Доступность ссылки

Идентичность крымских татар после аннексии Крыма: защитная реакция и отсутствие диалога


Киев-Симферополь – Знакомый крымский татарин делится наблюдениями о своих соседях: «Раньше Мемет с Иваном такие друзья были. Каждое утро вместе кофе пили. Праздники вместе, с семьями на шашлыки, на рыбалку. Но потом Иван в марте сказал: «Вы – не наши», а Мемет и согласился: «Да, мы – не ваши». Сейчас уже кофе вместе не пьют, сквозь зубы друг с другом здороваются».

Если верить теории, разделение на «мы» и «они» является естественной частью самоидентификации человека. Два года назад доцент кафедры психологии Таврического национального университета Ольга Духнич исследовала идентичность этнических групп полуострова, в том числе и крымских татар.

Ольга Духнич
Ольга Духнич

«Крымскотатарская идентичность выглядела сложно и представляла собой ансамбль, состоящий, во-первых, из культурной идентичности, основанной на традициях, во-вторых, политической идентичности, связанной с политическими амбициями. Третий компонент – религиозная идентичность. Еще одна особенность, которую мы наблюдали, в основном, у молодежи, это идентичность гражданина Украины», – говорит Духнич.

По мнению исследовательницы, одновременное сосуществование нескольких идентичностей в одном представителе не являлось противоречием. Что происходит с идентичностью крымских татар сегодня? Какие изменения произошли в ней за время оккупации Крыма? Что будет дальше?

Политическая идентичность крымских татар подавляется, – эксперт

Крымский политолог Ленора Дюльберова предпочитает говорить об идентификации как условии коммуникации внутри этнической группы и с внешним миром. С этой точки зрения нельзя забывать об исторической боли депортации, трагедия которой уже не одно поколение народа является одной из ключевых составляющих для определения «я – крымский татарин». Есть также политическая идентичность, пик развития которой приходился на первое десятилетие независимости Украины.

«Вместе с украинским государством крымские татары формировали практику политической коммуникации, где отправными точками диалога были вопросы политической субъектности. Именно тогда крымским татарам удалось восстановить национальные институты управления, создать свою уникальную систему национального самоуправления», – рассуждает политолог.

Во второе десятилетие независимости Украины наметилась тенденция к восстановлению традиционной культуры крымских татар, ее материальных носителей.

Сейчас можно говорить не о развитии, а лишь о попытках подавления политической идентичности крымских татар
Ленора Дюльберова

«В этот период удалось восстановить целый ряд печатных СМИ, создать медиа-продукт, возродить многие ремесла, то есть, по сути, собственными усилиями сформировать культурную, причем, вполне осязаемую базу, которая является здоровым фундаментом любого этнического сообщества, предполагающий диалог, а не противопоставление», – считает Дюльберова.

Спустя полгода после появления так называемых «вежливых людей» в Крыму, по ее мнению, можно говорить не о развитии, а лишь о попытках подавления политической идентичности крымских татар.

Межнациональных браков станет меньше, – политолог

Стратегия современной России как любого авторитарного государства заключается в том числе и в том, чтобы разрушать коллективные формы самооорганизации. Крымские татары традиционно являются самой сплоченной и организованной этнической группой полуострова. Потому логично, что политические события «крымской весны» сделали вопросы этнической идентичности народа особо актуальными.

Одновременное ощущение угрозы своей идентичности, подогреваемое переживанием исторического опыта, привело к более бережному отношению к сохранению этнических границ
Эльмира Муратова

Специальных научных исследований по этой теме не проводилось, но по наблюдениям доцента кафедры политических наук и международных отношений Таврического национального университета Эльмиры Муратовой, одновременное ощущение угрозы своей идентичности, подогреваемое переживанием исторического опыта, привело к более бережному отношению к сохранению этнических границ.

«Появилась настороженность, недоверие к «другим» – ко всем не крымским татарам. Это уже нашло свое выражение в усилении групповой солидарности (например, в стремлении крымских татар покупать товар преимущественно у представителей своего народа, принимать на работу своих соотечественников) и может в будущем привести, например, к уменьшению числа межэтнических браков», – преполагает ученый.

Флажок с тамгой в машине как форма защиты

Многие обращают внимание на то, что подавляющее большинство крымских татар-автовладельцев стремятся подчеркнуть свою этническую принадлежность, разместив на лобовом стекле флажок с крымскотатарской символикой. Футболки с тамгой – национальным символом, крымскотатарские флаги во всех вариациях: от плакатов до украшений пользуются активным спросом в пунктах продаж в последние полгода.

«Политическая идентичность оказывается больше вынесенной на материковую Украину. Я знаю истории, когда водители скорой помощи-крымские татары, выезжая за пределы клиник, едут под крымскотатарскими флагами. Появляется обращенность в свой этнос, в свою культуру, идентичность и стремление сохранить свою культуру. Из развивающего плана крымские татары перешли в план защитный и сохраняющий», – отмечает психолог Ольга Духнич.

По мнению наблюдателей, это нормальная защитная реакция на угрозу серьезной трансформации, ассимиляции крымских татар в аннексированном Крыму. Если неприятие России в виде выраженной украинской позиции довольно опасно, то возможность консолидироваться вокруг национальных символов, языка, традиций позволяет включить во взаимную поддержку и тех, для кого Украина остается своим государством.

Что происходит с идентичностью тех, кто уезжает из Крыма?

Отдельная тема – изменения идентичности, происходящие у тех представителей крымскотатарского народа, которые в силу различных обстоятельств покидают полуостров.

Имеет место беспрецедентное давление на те группы крымских татар, которые по разным причинам не вписываются в российскую политику на полуострове
Ирина Брунова-Калисецкая

Научный сотрудник Института социальной и политической психологии НАПН Украины Ирина Брунова-Калисецкая считает, что имеет место беспрецедентное давление на те группы крымских татар, которые по разным причинам не вписываются в российскую политику на полуострове.

«Это все та же, на мой взгляд, потребность выжить – и индивидуально, и как народ. Если крымский татарин, в силу разных причин, выбирает жить, но сохраняться как свободная личность, то он чаще всего выбирает переезд в другие регионы Украины. Здесь трансформация происходит от того, что быть крымским татарином вдали от Бахчисарая, мечетей, кипарисов, моря и гор, почти в отсутствии языковой и культурной среды, довольно сложно. И снова придется многое про себя объяснять окружающим», – предупреждает специалист.

Психолог опасается, что многим в этом случае будет проще…не объяснять. Во многих случаях это будет выглядеть как идентичность только внутри своей семьи, своего рода «капсульный» вариант. И вопрос сохранения идентичности народа здесь станет острым и актуальным. И не только от того, будет ли Украина сознательно поддерживать крымскотатарский народ в попытках сохраниться, но и от того, что пути развития крымских татар, оставшихся в Крыму и выехавших могут в дальнейшем отличаться. И это также будет довольно сложно преодолеть.

День крымскотатарского флага, Симферополь, 26 июня 2014 г.
День крымскотатарского флага, Симферополь, 26 июня 2014 г.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG