Доступность ссылки

Фрэнсис Фукуяма и Россия как уничтоженная индивидуальность


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Симферополь – В последнее время в научной среде участились исследования потенциала человеческого капитала в России. В этом направлении есть очень важные исследования, но, к сожалению, многие из них носят тенденциозный, откровенно заказной характер, и они построены не на анализе ситуации, а на искусственно подогнанной под пропагандистские потребности социологической картине. Что же значит открытое Фрэнсисом Фукуямой понятие «человеческий капитал» в отношении России? Как работает его категория «trust», то есть «доверие» в российском обществе и вообще в российской истории? Что значат, с точки зрения России, фукуямовские понятия «сильное государство», «конец истории» и «последний человек»? В чем, наконец, отличия ситуации с «человеческим капиталом» в Украине и России?

Книга Фрэнсиса Фукуямы «Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию» впервые издана в Украине в 2006 году. Сам автор написал к ней предисловие именно как к украинскому изданию, но, думаю, он не мог и предположить, что послесловие к ней напишет российский автор (к.э. н. Дмитрий Травин) и эта статья станет просто новой ступенью в фальсификации его понятия «доверия» и «человеческий капитал». Впрочем, иного и ожидать нельзя было – книга издавалась российским издательством для библиотеки российского журнала «Эксперт-Украина».

Сейчас исследования «человеческого капитала», «социального капитала», как и другие концепции Фрэнсиса Фукуямы просто в моде. Примерно так, как считается модным по делу и не очень вставлять в любое исследование понятие «ноосферное мышление» или вообще «ноосфера» и ссылки на Вернадского. Насколько это оправдано? Полагаю только в одном смысле – что настоящая потребность в прикладных и по-настоящему результативных исследованиях как «человеческого капитала», так и «ноосферных подходов» еще не наступила. Сейчас диссертантам или авторам разных проектов можно «лихо ввернуть и забыть», но настоящая умственная работа по этим понятиям, настоящее открытие Фукуямы и Вернадского, их признание, понимание – и внедрение! – еще впереди.

Как в России фальсифицировали понятие «человеческий капитал»

Я далек от мысли, что фальсификация понятия «человеческий капитал» Фрэнсиса Фукуямы в России проводилась умышленно. И хотя среди таких анализов встречаются и откровенные фальсификации, но в большом количестве случаев это была честная попытка объяснить новые понятия, но… с марксистско-ленинской точки зрения даже в том случае, если становилось понятна несостоятельность этого метода.

Российские ученые пытались сказать, что они поняли Фукуяму и что ничего сверх нового в его открытии нет

В общем цель – осознанная или неосознанная – этого процесса была понятна. Российские ученые пытались сказать, во-первых, что они поняли Фукуяму, хотя они явно не дотягивали до его уровня анализа. Во-вторых, что ничего сверх нового в его открытии нет, хотя открытие связки понятий «человеческий капитал» + «доверие» + «социальный капитал» было совершенно новым уровнем восприятия процесса развития общества. В-третьих, что они тоже находятся на такой же высоте понимания человеческого прогресса, как и Фукуяма, хотя это напоминало попытки обезьяны справиться с компьютером. В-четвертых, что самое главное, доказать миру и себе, что человеческий капитал в России есть и что он работает так же, как и, скажем, в США или в Японии, хотя это было явным преувеличением и просто лживой рекламой России.

В целом фальсификация Фукуямы шла следующими путями. Часть ученых, (как например, Р.М. Нуреев – д.э.н., профессор ГУ-ВШЭ, зав. кафедрой национальной экономики РЭА им. Г.В. Плеханова в работе «Человеческий капитал и проблемы его развития в современной России») делали вид, что никакого открытия Фукуяма не совершил, и выводили понятие человеческого капитала еще от «Политической арифметики» Уильяма Петти (1676 г.), потом от «Теории нравственных чувств» (1759) и «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776) Адама Смита, потом как бы органически переходили к ранним экономическим рукописям Маркса, примешивали сюда «Научную организацию труда» Фредерика Тейлора, и ставили знак тождества между марксовым понятием «производительные силы» и фукуямовским «социальным капиталом», а там и «человеческим капиталом». Все! Фукуяма низложен! Читатель обескуражен! То, что Фукуяма хотел сказать, якобы говорили еще за много столетий до него.

Были также попытки объяснить источник понятия «человеческого капитала» в теориях «экономикс», особого ответвления науки экономики, предметом которого было объявлено «изучение процесса улучшения материального благосостояния». Представитель этой науки Нассау Сениор в 1939 году писал, что «человек – это капитал с затратами на содержание, вкладываемыми в человека с ожиданием выгоды в будущем». Все это приводило к формально правильному выводу что «человеческий капитал в широком смысле слова – специфическая форма капитала, воплощенного в самом человеке, это имеющийся у человека запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые содействуют росту его производительности труда и приносят ему доход в форме заработной платы или ренты» (Р. Нуреев), но это было совсем не то, что имел в виду Фукуяма!

В большинстве случаев, даже если об этом нет речи, «человеческий капитал» понимается всего лишь как сумма здоровья, образования, умений и вложений в человека как работника экономической сферы

Другие ученые не сильно вдавались в исторические аналогии и не искали истоков понятий, сформулированных Фукуямой, в истории экономических учений, они просто приняли термин Фукуямы и стали бойко применять его к российским реалиям с таким видом, как будто бы оно полностью характерно и для России. Назову только некоторые работы: П. Герендаши, директор Price waterhouse Coopers в России «Человеческий капитал как конкурентное преимущество России на международных рынках», Ю. Андреев, кандидат экономических наук, научный руководитель НИАЦ ФГУ НИИ РИНКЦЭ «Человеческий капитал в инновационной экономике», совместный проект фонда «Наследие Евразии», Департамента информации и печати МИД России и Третьего Департамента стран СНГ МИД России (Москва, 2009 г.) «Мыслящая Россия – Человеческий капитал России и стран Центральной Азии: состояние и прогнозы», В. Мау «Человеческий капитал: вызовы для России («Вопросы экономики», №7, 2012), а также совсем недавняя дискуссия на Всероссийской конференции преподавателей и научных работников технических вузов (15–17 апреля 2014 года) «Человеческий капитал как фактор инновационного развития Россия». В большинстве случаев, даже если об этом нет речи, «человеческий капитал» понимается всего лишь как сумма здоровья, образования, умений и вложений в человека как работника экономической сферы.

Это недоразумение и привело к тому, что во многих случаях, как и Д. Травин в послесловии к самой книге Фукуямы, под «человеческим капиталом» понимали все, что угодно, только не то, что в него вкладывал сам Фукуяма. Например, Д. Травин, совершенно не думая, как это соотносится с духом (да и с буквой!) сказанного Фукуямой, пишет, что «очагами зарождения» человеческого капитала в России стали… советская хозяйственно-партийная номенклатура, комсомольско-молодежный бизнес, устойчивые компании однокурсников («студенческие братства»), преступные группировки, боевое братство (афганцы, спецназ), национальный бизнес южных, восточных народов. А вообще всю теорию Фукуямы он свел к призыву кота Леопольда «ребята, давайте жить дружно». Это не что иное, как профанация идей Фукуямы.

Это глубоко противоречит тому, что говорит сам Фукуяма. Так, Д. Травин приводит пример преступных группировок как центров высокого доверия, в то время как Фукуяма пишет: «Хорошо организованные преступные группировки характерны и для других обществ с низким уровнем доверия и неразвитыми промежуточными институтами, таких, например, как посткоммунистическая Россия и население центральных районов американских городов» (стр. 57 укр. издания. Выделение мое, — авт.) Фукуяма также прямо исключает из обществ высокого доверия «политические и бизнес-элиты», подверженные сильной коррупции, которая, естественно, убивает уровень доверия в обществе. Д. Травин же поступает наоборот и считает их «источниками доверия»? Это прямая фальсификация тезисов Фукуямы.

Если Россия обладает таким огромным капиталом, то почему же он до сих пор не дал результата?

На примере многих подобных исследований становится очевидной их прикладная бесполезность. Р. Капелюшников в исследовании национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» под названием «Сколько стоит человеческий капитал России?» приходит к выводу, что, «согласно полученным оценкам, в 2010 г. запас человеческого капитала России составлял свыше 600 трлн руб., или примерно 6 млн руб. в расчете на душу населения. Он в 13 раз превосходил ВВП страны и в 5,5 раз объем физического капитала». Как ни странно, но эти расчеты сделаны исключительно по экономическим показателям – коэффициент смертности, сдвиги в образовательной структуре, образовательная активность молодежи, занятость, заработная плата. Поэтому возникает резонный вопрос: если Россия обладает таким огромным капиталом, то почему же он до сих пор не дал результата? Почему, наоборот, Россия после 2010 года стала кардинально отставать в развитии не только от стран-лидеров, но и начала сдавать от своего уровня? Где «человеческий капитал», ведь он должен был непременно привести к росту? А что мы имеем?

В результате, как у П. Герендаши, появляется совершенно ложная картина российской действительности. Он рисует маслом: «В целом условия для ведения бизнеса в России постоянно улучшаются. Общий темп экономического роста – один из самых высоких в мире… Россия в настоящее время переживает период стремительного экономического подъема. Что касается человеческого капитала, то позиции России в этой области достаточно сильны… Квалификация и талант российских специалистов на всех уровнях бесспорны. Заявление о том, что персонал из России – самый лучший в мире, вполне оправданно». Смешно!

Более того, многие ученые утверждают, что за 2013-2014 годы, когда в России отмечается всплеск имперских амбиций, страна якобы «поднялась в рейтинге «доверия» или повысила «индекс человеческого капитала», чего при отсутствии демократии и нарушениях гражданских прав и свобод не могло быть в принципе.

Чего русские не поняли у Фукуямы

Как видим, анализ российских ученых сосредоточен на том, что понятие «человеческий капитал» они полностью или почти полностью относят к экономической сфере, в то время как у Фукуямы это понятие социальное, психологическое и даже политическое. Объяснить его экономически, с точки зрения Маркса, можно, но недостаточно, для полного понимания его следует объяснить и психологически, а это можно сделать только с точки зрения истории, этики и политики.

Русское слово «доверие», это не совсем то, что английское «trust», и это людям, отстаивающим право знать только свой русский язык, понять сложно

Российские ученые исходят из самой этимологии слов «человеческий капитал» и понимают его как «капитал в образе человека», игнорируя тот факт, что Фукуяма выводил его через понятия «доверия». При этом очень важно, что русское слово «доверие», это не совсем то, что английское «trust», и это людям, отстаивающим право знать только свой русский язык, понять сложно. Из этого происходит 80% ошибок русских ученых в трактовке понятия «человеческий капитал». «Trust» в английском языке гораздо шире русского понятия «доверие», и хотя «трасты» – это действительно «доверительные общества», но англичане, говоря «trust», исходят из того, что доверители это не просто «сторона договора», а что исходной точкой доверительности является индивидуальность доверителя. В России, где вся политика и царизма, и коммунизма, и теперь путинского режима направлена на то, чтобы низложить Индивидуальность, чтобы убить Личность, трудно понять, что такое настоящее доверие. Общество, в котором половина сидела в тюрьме, другая половина их охраняла, трудно сформировать доверие между ними. В обществе, где говорят: «Если вы не сидите, это не ваша заслуга, а наша недоработка», – и до сих пор пишут анонимки и доносы, трудно понять что такое доверие. В обществе, где только русский язык и культура считаются совершенными, а все национальные культуры и языки, и даже флаги независимых государств – это нацизм, фашизм, экстремизм и терроризм – трудно сформировать доверие даже в русском понимании этого слова.

Между тем, еще Артур Шопенгауэр писал: «В сущности, индивидуальность каждого человека важнее национальности в тысячу раз больше, нежели последняя заслуживает того, чтобы быть принимаемой во внимание». Он считал именно индивидуальность основой того понятия «человеческий капитал», которое позже сформулировал Фукуяма. Он писал: «Сильной индивидуальности недосуг размениваться на пустые страхи, она не боится растерять себя, поддавшись влиянию. Более того, она нисколько не сомневается, что все влияния растворятся в ней без остатка, не разрушив, но лишь обогатив ее. У сильной индивидуальности завидный аппетит – она повсюду отыщет себе пропитание и все пойдет ей впрок».

Но история России – это история уничтожения именно индивидуальности как качества личности, гражданина, а без нее человеческий капитал невозможен в принципе. В стране, где 84% опрошенных поддерживают президента в войне против «братьев» и против «стратегических партнеров», – нет человеческого капитала. Понятие «капитал» вообще – это понятие из сферы созидания, понятие «человеческий капитал» – это сообщество людей созидающих, среди разрушителей и убийц – нет капитала.

Во все времена Россия приносила в жертву лучших, убивала их всевозможными средствами

Разумеется, мои размышления не значат, что в России не найдется ни одной яркой индивидуальности. Наоборот – сотни тысяч, возможно, миллион. Речь не об отдельных исключениях. Они, как известно, только подтверждают правило. Речь о том, что в государстве много десятилетий вместо системы взращивания индивидуальностей как основы человеческого капитала существует система целенаправленной борьбы с индивидуальностью граждан, система нивелирования, усреднения, порицания «выскочек», борьбы с инакомыслящими, с нестандартными и талантливыми личностями. Во все времена Россия приносила в жертву лучших, убивала их всевозможными средствами. Парламент страны, дающий право президенту-агрессору использовать войска в братской стране вместо немедленного импичмента за нарушение международного права – это парламент страны без человеческого капитала.

Окончание следует

Валентин Гончар, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG