Доступность ссылки

Дерево рода непокоренных


Семья Юзбашевых под тутовником

Каждый год в начале лета у древнего тутовника в селе Ай-Cерез (современное название Междуречье) Судакского района Крыма собираются из разных мест крымские татары, корни родов которых вышли из этой местности. Говорят, аксакалы пытались высчитать возраст старого дерева и сбились где-то на 17 веке. Многие семьи, из числа приходящих к тутовнику, росли вместе с этим деревом.

Жили и радовались

Тутовник называют деревом-садом, ведь из одного растения прорастают следующие. Под cтарым деревом еще недавно встречался глава рода Юзбашевых с другими аксакалами этих мест. Среди них – Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев. В последний раз встречался на этом празднике Абджемиль Юзбашев со всеми своими отпрысками, детьми и внуками, два года назад. В прошлом, 2014 году, встреча была сорвана запретом на собрания, а в этом году не состоится вообще. Многие из постоянных участников и гостей праздника находятся сейчас за пределами Крыма.

Род Абджемиль-аги Юзбашева известен в Крыму с 1669 года

Род Абджемиль-аги Юзбашева известен в Крыму с 1669 года. Более трех с половиной столетий жили его предки на полуострове вплоть до трагического дня депортации 18 мая 1944 года. Отец Абджемиля работал управляющим товарищества, которое занималось заготовлением фруктов для промцентра. Семья жила в хорошем двухэтажном доме и имела личное хозяйство, в котором были виноградник, сад, лошади и коровы. Во владениях у Юзбашевых были сады, виноградники, табачное поле. В общем, жили хорошо, радовались жизни и дальше так было бы, если бы не началась Вторая Мировая война, которая всех застала врасплох. В 1942 году отца немецкие захватчики забрали в Гестапо за связь с партизанами, однако до расстрела не дошло. Он провел в застенках два года и перед возвращением на полуостров Красной Армии даже был освобожден. Народ радовался окончанию оккупации, надеясь на возобновление нормальной довоенной жизни, но судьба приготовила крымским татарам страшное испытание – массовое изгнание с родной земли.

Абджемиль Юзбашев с односельчанами у тутовника
Абджемиль Юзбашев с односельчанами у тутовника

Депортация

Абджемилю-ага тогда было всего шесть лет, а всего в семье было семеро детей. И хоть сам он был тогда маленьким, многое помнит о том дне.

Ранним утром раздался стук в двери. Солдаты сказали, что нас выселяют. Велели взять с собой на два дня сухой паек и больше ничего не трогать

– Ранним утром раздался стук в двери. Солдаты сказали, что нас выселяют. Велели взять с собой на два дня сухой паек и больше ничего не трогать. Мать была хорошей швеей, и решила взять хотя бы швейную машинку, но ей не дали этого сделать. Всех под конвоем с двух сторон, вывели на околицу села, и погрузили в грузовики и повезли в Феодосию, где посадили в деревянные вагоны для скота.

Только из рода Юзбашевых в одном вагоне отправилось в страшное изгнание 37 человек: семьи родителей Абджамиля и их родственников. Из младших после Абджамиля еще был братик 4-х лет и годовалая сестренка. Дорога до мест поселения длилась до 10 июня, и все это время депортируемых кормили очень соленой рыбной похлебкой. Если случались остановки, женщины кидались собрать костры, чтобы сварить детям хоть какой-то каши из чудом прихваченных зерен. Однако все попытки куховарить пресекались охраной, и эшелон снова трогался в путь. Каким-то образом Юзбашевы смогли уцелеть, несмотря на сложности в дороге. Прибыли на место и тут «подарок судьбы» – колхоз имени Сталина Мархаматского района Андижанской области. Страдальцы получили в качестве жилья конюшню полную навоза на 70 человек. Пока мужчины вычищали навоз, женщины и дети провели несколько дней в тени редких деревьев. Месяц ушел на то, чтобы помещение стало хотя бы чистым со свежей побелкой на стенах, как всех жильцов снова погнали в другое место. Так продолжалось неоднократно в течение года по прибытию в Узбекистан, обжиться не давали возможности. Отсюда и безработица, голод…

В первый год депортации, не вынеся трудностей и болезни, умирает мама, в течение двух лет умерли две сестренки. Отец не дал погибнуть оставшимся детям

– В первый год депортации, не вынеся трудностей и болезни, умирает мама, в течение двух лет умерли две сестренки. Отец не дал погибнуть оставшимся детям. Всех выкормил, вырастил, а ведь жили в землянках много лет, работали на освоении целины, да еще и с внезапными переселениями периодически. Только в 1947 году семье разрешили уже более-менее постоянное проживание.

Отец и старшие дети устроились на работу, младшие пошли в школу. Тогда и появилась возможность купить землянку за 600 рублей, в которой и жили ввосьмером несколько лет. После 1953 года крымским татарам стали разрешать переезжать из района в район в пределах области. И максимальные ограничения сняли с них уже в 1956 году, расширив свободу передвижения переселенцев в пределах республики.

Возвращение и новые мытарства

Дочери с семьями тоже рядом, а вот сын Шевкет не смирился с аннексией и приходом в Крым представителей просталинского курса.

Окончив Самаркандский сельхозтехникум, Абджамиль получил профессию агронома. В Узбекистане крымские татары все время записывались на работы по вербовке, чтобы хоть таким образом выбраться из мест переселения. Ведь все годы пребывания там они не забывали о Родине, продолжали мечтать о возвращении, местные же узбеки особо теплым приемом не жаловали. В 1973 году Абджамиль получает от судьбы невиданно щедрое вознаграждение – разрешение выехать на работу в Крым после 32-х заявлений на вербовку. Так он смог привезти пусть и не в родной Ай-Серез, но уже на крымскую землю старого отца и свою семью, в которой было трое малышей. С тех пор и по сей день он с супругой живет в с. Крестьяновка Первомайского района Крыма. Дочери с семьями тоже рядом, а вот сын Шевкет не смирился с аннексией и приходом в Крым представителей просталинского курса. Имея бизнес в приморской Феодосии, он свою семью вывез в вынужденную депортацию год назад.

О первых днях вторжения в Крым «зеленых человечков» Абджамиль-ага говорит неохотно. Видно, что он переживает это где-то глубоко в себе, но при этом держится молодцом.

– Всегда нужно надеяться на лучшее. В феврале 2014-го и всю прошлую весну я ложился вечером спать с мыслями о том, чтобы утром все было хорошо. А получилось – как получилось… Мы от Крыма никогда не отказывались, стремились к нему и будем стремиться дальше. У нас нет другой Родины. У России планомерное выдавливание нашего народа из Крыма практикуется с 1783 года! Советский Союз это продолжил, и теперешние власти – тоже.

Новая депортация – Львов

О назревающей заварухе Шевкет знал уже в январе прошлого года, ведь в кафе постоянно захаживали работники СБУ и неформально присутствовавшие в регионе представители ФСБ

Из Феодосии, где жили, радуясь друг другу, еще недавно, Шевкет вывез свою семью сначала в Киев. Ехали переждать неразбериху с намерением, если все наладится, сразу же вернуться домой. Ведь шесть лет строили с женой Айше кафе «Круиз», в котором любили отведать блюда национальной кухни и феодосийцы, и приезжие туристы. О назревающей заварухе Шевкет знал уже в январе прошлого года, ведь в кафе постоянно захаживали работники СБУ и неформально присутствовавшие в регионе представители ФСБ.

– Посетители, не скрываясь, обсуждали предстоящие события, а по улицам ходили группками явно неместные люди не похожие на туристов. А после 26 февраля, когда крымские татары не дали совершить переворот в Раде АРК, и после захвата правительственных структур Крыма, я понял, что нужно увозить семью. Мы старый народ, и сразу понимаем, что будет происходить дальше.

В Киеве семья находилась чуть больше месяца. Сведения, приходившие с полуострова, не оставляли надежд на скорое возвращение. Шевкет перевозит близких во Львов и уже осенью открывает небольшое кафе. Первая попытка не слишком удалась. За это время пришли грустные новости из Феодосии, где полностью было разобрано его кафе на набережной. Однако нужно растить троих сыновей, и нет времени лить слезы. Сейчас семья решилась снова открыть площадку-кафе, а в Крыму в это время закрывают одно за другим заведения крымских татар. Однако, Шевкет уже не тревожится, ведь отец его учил, как нужно себя держать в трудные дни.

Старинная народная мудрость крымских татар говорит о том, что нужно всегда быть терпеливым, оптимистом и любить свое, что тебе Богом дано. Ведь пришлые уйдут, а ты останешься не месте

– Старинная народная мудрость крымских татар говорит о том, что нужно всегда быть терпеливым, оптимистом и любить свое, что тебе Богом дано. Ведь пришлые уйдут, а ты останешься не месте. Я уверен, что все это (аннексия) ненадолго. Мы выстоим и вернемся. А пока мои дети учатся в гимназии, где изучают наравне с украинским английский и немецкий языки. Мы должны быть грамотными, ведь нам еще отстраивать Крым!

Что тут добавить… Пока жив старый тутовник – саду расти! И недавно под деревом собрались оставшиеся жить в Ай-Серезе крымские татары, чтобы традиция продолжала жить.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG