Доступность ссылки

Московские акции крымских татар летом 1987-го. Окончание


Крымские татары в Москве, 1987

В 1987 году крымскотатарское национальное движение переживало подъем (начало материала здесь). С конца июня в Москву стали прибывать активисты движения из всех регионов проживания крымских татар...

19 июля 1987 года в Измайловском парке Москвы состоялось Третье совещание инициативных групп национального движения. На совещании обсуждались первые результаты деятельности делегатов в Москве, текст «Обращения представителей крымскотатарского народа», выборы центральной инициативной группы координирования и руководства работой делегатов в Москве; пути развития движения.

В принятом плане дальнейших действий делегатов в Москве и участников движения на местах предусматривалось, что если до 26 июля 1987 года не будет принято положительное решение по крымскотатарскому вопросу, необходимо провести демонстрации и митинги в Москве и в регионах проживания крымских татар. Обсуждались также вопросы дисциплины и тактики делегатов в Москве на случай различных провокаций.

Москва, лето 1987
Москва, лето 1987

23 июля 1987 года около 100 крымских татар собрались у здания Центрального комитета КПСС, требуя встречи с Михаилом Горбачевым. К ним, однако, вышел только заведующий приемной Центрального комитета КПСС Молокоедов. В два часа дня крымские татары организованно направились на Красную площадь. У собора Василия Блаженного их остановила милиция. Тогда демонстранты (около 600 человек) сели на землю и отказались уйти с площади до удовлетворения их требований.

В 9 часов вечера по Центральному телевидению было передано сообщение ТАСС о создании Государственной комиссии во главе с Андреем Громыко для рассмотрения «комплекса проблем, которые поднимаются в письмах крымских татар». Тон «Сообщения ТАСС» и особенно историческая преамбула, в которой в очередной раз повторялись обвинения в «сотрудничестве части татарского населения с немецко-фашистскими оккупантами», вызвали бурю негодования среди крымскотатарских представителей. Активистами движения был составлен текст «Открытого протеста», в котором опровергались наиболее одиозные положения «Сообщения...».

На следующий день, 24 июля, демонстранты вновь появились у здания Центрального комитета КПСС. Им была предложена очередная встреча с Демичевым, от которой они отказались. А на следующий день, 25 июля 1987 года, состоялась знаменитая демонстрация крымских татар на Красной площади.

Около 500 демонстрантов громко скандировали: «Родина! Родина!», «Горбачев! Горбачев!», сотрясая в воздухе кулаками. Они держали над головой плакаты с требованиями возвращения в Крым и восстановления национальной автономии, портреты Ленина и Горбачева. Демонстранты кричали также: «Позор ТАСС!», протестуя против тона сообщения ТАСС от 23 июля 1987 года.

Москва, 1987
Москва, 1987

Милиция демонстрантов к собору Василия Блаженного не подпустила и, установив кордон, закрыла Красную площадь для посетителей. Действовала она при этом достаточно осторожно, не прибегая к насилию, но и не пропуская к крымским татарам ни советских граждан, ни иностранных корреспондентов. Количество милиционеров в оцеплении постепенно росло, явно превосходя численность демонстрантов. На площадь были доставлены также автобусы и машины с водометами, которые образовали сплошной барьер вокруг демонстрантов. Около 150 демонстрантов оставались на площади всю ночь, не было снято и милицейское ограждение.

Крымские татары в Москве, 1987
Крымские татары в Москве, 1987

Утром 26 июля крымские татары возобновили скандирование лозунгов. Демонстранты разошлись после того, как была достигнута договоренность о том, что на следующий день, 27 июля, их примет Андрей Громыко. Предложение об этом передал лично министр внутренних дел СССР Александр Власов.

Итак, 27 июля 1987 года Громыко принял группу народных представителей в Кремле. На встрече были 21 человек из числа крымскотатарских делегатов. Из официальных лиц присутствовали также Демичев и Власов.

После коротких выступлений крымских татар слово взял Громыко. Смысл его речи сводился к тому, чтобы призвать их к терпению, поскольку вопрос этот якобы очень сложный: «Выбросьте, пожалуйста, вы из головы мысль о том, что можно, знаете, одним взмахом решить этот вопрос. Это было бы замечательно, но невозможно это сделать, невозможно!». Громыко не дал членам делегации никакого определенного ответа на их требования, убеждая подождать решения комиссии.

Москва, Измайловский парк, 1987
Москва, Измайловский парк, 1987

На следующий день делегаты вновь собрались в Измайловском парке, чтобы прослушать магнитофонную запись встречи и обсудить план дальнейших действий. Число собравшихся превысило 1000 человек. Было принято единодушное решение остаться в Москве и продолжать акции протеста, а также обратиться к руководителям государств мира с просьбой о поддержке.

Милиция информировала крымских татар, что им разрешается продолжить демонстрации в Москве при условии, что они будут проходить не на Красной площади и что власти будут уведомлены об этом заранее. Утром 30 июля 1987 года милиция посетила ряд квартир, где ночевали крымские татары, в частности, квартиру известной московской правозащитницы Ларисы Богораз, где ночевали трое крымских татар. Их предупредили об ответственности за нарушение паспортных правил, требовали покинуть Москву, а также не ходить на демонстрацию, которую намечалось провести в этот день у здания ТАСС. В тот же день около 200 крымских татар провели демонстрацию на Пушкинской площади в Москве. Милиция не чинила препятствий. Демонстранты разошлись из-за начавшегося сильного ливня. Чуть позже около 900 татар собрались на очередную встречу в Измайловском парке.

В этот же день по Центральному телевидению было объявлено, что московской милиции «ввиду чрезвычайных обстоятельств» даны «особые полномочия» по наведению порядка в Москве. Наутро на квартиру, где находилось большинство членов Инициативной группы национального движения, явились милиционеры вместе с прокурором Сидоровым. Их стали выводить по одному, избивать в лифте и спускать вниз, где сажали в милицейские машины. Всех задержанных – 23 человека – отвезли в отделение милиции, а затем – в аэропорт, откуда под конвоем отправили в Ташкент. В ОВД Фрунзенского района Ташкента им сделали предупреждение об ответственности по статье 190-3 УК РСФСР («групповые действия, нарушающие общественный порядок»). В числе высланных были Сабрие Сеутова, Сафинар Джемилева, Решат Джемилев, Фуат Аблямитов. Еще один член Инициативной группы Бекир Умеров 31 июля был выслан по месту жительства в Крымск Краснодарского края. Ему также было сделано предупреждение. Предупреждение получил и московский правозащитник Александр Подрабинек, который на митинге в Измайловском парке был включен в состав Инициативной группы.

Активисты национального движения в Измайловском парке Москвы, 1987
Активисты национального движения в Измайловском парке Москвы, 1987

Вслед за членами Инициативной группы из Москвы начали высылать и других участников крымскотатарских демонстраций. В последних числах июля – начале августа основная часть делегатов была депортирована. На митинг в Измайловском парке 3 августа 1987 года собралось лишь 200 человек. Перед ними выступил заместитель министра внутренних дел Елисеев, который уговаривал крымских татар разъехаться по домам и уверял, что их «проблема будет решена». После этого митинга еще одна группа крымских татар была выслана из Москвы, в том числе второй, новоизбранный состав Инициативной группы. Было принято решение добровольно покинуть Москву большинству участников акций, оставив здесь лишь новый, третий по счету состав Инициативной группы.

Финал этой истории – выдворение крымскотатарских делегатов из Москвы – был, пожалуй, закономерен. Проверку на демократию новая власть не выдержала. В то же время акции в Москве, несмотря на кажущееся поражение, продемонстрировали беспрецедентную организованность и массовость крымскотатарского движения. Теперь уже было очевидно – движение переживает новый подъем, и на этот раз народ намерен идти до конца – без каких бы то ни было компромиссов и уступок.

Как справедливо отмечал по следам случившихся в Москве событий в журнале «Гласность» его главный редактор Сергей Григорьянц: «В положении этого народа, потерявшего больше, чем другие народы СССР, – даже самую землю своих предков, – перед которым мы все в долгу, намечаются, наконец, какие-то изменения к лучшему».

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG