Доступность ссылки

Али Озенбаш: «Задача – объяснить наше право на эту землю»


Рабочая комиссия во главе с председателем Меджлиса крымскотатарского народа Рефатом Чубаровым разработала законопроект «О статусе крымскотатарского народа». Документ должен попасть в парламент в течение нескольких недель. Принятие этого законопроекта, по словам его разработчиков, интегрирует представительные органы крымскотатарского народа в вертикаль официальной власти Украины. Глава Ревизионной комиссии Курултая крымскотатарского народа Али Озенбаш, ознакомившись с текстом этого документа, сделал вывод о необходимости его серьезной доработки. Об этом он рассказал в интервью Крым. Реалии.

– Какие общие выводы вы сделали, ознакомившись с текстом законопроекта?

– Законопроект еще далеко не готов и в таком виде, надеюсь, к регистрации его никто не предложит. На мой взгляд, законы с оговоркой: «да, там есть недочеты, но потом мы внесем изменения – так во всем мире делается» нельзя ни предлагать, ни тем более принимать. На момент принятия закон должен быть совершенным, а изменения в него действительно вносятся, но по мере необходимости, возникающей с течением времени и изменениями экономической, политической, юридической ситуации, а также сопутствующей законодательной базы.

Например, в тексте присутствуют нормы вообще непонятные, вроде статьи 15 «Права крымскотатарского народа в сфере спорта», а также покушения на право Курултая самостоятельно менять свою нормативную базу. К примеру, статья 3, которая гласит: «Регламент деяльности Меджлиса определяется Меджлисом».

– По мнению авторов, пункт оправдан тем, что Меджлис несамостоятельная структура и это отображено в норме о его формировании. Касательно же регламента деятельности, то его, видимо, оставляют за Меджлисом, дабы дать определенную свободу действий.

Меджлис – рабочий орган Курултая, а не самостоятельная политическая структура

– Как по мне, это норма неправильная: Регламент деятельности Меджлиса также должен утверждаться Курултаем. Меджлис может разрабатывать и предлагать проект регламента, как и любых других нормативных документов, но утверждать его должен Курултай, потому что Меджлис – рабочий орган Курултая, а не самостоятельная политическая структура. Иначе Меджлис становится подконтрольным Курултаю номинально даже по форме. Дискутировать по этому поводу мы, разумеется, будем, но на Курултае, а не в Верховной Раде, если, конечно, данным или каким-нибудь другим законом Курултай не будет ограничен в правах определения своей нормативной базы.

Или возьмем пункт 8: «Выборы в региональные и местные меджлисы осуществляются в соответствующих многомандатных мажоритарных округах по принципу «одна административно-территориальная единица – один округ». Есть мнение, что если эта норма внедрена, чтобы не отказываться от представительства на местном уровне. Но для этого совсем не требуется конкретизация способа и технологии выборов. Достаточно указать, что выборы происходят путем всеобщего тайного голосования бюллетенями в день, назначенный Курултаем. Как минимум, необходимо изъять из текста определение «многомандатных округов».

Сам этот пункт 8 противоречит пункту 3 данной же статьи. Многомандатные мажоритарные округа – это нонсенс, который уже подтвердил свою несостоятельность на последних выборах. В любом случае, это вопрос дискуссионный, но наличие такого пункта в Законе Украины снова ограничивает права Курултая менять свою нормативную базу. Повторюсь, у Курултая должно оставаться право и возможность изменять ее самостоятельно. Тем более, что этот процесс (реформирования – прим. ред) начат еще с первой сессии деятельности 6-го Курултая.

Особенно плохи в законопроекте «Заключительные положения и переходные положения». Так, их статья 4 гласит: «Формирование представительных органов коренных народов Украины происходит на территории Украины исключительно за пределами временно оккупированной территории Украины», где нет ни Меджлиса, ни тем более Курултая. Как это осуществимо? Наверное, проще опустить этот пункт, либо убрать из него «исключительно за пределами временно оккупированной территории Украины», как само собой разумеющееся?

В законопроекте Курултай крымскотатарского народа переподчиняется Верховной Раде Украины, ее Президенту и теряет самостоятельность!

Пункт же 6 гласит: «Курултаю крымскотатарского народа на протяжении месяца со дня публикации этого Закона: принять решения/нормативно-правовые акты, которые вытекают из этого Закона». Получается, таким нехитрым способом Курултай крымскотатарского народа переподчиняется Верховной Раде Украины, ее Президенту и теряет самостоятельность! А сам Закон вообще становится «мертворожденным» и не может вступить в силу потому, что Курултай на сегодняшней территории Крыма провести невозможно. Этот пункт лучше упразднить, либо убрать из него императивный тон и конкретизацию сроков проведения заседания Курултая.

– Насколько я знаю, вы не согласны и с формулировками «территория Автономной Республики Крым и города Севастополь». Почему?

– Севастополь отделять от Крыма категорически нельзя. Потому что в этом ни логики, ни исторической справедливости нет. Одна геополитика, и та для Украины опасная, а для крымцев – вредная. Не может и не должно быть города Севастополь отдельно от Крымской автономии, и это может быть отражено в законе в виде обязательства Украины внести соответствующие изменения в ее Конституцию. Конечно, изменения в административно-территориальное устройство – это прерогатива Конституции и, наверное, прописывать законом обязательства внести изменения в Конституцию некорректно. Но не воспользоваться возможностью устранить столь чудовищный нонсенс неправильно. В таком случае проще убрать из контекста закона «город Севастополь», и вести речь о Крыме в полном объеме, как о само собой разумеющимся. Там аргументов много, и не только узко национальных, но и геополитически-стратегических. Как для Украины, так, в перспективе, и для всей Европы.

– Впервые в правовое поле Украины вводятся органы национального самоуправления – Меджлис и Курултай. Но у вас, как главы Ревизионной комиссии, есть замечания?

– Вообще-то, в правовое поле Украины эти органы уже введены «Постановлением Верховной Рады Украины от 20.03.2014 с заявлением Верховной Рады Украины относительно гарантии прав крымскотатарского народа в составе украинского государства», и это радует. Я предлагаю формулировку «Курултай и его структурные органы», ну, может добавить еще и «региональные и местные меджлисы». Потому что органом национального самоуправления, собственно, является Курултай, а Меджлис – лишь один из его рабочих органов. Поэтому ни в коем случае нельзя вносить в закон Украины перечисление отдельных структур и рабочих органов Курултая. Они могут меняться, и право на возможность изменять их самостоятельно должно оставаться у Курултая. Я уже говорил, что процесс реформирования был приостановлен из-за сложившейся политической ситуации, но запущен он давно, и должен быть доведен до логического конца. А закрепление этих структур в Законе Украины сделает этот процесс сложным до невозможного.

– Есть пункт о том, что Уполномоченный может вносить на рассмотрение Верховной Рады Украины принятое Курултаем решение о возвращении исторических названий населенных пунктов, которые были переименованы после депортации крымских татар из Крыма. Но сегодня этот процесс в Украине начат и после решения о декоммунизации…

– На самом деле под декоммунизацию попадет не так уж много топонимов, основная их масса – «Счастливые», «Огуречные», «Гвардейские» и так далее. Правильнее и проще – параллельно и одновременно предложить законопроект о «Возвращении топонимии», его варианты готовы и уже предлагались. Или вообще включить таковой в контекст данного законопроекта. Места он займет чуть больше, чем раздел о развитии спорта. И лоббировать не придется отдельно.

– В законопроекте есть такая любопытная статья – «Представительство крымскотатарского народа в Верховной Раде Автономной Республики Крым гарантируется путем создания крымскотатарского избирательного округа с количеством депутатов». То есть, фактически, это та самая 20 % квота в парламенте Крыма, которой столько лет добиваются крымские татары?

– Знаете, как нельзя быть немного беременной, так и нельзя быть несколько ограниченным демократом. Однако авторы почему-то считают дискуссионным утверждение, что предлагаемый ими принцип квот на выборах противоречит принципам свободных выборов и демократии в либеральном ее понимании, «так как либеральная демократия верховенства права должна обеспечивать право меньшинств на полноценное участие».

Нужно требовать квоты на всех уровнях исполнительной и судебной ветвей властей

С правом на полноценное участие полностью согласен! Потому и нужно требовать квоты на всех уровнях исполнительной и судебной ветвей властей. А в выборной, извините, это противоречит и международным принципам демократии, и ее основам вообще. Такие нормы в подобном законе никто не пропустит, и справедливо, потому что эти правоотношения регулируются другими законами о выборах в Украине и Конституцией Украины.

– Прокомментируйте следующий пункт законопроекта: «Государственные служащие органов госслужбы на местах и работники исполнительных органов в Автономной Республике Крым и городе Севастополь проходят обучение и сдают экзамен по истории крымскотатарского народа». Вы считаете его выполнение реальным, даже в случае возвращения под юрисдискцию Украины?

– Скажем так: подобная норма тешит глаз, но греет вряд ли. О каком экзамене по истории идет речь, когда, как таковой, объективно написанной истории народа крымцев, за исключением, безусловно, замечательного, но далеко немногими прочитанного четырехтомника Валерия Евгеньевича Возгрина, не существует вообще? Если же ее изучать и сдавать по существующим учебникам, то чиновники поголовно станут крымцененавистниками. И немудрено! Да свою историю не знает даже значительная часть самих крымцев, до сих пор безропотно носящих презренную кличку «татары» с прилагательным крымские.

– Вы раскритиковали возможность налогообложения деятельности Меджлиса и Курултая в соответствии с нормами налогового законодательства Украины про деятельность неприбыльных организаций. Почему?

– По замыслу авторов, это должно осуществляться в соответствии с налоговым законодательством Украины о деятельности неприбыльных организаций, и это прямо-таки осуществляет мечту врагов нашего народа всех мастей, которые всю историю существования Курултая и Меджлиса пытались заставить нас зарегистрировать их в качестве общественных организаций. Освобождение от всех видов налогов этих институтов – это необходимый реальный шаг навстречу коренному крымскотатарскому народу. Полное финансирование их из госбюджета – это также будет отвечать принципам Декларации. Но «в соответствии с нормами налогового законодательства Украины про деятельность неприбыльных организаций» – однозначная норма. Для фискальных органов и исполнительной власти она императивна и не оставляет других путей, а потому ведет именно к тому результату, о котором я говорю.

– И возвращаясь к вопросу о самоназвании крымских татар – «крымцы» или «къырымлы». Вы постоянно акцентируете на этом внимание. Почему это так важно?

Правильно говорить не «къырымлы», что означает «крымский», а «къырымлар»

– Спасибо за вопрос. Хотя по этому поводу все сказано настолько полно и убедительно, что оппонентов (не путайте с неприятелями) практически нет. Но я воспользуюсь возможностью в очередной раз подчеркнуть важность и особую актуальность этой проблемы именно сейчас. Для начала вынужден вас поправить: не «къырымлы», что означает «крымский», а «къырымлар».

Задача ведь – не упиваться внутренней, к слову, не всегда оправданной гордостью былым величием предков, продолжая при этом мазохистски страдать от нынешней ущемленности и, не побоюсь этого слова, убогости нашего положения, а объяснить наше право на эту землю другим этносам-гражданам Украины, нашим сегодняшним соотечественникам. Разумеется, это было бы не столь сложно сделать за три-четыре года при желании правительства и проведении им серьезной информационно-идеологической работы, но за двадцать с лишним лет независимости такого желания не наблюдалось.

Не восстановив этноним, принадлежащий исключительно нашему народу, мы обречены на политическую смерть, то есть утрату возможности остаться в истории как самостоятельный этнос. Очевидно, что как человек, не имеющий имени и фамилии, не может ни на наследство претендовать, ни кому-либо таковое оставить, так и народ, не имеющий собственный этноним, не может ни собственную территорию, а тем более государственность иметь, ни на нее претендовать.

Не восстановив этноним, принадлежащий исключительно нашему народу, мы обречены на политическую смерть, то есть утрату возможности остаться в истории как самостоятельный этнос

Будет обидно, если никто не услышал озвученное мной отчаянное обращение Ревизионной комиссии Курултая и многих других патриотов крымского народа о важности самоназвания. Ведь вряд ли в обозримом будущем нам представится такая возможность внести в законодательное поле Украины и в мировое этнонимоупотребление самоназвание народа, отвечающее исторической логике и навсегда отсекающее провокационные и любые другие сомнения в бесспорном праве народа крымцев-къырымлар на эту территорию, на природную автохтонность или, выражаясь официально принятой терминологией, коренность происхождения в Крыму.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG