Доступность ссылки

Куда потечет крымское вино после международных санкций?


Симферополь – По оценкам экспертов винной отрасли, европейские санкции против винодельческих предприятий Крыма существенно не скажутся на их хозяйственной деятельности ввиду мизерного экспорта в страны Европейского Союза. На сегодня куда более насущные задачи для крымских виноделов – сохранить позиции на украинском рынке, а также адаптироваться под более жесткие российские условия работы.

25 июля Евросоюз добавил к общему запрету на импорт крымских товаров персонализированные санкции против предприятий из Крыма. В «черный список» пока что попали девять компаний. Почти половина из них – это предприятия алкогольной отрасли, такие как «Азовский ликеро-водочный завод» (пгт Азовское, Джанкойский район), Национальное производственно-аграрное объединение «Массандра» (Ялта), госпредприятие «Агрофирма «Магарач» Национального института винограда и вина «Магарач» (с. Вилино, Бахчисарайский район) и госпредприятие «Завод шампанских вин «Новый свет» (Судак). Названным производителям запрещено поставлять свою продукцию на европейские рынки, а их активы за рубежом могут быть арестованы.

Впрочем, по мнению экспертов, введенные ограничения больше носят политический, чем экономический характер, поскольку о сколь-либо существенных поставках крымских вин на европейские рынки говорить не приходится. Так, согласно данным Государственной службы статистики, экспорт крымского вина в Европу в 2013 году составил всего 0,68% винного экспорта.

Санкции? Не проблема!

Руководитель одного из попавших в санкционный список предприятий – завода шампанских вин «Новый Свет» Янина Павленко считает, что ограничительные меры Европы никак не скажутся на его деятельности. «Санкции никоим образом не повлияют на работу предприятия. Мы ориентированы сегодня на рынок России», – заявила она в комментарии провластному агентству «Крыминформ».

Павленко пояснила, что поставки вина в Европу у завода были, но непостоянно и в небольших объемах. Предприятие никогда не закупало виноматериалы в странах Евросоюза, так как пользовалось крымской сырьевой базой. Впрочем, завод закупает в Португалии и Испании корковую пробку. Но Павленко не видит проблем и в этом: «Я уверена, что без сырья мы не останемся однозначно. Но зато европейцы подсказали нам еще один замечательный путь развития бизнеса – выращивание корковых деревьев и развитие соответствующего производства. Наши климатические условия вполне это позволяют».

Основной объем сбыта продукции приходился на украинский рынок, который крымские виноделы сегодня стремительно теряют

Также, по ее словам, завод заместил украинскую стеклянную тару, перейдя на ее закупку у российского производителя. «Теперь мы закупаем бутылки в Минеральных водах Ставропольского края. Вскоре сможет выпускать стеклотару Крымский содовый завод», – полагает она.

Не верит в серьезные экономические последствия от запрета продаж вина в Европу и владелец Инкерманского завода марочных вин Валерий Шамотий. «Для крымских виноделов это плохой сигнал, но в краткосрочной перспективе это никак не отразится на отрасли. Доля экспорта в Европу крайне незначительна, ведь основные рынки сбыта крымских виноделов − это Крым, Россия и Украина», – пояснил он (цитируется по Forbes.Украина).

Однако ситуацию, сложившуюся после аннексии полуострова в винодельческой отрасли, вовсе нельзя назвать безболезненной. Скорее наоборот. Ведь основной объем сбыта продукции приходился на украинский рынок, который крымские виноделы сегодня стремительно теряют. Тот же «Новый Свет», по некоторым оценкам, сократил продажи на 90%, вопреки показному оптимизму своего директора. И на сегодня крупнейшие игроки озабочены решением задачи: как не лишиться украинского потребителя.

Сохранить Украину

Как отмечает генеральный директор компании Inkerman International Роман Радько, ни один из крымских производителей не хотел бы потерять рынок в Украине, на который до недавнего времени приходилось свыше 50% сбыта (не считая продаж непосредственно в Крыму). «Никто не ставит задачу работать только с одним из рынков, хотят работать с обоими. Ведь бизнес вне политики, и оба рынка (украинский и российский, — Прим. ред.) являются приоритетными», – сказал он в интервью агентству «Украинские новости».

Однако сегодня крымские заводы ограничены в возможностях поставлять продукт в Украину, так как у них подходят к концу запасы акцизных марок. Получить же новые украинские акцизные марки в новых условиях они не могут. А без них продажи алкоголя невозможны.

«Основной рынок для нас – это украинский, на сегодняшний день мы поставляем туда продукцию. Но у нас на исходе украинские акцизные марки, и пока мы не получим новые, мы не сможем осуществлять поставки в нормальном режиме. На данном этапе это и есть самая большая проблема», – продолжает Радько.

Вторая проблема в сохранении связей с Украиной – налоговая. По словам производителя, до сих пор существует неопределенность, будет ли признан входящий НДС при поставках товара на материк. А это автоматически делает крымскую продукцию на 20% дороже. Кроме того, при закупке комплектующих и материалов из Украины крымские предприятия также больше не могут рассчитывать на налоговый кредит по НДС. Все это приводит к повышению себестоимости продукции и снижению ее конкурентоспособности.

Для решения вышеуказанных проблем крымские винзаводы уже начали переводить на материк свои производственные мощности. Тот же Инкерманский завод рассматривает возможность перенести часть своего производства на коньячный завод «Таврия» в Херсонской области. Это может произойти уже до конца августа.

С июля сменил место розлива и Крымский винно-коньячный завод «Бахчисарай», принадлежащий корпорации «Олимп». Теперь его вина производятся на предприятии «Одессавинпром». Одновременно продукция поменяла дизайн и ассортиментное позиционирование. Производственная же площадка в Бахчисарае пока остановлена, что владельцы завода поясняют необходимостью провести процесс перерегистрации согласно российскому законодательству.

«Учитывая интерес россиян к крымским винам и коньякам, в компании видят целесообразность в сохранении и развитии данного актива. Специфика алкогольного рынка России такова, что дистрибьюторы хотят продавать «свои» бренды. Поэтому было принято решение на предприятии производить как собственные бренды, перепозиционированные на российский рынок, так и продукцию российского ритейла и крупных дистрибьюторов», – пояснили в компании «Олимп».

Напомним также, что «Крымская водочная компания» зарегистрировала новое юридическое лицо на материковой Украине («Истерн Беверидж Трейдинг») и с мая начала розлив водки (торговые марки Medoff и «Мѣрная») на мощностях харьковского ликеро-водочного завода Prime. А в июне на винницком заводе Nemiroff стартовал розлив ее же продукции под ТМ Longermixer.

Вместе с тем, как отмечают дистрибьюторы, на украинском рынке отмечается падение спроса на крымскую продукцию, даже вне зависимости от места ее фактического производства. И причина здесь не только в сокращении покупательской способности населения. «Крымские вина не пользуются спросом у потребителей, ведь они, по их убеждению, разлиты на оккупированной территории», – поясняет генеральный директор дистрибьюторской компании «Айлэнд» Олег Зубец (цитируется по «Капиталу»). В целом, по его оценке, с начала года продажи крымских вин снизились на 30 %.

Суровая российская действительность

Определенные надежды крымские производители сохраняют на расширение своего присутствия на перспективном с точки зрения потребления алкоголя российском рынке. Так, в 2013 году его объем составил 950 млн. л против 150 млн. л в Украине. Однако пока эти надежды тоже отнесены к перспективе. А тем временем Россия встретила крымскую винную продукцию достаточно негостеприимно. И проблема здесь в менее лояльном для развития виноделия законодательстве.

Дело в том, что в России алкогольный рынок отрегулирован под производителей крепких напитков. Профильный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» (171 ФЗ) не учитывает специфику производства вина, из-за чего эта отрасль пришла в упадок. Так, по данным Союза виноградарей и виноделов России, за четыре года число винодельческих компаний в стране сократилось почти в четыре раза – с 270 до 70.

Помимо общего неблагоприятного бизнес-климата, крымским виноделам пришлось дополнительно ощутить на себе трудности «переходного периода». Прежде всего, отсутствие российских акцизных марок остановило отгрузки крымской продукции как минимум до конца весны.

Здание предприятия "Массандра" в Ялте
Здание предприятия "Массандра" в Ялте

Во-вторых, выяснилось, что крымские классические технологии не вписываются в российское правовое поле. К примеру, всемирно известные крепленые вина «Массандры» по российским нормам за вино не считаются, а могут именоваться лишь «винным напитком», т.к. к виноматериалу добавляется хлебный или свекловичный спирт. А акцизный сбор на такой продукт выше в 50 раз.

Да и в целом акцизы в двух странах существенно разнятся. Так, в России акцизный налог на бутылку сухого вина в 150 раз выше, чем в Украине, на бутылку крепкого вина – в 60 раз выше.

Сложности возникли и при перелицензировании крымских предприятий. Российские лицензии выдаются взамен украинских с сохранением старых сроков. Однако у многих предприятий они истекают уже в конце этого года, что вскоре потребует повторного получения российских лицензий.

Добавляется к списку проблем и головная боль всего «российского Крыма» – логистика. «Ведь периодически возникают проблемы с Керченской переправой. Это единственный путь, поэтому, соответственно, довольно дорогой, к тому же имеется элемент непредсказуемости», – отмечает директор Inkerman International Роман Радько. Отгрузки же продукции в Россию через территорию Украины ныне проблематичны, и мало кто из транспортных компаний идет на такие риски.

Впрочем, нет худа без добра. Жалобы крымских компаний уже послужили толчком к пересмотру алкогольного законодательства в России. В связи с этим спешно принимаются поправки в профильный закон 171 ФЗ в части уточнения статуса винодельческой продукции, что с энтузиазмом воспринято и российскими производителями. По их мнению, поправки позволят «сохранить виноделие Крыму и прекратить его уничтожение на остальной части России».

Но для окончательного исправления ситуации еще потребуются изменения в Налоговый, Бюджетный кодексы, ряд других документов, а также принятие отдельного закона о виноградарстве и виноделии. Однако, по оценке российских отраслевых экспертов, появится этот документ, скорее всего, не раньше следующего года. А до того времени новичкам российского рынка из Крыма придется выживать на нем самостоятельно.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG