Доступность ссылки

Собор Александра Невского: работа над ошибками под новым патронатом


Максим Романив

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Вот на днях случайно встретил в Симферополе, у ворот кафедрального собора святого благоверного, великого князя Александра Невского, который уже 13-й год в стадии активного «восстановления», давнюю знакомую и коллегу Галину. Немного поговорили о жизни, вспомнили общих знакомых. В том числе и тех, которых «крымская весна» сразу разделила мировоззренчески и, так сказать, географически. Впрочем, в эту щекотливую тему все же особо не углублялись. Галина, как выяснилось, давно отошла от предыдущих партийных подходов и принципов (когда-то была пресс-секретарем одного известного здешнего партийного лидера), ныне просто обычная прихожанка нового храма. Хотя совсем не забывает о своем «светском» журналистском ремесле и даже пишет какую-то книгу.

Не удержался, чтобы самопроизвольно не выведать у благоверной христианки вменяемых соображений о необходимости размещения по периметру ограждения храма аж трех массивных щитов – со стороны улиц Серова, Розы Люксембург и Долгоруковского обелиска – информации о патронате президента Российской Федерации Владимира Путина. Ведь раньше, вплоть до 2014 года, такой «патронатный» щит перед собором был только один. Сначала, как известно, на нем фигурировала фамилия главы крымского правительства Сергея Куницына, впоследствии президентов Украины Леонида Кучмы и Виктора Януковича (Виктор Ющенко такой «высокой» чести не был удостоен), крымского премьера Анатолия Могилева. «Так об этом как-то на службе сам владыка Лазарь (митрополит Симферопольский и Крымский, – авт.) обмолвился, – говорит женщина, – мол, через Аксенова попросил у Владимира Владимировича помочь в восстановлении храма. И тот не отказал, выделил значительную сумму – двести или даже двести пятьдесят миллионов рублей. И народ, мол, об этой личной опеке президента должен знать».

Найти подтверждение этой информации и заодно уточнить сроки завершения строительства собора Александра Невского у пресс-секретаря епархии Людмилы Николаевны, как она назвалась по телефону, не удалось. Она заявила, что не считает нужным давать «отдельные комментарии», а тем более «независимым журналистам». Отсутствует подобная информация и на сайте епархии. За исключением разве того, что продолжается перечисление благотворительной помощи на возрождение собора, как сказано в обращении по этому поводу митрополита Лазаря, что «всегда будет памятником тем, кто делал святое дело: отстаивал свое Отечество».

Интересная деталь: на официальном сайте Симферопольской и Крымской епархии ни слова о ее четкой конфессиональной принадлежности, то есть к УПЦ Московского патриархата (МП) или направления РПЦ. Впрочем, выпала бы возможность, лично спросил бы митрополита не только об этой формальности. А, скажем, такое: к разряду каких дел он отнес «деяния» Игоря Гиркина? Того самого, который, по его же признанию, «нажал на спусковой крючок» нынешней войны на Донбассе. И того самого, кого он, как иерарх УПЦ (МП), тепло встречал на симферопольской земле вместе Дарами волхвов в конце 2014 года, за три недели до запланированного Кремлем появления в Крыму «зеленых человечков». Прежде всего, для того, чтобы как-то понять, чем истинное грешное отличается от истинного праведного. Не на словах, конечно, со святого Писания...

А о нынешнем «исправлении ошибки прошлых времен», то есть строительстве фактически «с нуля» Александро-Невского собора, похоже, никто точно не знает, когда оно завершится. Правда, в так называемом верхнем храме собора служба уже идет с прошлого года, хотя внутренние отделочные работы продолжаются, а к росписи еще не приступали. Рядом с храмом строители ООО «Крымстройиндустрии» (на снимке) возводят отдельные здания – для крещения и павильон. В последнем должны разместиться мастерские и магазины. «Если сам Путин вмешался в это строительство, – признался мне один из рабочих, к слову, приезжий с Сумщины, – то, думаю, за год справимся». Другой, сварщик из Симферополя, возразил, что точных сроков завершения строительства никто не устанавливал.

Немного соборной истории

В 1804 году протоиерей Никита Петровский и священник Кирилл Забуженко обратились к Таврическому губернатору Мертваго с просьбой начать строительство соборного храма. Для этого выбрали место на берегу Салгира, в Александровском редуте, который построил во время военных действий Александр Суворов (сейчас на этом месте находится гостиница «Украина»). В сентябре 1809 года новый Таврический губернатор Андрей Бороздин, доложив герцогу де Ришелье, правителю Новороссии, что возведение соборной церкви до сих пор не начато «по причине неявки подрядчиков», заключил договор на строительство с французскими мастерами Николом, Ферри, Латти. За два года те возвели только стены и допустили угрожающий перерасход денег. В 1812 году началась Отечественная война и строительство храма временно прекратилось, завершить его собирались после наступления мира. Однако весной 1813 года над городом пронеслась сильная буря, ветер сорвал кровлю собора, развеял песок, остальной заготовленный стройматериал попросту растащили. Недостроенный храм начал постепенно разрушаться.

В 1816 году повелением императора Александра I была создана следственная комиссия, которая, осмотрев храм, пришла к выводу: здание необходимо разобрать из-за глубоких трещин в его стенах. Губернский архитектор города Полтавы Парадис рекомендовал подыскать для строительства более удобный участок, подальше от обрывистых берегов Салгира. Автором проекта стал известный архитектор титулярный советник Шарлеман. Его проект и смета в объеме 200 тысяч рублей (с использованием старого материала с разобранной церкви) в 1821 году были утверждены императором. Новый храм заложили 12 марта 1823 года. Таврический губернатор Перовский (дед Перовской, казненной за организацию покушения на Александра II) собственноручно заложил первый камень.

Новый собор строили из местного бутового камня, который привозили из соседних сел татары. Капители, колонны, пилястры, карнизы и другие детали изготовлялись из тесаного камня. Крышу решено было покрыть листовым железом и покрасить в зеленый цвет. Торжественное освящение нового собора во имя благоверного князя Александра Невского состоялось 3 июня 1829 года. Роспись купола внутри собора и оформление иконостаса выполнил житель Черниговской губернии Калистрат Карягин. Территорию вокруг храма окружили ажурной литой оградой с четырьмя входами во внутренний дворик.

Александро-Невский собор неоднократно расширялся и перестраивался. В 1869 году в нем были построены три алтаря, галерея на западном фасаде. В 1881 году закончились строительные работы и собор предстал во всей своей обновленной красе. Стены, окрашенные в охристый цвет, прекрасно гармонировали с позолотой иконостаса, риз, с золотистым оттенком дубового паркета. Симферопольцы гордились своим кафедральным собором, называли его «Исаакиевским» (по аналогии с похожим в Петербурге).

Опять же такой известный факт: 28 февраля 1911 года в соборе снова, но уже посмертно, отлучили от церкви автора всемирно известного произведения «Война и мир» Льва Толстого. Точное описание этого события сделал писатель Константин Тренев в антицерковной повести «Владыка» (1912 г.).

В 1922 году новая, большевистская, атеистическая власть закрыла Александро-Невский собор. Некоторое время его использовали как хранилище для церковного имущества, изъятого в храмах и монастырях Крыма. После храму добавить «гражданского» вида: сняли колокола, сбили кресты. А в ночь с 26 на 27 сентября 1930 года раздался взрыв и от некогда прекрасного храма осталась груда камней. Их постепенно развезли на строительство домов, а на месте, где раньше возвышался величественный собор, обустроили сквер.

В 1944 году там в братской могиле были похоронены солдаты, освобождавшие Симферополь от фашистских оккупантов. А над их могилой установлен памятник – танк. Позже останки воинов перезахоронили на воинском кладбище. В 1999 году Верховный Совет Крыма и Симферопольская и Крымская епархия решили воссоздать Александро-Невский собор. 9 января 2000 года состоялось освящение первого камня и закладка капсулы в фундамент будущего храма. И только три года спустя раз началось его непосредственное строительство, и продолжается.

Максим Романив, крымский обозреватель

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG