Доступность ссылки

Право собственности в Крыму: Было ваше – станет наше


Симферополь – Принятый на минувшей неделе закон «Об особенностях выкупа стратегических объектов в Республике Крым» вызвал неоднозначные реакции со стороны бизнесменов и юристов. И те, и другие отмечают несоответствие данного документа действующему и в Украине, и в России законодательству, и опасаются, что в условиях фактического беззакония, сложившегося в Крыму, инициатива здешних властей станет лишь очередным полулегальным инструментом отъема чужой собственности.

Закон о принудительном выкупе имущества достаточно лаконичен – крымские депутаты уместили всю его суть лишь в несколько фраз. Однако за счет этого документ можно трактовать весьма широко. И мало кто сомневается, что самопровозглашенные крымские власти будут истолковывать его исключительно в свою пользу.

Стратегия изъятия

Закон вводит механизм принудительного выкупа объектов, которые находятся в собственности как физических, так и юридических лиц, и имеют «стратегическое значение для Республики Крым

Согласно тексту документа, размещенного на официальном сайте крымского парламента, закон вводит механизм принудительного выкупа объектов, которые находятся в собственности как физических, так и юридических лиц, и имеют «стратегическое значение для Республики Крым». При этом критерии «стратегичности» не приводятся, из-за чего, делают вывод юристы, любая собственность может быть принудительно изъята в соответствии с данным документом, будь то земля, недвижимость либо предприятие.

Вместе с тем, отмечается, что основаниями для принудительного выкупа объектов могут являться «обстоятельства, влекущие угрозу жизни, здоровью населения, экономической безопасности государства, нормальному функционированию объектов жизнедеятельности, техногенной и экологической катастрофы».

Выкуп объектов должен осуществляться путем возмещения их стоимости собственникам данных объектов. При этом размер возмещения будет устанавливать сама крымская власть – «Совет министров». Другими словами, тот, кто решил забрать чужой объект, сам же и определяет, сколько за него заплатить. Правда, цена будет формироваться на основании «денежной оценки, проведенной сторонней организацией», имеющей российскую лицензию. Но порядок и методология такой оценки также не определены.

Перечень объектов, подлежащих принудительному выкупу, тоже устанавливает «Совет министров» Крыма. При этом предложения для такого перечня могут вносить органы исполнительной власти и местного самоуправления.

В случае принятия «Совмином» решения о выкупе, собственник объекта в течение пяти дней письменно уведомляется об этом заказным письмом. А если местонахождение собственника не определено, то достаточно сообщения о принятом решении в местных СМИ. Читает их или нет владелец объекта – уже его проблемы.

Принудительный выкуп предлагается проводить за счет средств бюджета Крыма и «иных источников, не запрещенных законодательством». Выкупленные объекты переходят в собственность Крыма.

Порядок оспаривания собственниками принятых решений о выкупе не предусмотрен вообще.

Инструмент давления

Как уверяет самопровозглашенный премьер Крыма Сергей Аксенов, принудительный выкуп предприятий станет лишь крайней мерой. «Речь идет о стратегических объектах, о естественных монополиях, которые были созданы во время нахождения Крыма в составе государства Украина, и осуществляют услуги в энергетике, связи и т.д., и от деятельности которых зависит жизнеобеспечение крымчан», – цитирует его провластный сайт «Крыминформ».

При этом Аксенов не стал называть предприятия, которые «Совмин» считает нужным выкупить у собственников, «чтобы не вызывать ажиотажа на рынке». «Думаю, что все обойдется и без принудительного выкупа, – добавил он. – Я считаю, что это предупредительная мера на всякий случай. Уверен, что здравый смысл возобладает и люди пойдут на то, чтобы соблюсти интересы крымчан, а не будут думать о своих политических амбициях».

Примерно так же прокомментировал принятый закон и крымский спикер. «Мы вводим закон, чтобы иметь развязанные руки», – заявил Владимир Константинов. Он пояснил, что собственники некоторых стратегических объектов «не желают идти на контакт с местными властями и саботируют деятельность предприятий», замораживая бизнес и не выплачивая зарплату. Спикер пообещал, что применение закона будет точечным, а выкуп, в первую очередь, коснется предприятий, которые обеспечивают водо- и энергоснабжение полуострова.

С учетом того, что в крымском бюджете на текущий год не заложены деньги на выкуп предприятий у собственников, появление закона можно рассматривать как инструмент психологического давления на украинский бизнес, не подконтрольный местным властям

С учетом того, что в крымском бюджете на текущий год не заложены деньги на выкуп предприятий у собственников, появление закона можно рассматривать как инструмент психологического давления на украинский бизнес, не подконтрольный местным властям. Мол, не будете делать то, что нужно нам, – отберем имущество в Крыму. С другой стороны, аппетит приходит во время еды. Поэтому не факт, что придумав для себя узаконенную методу того, как превратить чужую собственность в свою по упрощенной процедуре, крымские чиновники не захотят ею воспользоваться. Тем более, что цену выкупа устанавливают они сами. Поэтому цена может оказаться символической, а деньги на выкуп – внебюджетными.

Как полагают украинские СМИ, наибольшая угроза нависла над крымской собственностью Рината Ахметова, что также может рассматриваться как опосредованный рычаг давления на олигарха в условиях военного противостояния в его вотчине на Донбассе. Зампредседателя крымского «правительства» Евгения Бавыкина в своих комментариях озвучивала три компании, «имеющие стратегическое значение для региона», две из которых – «Крымэнерго» и «Укртелеком», связаны с Ахметовым.

Так, по словам Бавыкиной, «Крымэнерго» не выполняет свои текущие обязательства, хотя фактически финансируется из бюджета Крыма, не выполняет инвестиционную программу по текущему и капитальному ремонту сетей, не выплачивает даже зарплату работникам. При этом вся выручка от продажи электроэнергии уходит в Украину. «Наши попытки поговорить с ее собственниками ни к чему не привели», – отметила Бавыкина. Аналогичная ситуация, по ее словам, сложилась с «Укртелекомом» и «Крымгазом».

Что касается «Укртелекома», то местные чиновники уже приступили к инвентаризации его крымской инфраструктуры в ответ на отказ севастопольского филиала компании передать им под контроль каналы городской фиксированной связи. Такая позиция была объявлена угрозой информационной безопасности.

Теперь же у крымских властей отпадает необходимость обращаться к компаниям напрямую в случае интереса к тому или иному имуществу, например, линиям связи или электропередачи. Достаточно принять одностороннее решение о выкупе.

Скрытые мотивы

Угроза лишиться собственности может стать дополнительным стимулом для бизнесменов, чтобы перейти в «российское правовое поле»

Однако не только естественным монополистам стоит беспокоиться за свою собственность. С 1 июля в Крыму стартовала перерегистрация юридических лиц и физических лиц-предпринимателей в российских реестрах. В данном случае, не исключают наблюдатели, угроза лишиться собственности может стать дополнительным стимулом для бизнесменов, чтобы перейти в «российское правовое поле».

«Местные власти Крыма фактически заставляют украинских предпринимателей регистрировать предприятия и имущество в новых крымских реестрах. В противном случае имущество физлиц-предпринимателей или предприятий постигнет судьба госимущества Украины, оставшегося на полуострове», – говорит юрист Андрей Доманский (цитируется по УНН).

Крымский экономический вице-премьер Евгения Бавыкина также выделяет фактор перерегистрации бизнеса как один из определяющих в данной ситуации. Украинские акционеры крымских акционерных обществ, находящиеся на материке, в большинстве случаев не горят желанием перерегистрировать бизнес на полуострове по новым правилам. В интервью «Российской газете» чиновница поясняла, что когда Крым вошел в состав России, депозитарии, хранившие акции крымских акционерных обществ, остались в Украине, из-за чего сейчас практически невозможно установить, кто акционеры того или иного общества. Соответственно, получить их согласие на перерегистрацию не представляется возможным. Ну а принятый закон избавляет от необходимости получения такого согласия вовсе – достаточно формально уведомить акционеров о смене статуса их имущества сообщением в СМИ.

Другое российское издание «Ведомости» отмечает, что Крым имеет свою долю в 61 акционерном обществе, акции которых продолжают торговаться на Украинской и других фондовых биржах. Наиболее востребованными были акции «ДТЭК Крымэнерго», «Севастопольэнерго», компаний «Крымхлеб», «Крымгаз», «Пивобезалкогольный комбинат «Крым», Крымский содовый завод и др. Однако контрольные пакеты этих компаний находятся в руках акционеров, неподконтрольных России, что не позволяет прямо влиять на их деятельность.

«Отсюда и возникло предложение пойти по пути принудительного выкупа у собственников имущества, поскольку это связано с обеспечением безопасности Крыма. Невозможно функционирование государства в ситуации, когда есть влияние чужого государства на процессы жизнедеятельности», – заключила Бавыкина.

Узаконенное рейдерство

Однако прямолинейное решение крымских чиновников наделить себя правом присваивать чужую собственность вызывает немало вопросов у юристов, в том числе российских.

Прямолинейное решение крымских чиновников наделить себя правом присваивать чужую собственность вызывает немало вопросов у юристов, в том числе российских

«Крымский закон вообще противоречит Гражданскому кодексу и Конституции, – говорит один из партнеров юридической компании «Пепеляев групп» Алексей Коневский (цитируется по «Ведомостям»). – Законы о национализации непременно должны приниматься исключительно представителями федеральных властей».

К тому же, действующее российское законодательство не содержит каких-либо норм о принудительном выкупе объектов, подчеркивает юрист фирмы Sameta Константин Гуричев (цитируется по РБК). В российских Гражданском и Земельном кодексах закреплены лишь нормы о выкупе земельных участков для государственных и муниципальных нужд. При этом приведен их исчерпывающий перечень. Решение о выкупе участка принимается органами исполнительной власти, а собственник должен быть предупрежден властями не позднее, чем за год, о будущем изъятии. Выкупить участок раньше государство может только с согласия владельца. Если собственник и государство не могут договориться об условиях сделки, то власти могут заявить иск о выкупе земельного участка в суд.

Плюс ко всему, юристы считают неправильным, что законом не определен порядок выкупа объектов, не устанавливается процедура обжалования соответствующих решений и т.д. А односторонний принудительный выкуп может спровоцировать множество судебных исков.

Ну а предприниматели в свою очередь опасаются, что применение данного закона на практике даст новый толчок переделу бизнеса и рейдерским захватам, и без того развернувшимся на полуострове в последние месяцы.

«Всем хотелось бы увидеть, как эта схема будет работать. У тех предпринимателей, которые уже знают о законе, есть опасения, что будут злоупотребления и рейдерские захваты собственности», – отмечает руководитель крымского отделения организации «Деловая Россия» Алексей Гринцевич (цитируется по РБК).

Вседозволенность местных чиновников в регулировании вопросов бизнеса и собственности станет еще одной проблемой для ведения экономической деятельности в Крыму и серьезной преградой для прихода на полуостров частных инвестиций

Разделяет эти опасения и руководитель аналитического департамента Центра политических технологий Татьяна Становая, полагающая, что закон «создаст почву для радикального передела собственности в республике». «Формулировка документа такова, что под его действие может попасть не только земля или недвижимость, но и любая компания, – отмечает она. – Иными словами, на сегодня в Крыму складывается своего рода дикий капитализм, замкнутый на структуры, близкие к новой региональной власти, получившей карт-бланш на налаживание жизни на полуострове. Принимаемое законодательство противоречит федеральным законам, судебная система Крыма пока не сформирована. При этом сам процесс принятия важных государственных решений весьма централизован и замкнут на федеральное правительство: федеральная власть ввела прямое ручное управление в республике в вопросах распределения поступающих из госбюджета средств и инвестиций, а за пределами этих вопросов региональные власти получают практически полную свободу и не подлежат должному контролю. Получается, что чрезмерный контроль по одним проблемам соседствует с отсутствием всякого контроля в более второстепенных для Кремля вопросах, что явно не способствует установлению стабильных и понятных правил игры».

Как результат – вседозволенность местных чиновников в регулировании вопросов бизнеса и собственности станет еще одной проблемой для ведения экономической деятельности в Крыму и серьезной преградой для прихода на полуостров частных инвестиций.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG