Доступность ссылки

Разгон. Жизнь для критически мыслящего человека в России становится все опаснее


В Москве разогнали лекцию. Не пикет, не митинг, не демонстрацию – лекцию. В помещение школы ворвался ОМОН, и слушателей доставили в полицейский участок. В постсоветской России это первый случай подобного рода, и этот случай может быть таким же серьезным сигналом, как и репрессивный закон о митингах. Возвращаются времена царской России, когда жандармы или агенты охранки будут врываться не только на лекции, но и на собрания оппозиционных кружков и разгонять их?

Я пообщался с очевидцами этого события. Вот что рассказывает один из ведущих лекции, журналист Игорь Дмитриев: «Проходил телемост с Киевом, «Уроки Майдана», фактически лекция по истории. За день до лекции на стене дома напротив школы появились провокационные надписи. За час до начала обнаружился пикет НОДа (пропутинское Национально-освободительное движение). Нодовцы окружили помещение и выстроились в цепочку, сопровождая прибывающих гостей мероприятия своими комментариями. Затем нодовцы вызвали полицию. Минут через двадцать в помещение, где проводилась лекция, вошли два полицейских, но спустя еще 10 минут они ушли.

Взбесившийся принтер помимо других всезапрещающих законов расширил понятие государственной измены

Через короткий промежуток времени к зданию школы, где проходила лекция, прибыли автозаки и ОМОН. Слушателей отвезли в Даниловский ОВД под восторженные крики нодовцев. При этом одну из слушательниц лекции два человека в штатском отвели в отдельный кабинет – на допрос. Женщина от испуга кричала, что она за Путина, за государство, чем-то напоминая фигурантку «Болотного дела» Кохтареву». Непонятно, о чем спрашивали эту женщину, куда пойдут ее показания? Неужели появится дело «пятой колонны»? Сейчас уже и это возможно…

Игоря Дмитриева не задержали, потому что у него было удостоверение журналиста. А вот активисту «Левого социалистического действия» Савве Карпову пришлось прокатиться в автозаке. Савва Карпов: «Нас завели в тесный автозак, его полностью забили людьми, пришедшими послушать лекцию. Привезли в Даниловский ОВД, разместили в актовом зале. Начали вызывать по фамилиям. Обвинения не предъявляли. Один из арестованных, один из организаторов лекции, был в тапочках. У него спрашивали, есть ли лицензия на образовательную деятельность. Меня тоже расспрашивали, почему я был на лекции, и только потом отпустили. Хотя выходить из полицейского отделения было опасно – у дверей дежурили представители НОДа».

Жизнь для критически мыслящего человека в России становится все опаснее. Если сразу после «Болотного дела» выход на согласованный оппозиционный митинг стал грозить автозаком и даже уголовным делом, то сейчас даже посещение оппозиционного кружка в помещении школы или библиотеки может обернуться большими неприятностями. А что будет дальше? Взбесившийся принтер помимо других всезапрещающих законов расширил понятие государственной измены. Теперь любой контакт с иностранцем может закончиться вполне сталинским сроком от 12 до 20 лет? Ведь «оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации» считается особо тяжким преступлением. Этот закон пока еще ни разу не применялся, но его же приняли не просто так?!

Николай Кавказский, член правления комитета «За гражданские права», член партии «Яблоко» и ЛевСД. Бывший обвиняемый по «Болотному делу», амнистирован в декабре 2013 года

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG