдавать Януковича-Захарченко-Пшонку международному правосудию

Суд все же признает виновным в преступлениях против человечности нашу ростовскую диаспору, это общество, вероятно, так и будет жить, не отказывая себе ни в чем, кроме передвижения, где-нибудь на Рублевке или в какой-то другой авторитарной дыре. Российская Федерация не является страной-участницей Римского Устава. И не обязана способствовать Суду, а, соответственно, может и не выдавать Януковича-Захарченко-Пшонку международному правосудию. Разве будет в том какой-то собственный интерес – например, ввести в заблуждение мировое сообщество демократическими «оптическими иллюзиями», как в случае с освобождением Ходорковского.

Перспективы «украинского дела»

Сейчас «украинское дело» только проходит предварительную оценку. Не факт, что МКС вообще ее возьмет. Хотя наши источники, на днях встретившись с представителями Суда, утверждают, что в отношении Украины в прокурорском офисе Гааги настроены серьезно. И, во-первых, видят в событиях прошлой зимы достаточно оснований, чтобы говорить о преступлениях против человечности. А, во-вторых, прогнозируют относительно быстрый старт для дела.

Марсо Сивед, исполнительный директор Международной федерации по правам человека, также говорит, что шансы «украинского дела» попасть в Суд достаточно высоки. Более того, во время визита в Украину на прошлой неделе он подчеркивал, что украинскому правительству следует обратиться к МКС с просьбой расследовать не только преступления, совершенные до февраля 2014 года, но и дальнейшее развертывание ситуации в Крыму и на Восточной Украине, где есть признаки военных преступлений. Если МКС убедится в том, что национальная правоохранительная система беспомощна (что является одним из необходимых критериев для Суда), он сам возьмется за расследование. Признаки такой беспомощности эксперты FIDH после встречи с чиновниками украинского Минюста, ГПУ, МВД усматривают как по «делу Майдана» (недостаточное количество вещественных доказательств и саботаж расследования со стороны МВД, на которое жаловалось предыдущее руководство ГПУ), так и относительно временно аннексированного Крыма и дестабилизированной Восточной Украины (отсутствие доступа на эти территории для системы украинского правосудия). На этой неделе народный депутат Юрий Деревянко уже зарегистрировал проект заявления 4081 о продлении срока действия юрисдикции суда «от 21 ноября 2013 года и в дальнейшем». Посмотрим, поддержит ли его Верховная Рада.

Если эту идею поддержит и парламент, и сам МКС, то именно здесь и начинается самое интересное. Кто является потенциальным претендентом на гаагскую скамью подсудимых по делу о преступлениях против человечности в Крыму и военных преступлениях на Донбассе? Аксенов-бабаи-гиркины? Не смешите. Международному правосудию хватает свободы и независимости, чтобы осудить руководителей Конго. А как насчет мистера Путина? Это уже вопрос риторический. «Дело Грузии», где президент Российской Федерации также может стать обвиняемым, находится на стадии предварительного рассмотрения уже в течение шести лет. Нам стоит поближе присмотреться к нему – особенно если МКС все же распространит свою юрисдикцию на события в Крыму и Восточной Украине.

Грузинский опыт

Всего на этапе предварительной экспертизы в МКС сейчас находится около 10 дел. Например, «дело Гондураса», в котором также говорится о преступлениях, совершенных властями против протестующих: убийствах, пытках, незаконном задержании, преследовании, сексуальном насилии. «Дело Гвинеи»: массовое убийство военными формированиями не менее 156 человек 28 сентября 2009 года во время митинга оппозиционно настроенных граждан. Кстати, многие тогда были также арестованы, некоторые участники акции (это нам особенно близко) похищались прямо из больниц и больше их не видели. Интересно также «дело Колумбии», где парамилитарные группировки обвиняются в убийствах, насильственном перемещении лиц, пытках, сексуальном насилии, взятии заложников, параллельно под подозрением также государственные органы – в совершении преступлений против человечности и принудительных исчезновениях лиц.

Украинское может стать вторым «европейским» делом Суда. Первый и единственный на сегодняшний день кейс с нашего континента, находящийся на рассмотрении МКС – это Грузия-2008.

Координатор проектов Международного партнерства за права человека (Брюссель) Симон Папуашвили на момент вторжения России в Грузию работал в грузинской общественной организации «Центр защиты прав человека». Он рассказывает, что сразу по завершении пятидневной острой фазы конфликта ряд грузинских правозащитников начали документировать события: делали очень подробные интервью с пострадавшими, свидетелями, снимали фото и видео. В случае с грузинской войной может идти речь о двух из трех преступлений, подпадающих под юрисдикцию МУС, а именно: военные и преступления против человечности.

«Мы понимали, что ни Грузия, ни Россия не будут проводить надлежащего расследования и наказывать виновных. Обе стороны уверены, что неправа другая сторона и что именно она – преступник. Поэтому грузинские общественные организации провели собственное альтернативное расследование», – объясняет Симон.

Важно понимать также, что законность или незаконность действий России в смысле военной агрессии против Грузии Суд не интересует. МКС обращает внимание исключительно на военные преступления, преступления против человечности и геноцид. И еще один важный аспект. Согласно Римскому статуту, любое государство (в том числе и не принадлежащее к государствам-участникам), частное лицо, группа людей или общественная организация, имеет право подать в Суд информацию о преступлениях, которые могут подпадать под его юрисдикцию. И Российская Федерация этим правом воспользовалась.

«Через три месяца после войны, когда мы подготовили документы и передали их в Гаагу (Грузия ратифицировала Римский статут еще в 2003 году), оказалось, что российское правительство нас опередило и уже подало документы со своей стороны. Выяснилось, что после конфликта Россия отправила в зону военных действий около 200 человек, которые документировали преступления, совершенные с грузинской стороны. Свое представление в Суд Россия использовала как инструмент политического давления на руководство страны».

Ежегодно грузинское правительство выдает на гора 200-страничный отчет о прогрессе в официальном расследовании, но в действительности оно тормозится – как со стороны Грузии, так и со стороны России, говорит правозащитник. Каждый раз, по словам Симона, он убеждает Гаагу, что пора браться за собственное расследование, но МКС, судя по всему, достаточных оснований не видит еще. Между тем, процедура предварительной экспертизы может длиться вечно – никаких временных ограничений в Римском Уставе не прописано. Правда, как утверждает Симон, в этом году появились положительные сигналы – начаться расследование может уже в ближайшее время. Но что дальше?

«Допустим, мы докажем, что Путин отдавал приказы, в результате которых были совершены военные преступления. Допустим даже, что Суд выдаст ордер на его арест. Теоретически это возможно. Но дальше что? А дальше – ничего», – сокрушенно прогнозирует Симон. Разве что Путин попадет в одну из стран (всего их около 120), которые ратифицировали Римский Статут и обязались всячески способствовать Суду. Тогда он может быть арестован.

Это может показаться парадоксальным, но, откровенно пренебрегая верховенством права как внутри страны, так и снаружи, достигая авторитарного дна и возрождая сталинские практики, именно Россия ловко использует международные правила игры для того, чтобы душить других, кстати, значительно более демократичных. Так и с Римским статутом, который Российская Федерация не ратифицировала – но пытается воспользоваться его преимуществами. Это напоминает «ленинскую программу»: отобрать веревку у Запада и ею же Запад и задушить. Почти наверняка Путин попытается использовать «ленинскую программу» и против Украины.

Действующие на Востоке Украины, уже заявляли о подготовке документов для МКС относительно «преступлений киевской хунты». И в этом смысле Римский статут может стать головной болью для

«Серая зона», в которую постепенно превращается Донбасс – это на годы. А где война, там ситуация и поведение людей малопредсказуемо

украинской власти. «Серая зона», в которую постепенно превращается Донбасс – это на годы. А где война, там ситуация и поведение людей малопредсказуемо. Молдова – не единственная (наряду с Грузией) постсоветская страна, которая ратифицировала Римский Статут, но на этапе принятия этого решения, говорят, были немалые сомнения. Именно из-за Приднестровья.

«Они увидели, что происходит в Грузии, и остановили процесс ратификации. Те, у кого есть такие «серые зоны» как Приднестровье, Нагорный Карабах, Абхазия, они понимают, что в любой момент конфликт может активизироваться, и они боятся брать на себя ответственность», – объясняет Саша Кулаева, возглавляющая отдел Восточной Европы и Центральной Азии в FIDH.

Несмотря на такие опасения, которые может иметь Киев, Симон Папуашвили, ссылаясь на грузинский опыт и на то, что он совершенно отличен от украинского, убежден, что Украине просить МКС распространить юрисдикцию на Крым и Донбасс – однозначно стоит. Так же как и ратифицировать Римский Статут.

Мария Томак, журналист Центра гражданских свобод, активист «Евромайдан SOS»

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG