Доступность ссылки

«Непотопляемый авианосец» снова в строю?


Исторический палубный штурмовик вертикального взлета Як-36 в Новофедоровке

Симферополь – Расхожее когда-то сравнение Крыма с непотопляемым авианосцем при всей его метафоричности вполне справедливо. Ведь под «занавес» СССР полуостров, как известно, служил не только «всесоюзной здравницей», но и мощной, разветвленной военной базой, хотя последнее особо не афишировалось. Там не только постоянно базировались корабли различных классов и типов, за исключением разве что авианосцев, Черноморского флота, его многочисленная морская авиация, но и проходили различные секретные испытания этой техники и вооружения, включая ядерное и космическое.

В Крыму насчитывалось более полутора десятка аэродромов, способных принимать летательные аппараты (ЛА) всех классов и типов, начиная от самолетов-амфибий Бе-12, стратегических бомбардировщиков Ту-22 и заканчивая космическими «челноками» типа «Буран». Кстати, последний до сих пор действующий в ВМФ России тяжелый авианосный крейсер «Кузнецов», сейчас все больше стоящий у причала на ремонте, проходил ходовые испытания именно у крымских берегов. А его будущие палубные пилоты регулярно до 2008 года тренировались на Сухих и МиГах на уникальном тренажере «Нитка» в Новофедоровке. Так же как годами ранее это делали их коллеги-«вертикальщики» со всего ВМФ СССР на Яках, о чем напоминает исторический Як-36 на пьедестале возле «Нитки».

К решению судьбы послевоенной Европы и гарантий мировой безопасности Новофедоровский аэродром в определенной степени тоже причастен. Учитывая тот общеизвестный исторический факт, что сюда в феврале 1945 года приземлялись и потом взлетали «Дугласы» с главными участниками Ялтинской мирной конференции – президентом США Франклином Рузвельтом и Уинстоном Черчиллем.

Если вспомнить наиболее свежие и такие же судьбоносные события, по воле одного человека моментально подорвавшие устоявшиеся гарантии и принципы глобального миропорядка, – «Крымскую весну», то без ключевой роли военных аэродромов тоже не обошлось. Хотя бы потому, что на них, в частности, в Гвардейском и Каче, задолго до так называемого крымского референдума, сосредоточены были вооруженные современным стрелковым оружием «зеленые человечки». Именно оттуда дальше ночью на «Тиграх», БТР-80 и КАМАЗах они отправлялись блокировать украинские подразделения, в том числе и аэродромы в Бельбеке, Кировском, Новофедоровке и Джанкое.

И то, что новые «хозяева» полуострова, в первую очередь, начали закрепляться именно на «отвоеванных» аэродромах, расширять и модернизировать парк авиации, – тоже в тренде сегодняшних реалий. Еще в августе президент России Владимир Путин утвердил отдельную программу создания и развития военной группировки на территории Крыма. На прошлой неделе, как сообщалось в СМИ, в Бельбек из Краснодарского края перелетели десять истребителей Су-27СМ и четыре Су-30М2. Этим завершилось формирование «полноценного» авиационного компонента флота – 27-й смешанной дивизии, о чем на днях сообщил командующий войсками 4-го командования ВВС и ПВО Южного военного округа России генерал-лейтенант Андрей Юдин. А вообще парк полка в Бельбеке в итоге стал насчитывать 24 боевых и 6 учебно-боевых самолетов, и уже с 1 декабря там начались плановые полеты. Кроме того, транспортная и «придворная» авиация российского Черноморского флота, как и раньше, будет базироваться в поселке Кача, а бомбардировочная и штурмовая – в Гвардейском и Новофедоровке.

КПП 8-го артиллерийского полка Черноморского флота в Симферополе.
КПП 8-го артиллерийского полка Черноморского флота в Симферополе.

Будут ли оттуда россияне угрожать украинцам, точнее – вылетать на боевые задания для «пробивания» сухопутного коридора в Крым, Юдин, конечно же, не рассказал. Только отметил, что «группировка позволит обеспечить интересы безопасности Российской Федерации на южном направлении в полном объеме, в ней представлены все рода авиации: истребители четвертого поколения, ударная, штурмовая, армейская и транспортная».

Скорее всего, какая-то часть армейской авиации, то есть вертолетов, разместится на аэродроме в Багерово, что рядом с Керчью. Похоже, от такого соседства совсем не в восторге сами жители приморского города. Их в последнее время донимают чуть ли не «бреющие» полеты вертолетов того же «четвертого поколения», проносящиеся буквально над крышами их многоэтажек.

Кстати, в позапрошлом году в такой же ситуации уже оказывались жители прилегающего к Гвардейскому села Журавлевка Симферопольского района. Тогда крестьян на рассвете неделями будили флотские Су-24М, от рева турбин которых буквально дрожало все вокруг. И даже коровы, как рассказывали крестьяне, перестали утром доиться. Председатель правления местного ПАО «Партизан» Петр Калын вынужден был даже обращаться к полковому начальству 43-го отдельного морского штурмового авиаполка, чтобы оно как-то поменяло график и маршрут полетов над селом.

Су-24 в Гвардейском появились в 1999 году вместо устаревших Су-17. А еще раньше, до окончательного раздела Черноморского флота между Украиной и Российской Федерацией, в этом гарнизоне квартировал полк стратегических ракетоносцев Ту-22 М3. Так же, кстати, как и в Октябрьском Красногвардейского и Веселом Джанкойского районов. Украинская сторона настояла, чтобы при замене Су-17 на Су-24 с последних демонтировали заводские устройства для крепления и запуска бортовых ракет, которые могли нести и ядерную «начинку». Россияне не сопротивлялись и даже согласились открывать инспекционным группам Минобороны Украины свой гарнизон и аэродром в Гвардейском для проверки авиапарка – дважды в год и каждый раз, когда машины вылетали за пределы Украины (например, на военные учения на полигонах России) и снова сюда возвращались.

До июня 2009 года никаких недоразумений с 43-м Отдельным морским штурмовым авиаполком (ОМШАП) не возникало. Украинские верификаторы видели, что на семнадцати Су-24 демонтированы под крыльями и фюзеляжем все держатели для ракет, опломбированы в кабине «ракетные» кнопки и тому подобное. Когда их интерес коснулся еще четырех Су-24 МР, т.е. разведывательной версии этого типа летательных аппаратов, россияне сразу пошли в отказ. Мол, самолеты-разведчики, следовательно, их оснащение не фигурирует в двустороннем протоколе о замене самолетов.

Кто теперь хозяин в крымском доме

Отныне, после односторонней денонсации всех украинско-российских соглашений по Черноморскому флоту и Крыму, ранее наложенного моратория Соглашения об обычных силах в Европе 1990 года, игнорирования других международных документов руки кремлевских «ястребов» полностью развязаны. Они могут спокойно действовать по своему усмотрению. Собственно, уже действуют. В том же Гвардейском, например, 43-й ОМШАП окончательно заменен на 37-й сводный авиаполк, в который вошли эскадрилья бомбардировщиков Су-24М и эскадрилья штурмовиков Су-25СМ. Зато 43-й полк переместили в Новофедоровку. Кто знает, каковы планы в российском Генштабе относительно возвращении на полуостров старых-новых Ту-22МЗ.

В то же время по тем же советским «лекалам» восстанавливается и береговой компонент Черноморского флота, который, напомню, с 2010 года входит в структуру все того же Южного военного округа со штабом в Ростове-на-Дону. К слову, этому же округу подчинены все крымские полки и батальоны особого назначения внутренних войск бывшего МВД Украины. Недавно было сообщено, что на обустройство городков 126-й отдельной бригады береговой обороны в Перевальном и 8-го артполка в Симферополе российское Минобороны выделяет до 7,2 млрд рублей. Вновь созданная 126 ОБрБО – по сути, аналогична украинской тридцать шестой бригаде, большинство офицеров и матросов которой во главе с комбригом – давайте называть вещи своими именами – отказались от украинской присяги, подписав контракт с Министерством обороны Российской Федерации. Опять же наименование 126-й трижды орденоносной Горловской тоже не случайно. Такие регалии до 1997 года в составе Черноморского флота имела дивизия береговой обороны со штабом в Симферополе, где сейчас разместился штаб береговых войск российского флота.

«Почетную» миссию мерзнуть в приграничных с Таврией степях поручили преимущественно бывшим украинских офицерам и контрактникам, тогда как призывники и офицеры из России постепенно осваиваются на уютных «зимних квартирах» в Симферополе и Перевальном

8-й Артиллерийский полк, которому на прошлой неделе командующий береговых войск ЧФ генерал-майор Александр Остриков вручил Боевое знамя, «вырос» на фондах 406-й отдельной береговой артиллерийской группы ВМС Украины. Правда, новое формирование несколько усилили офицерами и техникой 291-й отдельной артиллерийской бригады, которая до недавнего времени дислоцировалась в станице Троицкая (Ингушетия). Оттуда прибыл новый комполка, завезли, по некоторым данным, около 60 единиц РСЗО «Торнадо-Г», противотанковых комплексов «Хризантема» и самоходных гаубиц «Мста». При этом следует учесть, что до этого у части уже были свои, украинские, штатные дивизиона РСЗО БМ-21 «Град», самоходные гаубицы «Гвоздика» и прицепные дальнобойные гаубицы «Гиацинт». Сейчас сведенные подразделения 8-го АП, как и 126-й ОБрБО, несут дежурство на боевых позициях на севере Крыма, вблизи границы с Херсонской областью.

Такая характерная деталь: «почетную» миссию мерзнуть в приграничных с Таврией степях поручили преимущественно бывшим украинских офицерам и контрактникам, тогда как призывники и офицеры из России постепенно осваиваются на уютных «зимних квартирах» в Симферополе и Перевальном. Вероятно, такое распределение ратного труда – лишнее напоминание, кто теперь хозяин в крымском доме и по чьим правилам отныне будут служить новоиспеченные защитники «русского отечества».

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG