Доступность ссылки

Абдулла Лятиф-заде


Абдулла Лятиф-заде с супругой и сыном

В образованной в 1921 году Крымской АССР провозглашались принципы приоритетного развития национальных групп полуострова, прежде всего крымскотатарской. В этот период началось активное изучение истории и культуры крымских татар, были открыты национальные школы, крымскотатарский театр, выходили газеты и журналы на крымскотатарском языке…

Однако уже со второй половины 1920-х шли постоянные репрессии под лозунгом борьбы с местным «буржуазным национализмом». После расстрела в мае 1928 года главы Крымской АССР Вели Ибраимова репрессии в отношении крымскотатарских партийных руководителей и представителей культурной элиты стали нормой.

Асан Сабри Айвазов, Осман Акчокраклы, Рамазан Александрович, Усеин Боданинский, Ягъя Байрашевский, Сулейман Идрисов, Мамут Недим, Абдураим Самединов, Ильяс Тархан, Абдулла Лятиф-заде – это неполный список жертв 17 апреля 1938. Один день – и не стало целой плеяды…

Сегодня вспомним Абдуллу Лятиф-заде – поэта, филолога, литературоведа, педагога.

Абдулла Лятиф-заде родился в августе 1890 года Симферополе, в семье учителя. Детство его прошло в степной местности Крыма, откуда он вынес прекрасное знание крымскотатарских диалектов. Десяти лет Абдулла лишился матери.

Вначале он учился в медресе – традиционной мусульманской школе, затем в новометодной школе «рушдие». Оттуда его прогнали – как отмечает один из биографов, «за антирусские высказывания». Некоторое время Абдулла учился в Стамбуле, однако в связи со смертью отца вернулся в Крым. Он писал стихи, учительствовал. Как отмечал академик Агатангел Крымский, первые стихи Лятиф-заде были опубликованы в крымскотатарских газетах «Терджиман» (Переводчик) и «Ветан Хадими» (Слуга Отечества). С 1915 по 1917 Абдулла служил в армии.

В годы революции Лятиф-заде участвует в деятельности национального парламента-курултая, правда, в число очень известных деятелей не входит. В то же время, как свидетельствовал он сам в протоколе допроса: недолгое время (десять дней) он редактировал газету «Миллет», где поместил статью под названием «Воскрешение после смерти», в которой назвал большевиков «скверными бандитами». Впрочем, с установлением в Крыму советской власти Лятиф-заде начал сотрудничать с ней, работая в профсоюзах.

В стихотворении «Хаял омюр» (Жизнь-мечта) Лятиф-заде пишет, что жизнь – это вечная борьба, трудный путь; для достижения своей цели в жизни необходимо выдержать немало испытаний, пройти через множество тягот и препятствий…

Абдулла Лятиф-заде с семьей и другом
Абдулла Лятиф-заде с семьей и другом

Весьма любопытный отзыв о творчестве Абдуллы Лятиф-заде содержится в докладе знаменитого крымскотатарского филолога, тюрколога, литературоведа Бекира Чобан-заде. Доклад «Новейший период крымскотатарской литературы» был прочитан им на заседании Союза крымскотатарских писателей, организованном в 1927 году журналом «Илери» (Вперед), а год спустя издан отдельной книжкой в Симферополе.

В своем докладе именитый профессор анализирует творчество молодых крымскотатарских литераторов. Кто-то из них удостаивается лишь его строгой критики. Взгляд на поэзию Абдуллы Лятиф-заде, пожалуй, можно назвать даже благосклонным.

Бир кунь сазым къолдан тюшер меним де,

Шу омюрнинъ кузьгюси – козь юмулыр,

Топракъ киер, я тоз болур теним де,

Бир къарынджа, бир боджекнинъ тенидай.

Однажды мой саз выпадет из рук,

Этой жизни зеркало – глаза – закроются,

Землей покроется или пылью станет тело,

Подобно телу муравья или другого насекомого…

Чобан-заде восхищает стиль молодого автора, богатство его языка и виртуозное владение словом: «Для передачи мысли и переживаний тут нет уязвимых слов и нет ничего лишнего. Нет ни одного неправильного построения, искусственного неестественного предложения. Весьма глубокие мысли читаются легко, но оставляют сильное впечатление. В этих строчках заключены чаяния и мечты поэта. Эти чаяния есть у каждого человека».

Острота, глубина, естественность и гармония слов, дополняющие друг друга образы поэта заставляют читателю поверить поэту, когда он пишет:

Не сотру я тени своей с этих мест,

Не для того, чтоб умереть, родился я, не умру я…

В некоторых местах, по мнению профессора, Лятиф-заде впадает в декадентство. Впрочем, в целом отзыв о творчестве молодого поэта весьма позитивен, знаменитый литературовед называет его «ценным художником». Правда, сетует Чобан-заде, пишет он мало или мало показывает, то есть публикует…

Свою единственную прижизненную книгу, изданную в 1928 году в Симферополе, Абдулла Лятиф-заде назвал «Янъы саз» (Новый саз)

И здесь с Чобан-заде трудно не согласиться. Свою единственную прижизненную книгу, изданную в 1928 году в Симферополе, Абдулла Лятиф-заде назвал «Янъы саз» (Новый саз), как бы утверждая самим названием – чтобы писать песни нового времени, нужно обогатиться новыми идеями. На поэтическое творчество Лятиф-заде повлияло знакомство с другими литературами, прежде всего – с русской. Особенно – революционное творчество Владимира Маяковского.

Лятиф-заде был знаком со многими видными поэтами, дружил с украинским поэтом Павлом Тычиной и академиком Агатангелом Крымским – который посвятил ему немало добрых слов в своей работе о литературе крымских татар.

В 1927-1930 годах Абдулла Лятиф-заде – активный участник кампании по переводу крымскотатарского языка с арабской на латинскую графику; ответственный секретарь комитета нового тюркского алфавита. Он выступал с докладом о терминологии на 2-й Всекрымской научно-орфографической конференции, участвовал в диалектологических экспедициях, разработке словаря и норм литературного языка. Лятиф-заде дебютирует как драматург – Крымский государственный татарский театр поставил его пьесу «Весна жизни», главную роль в котором сыграл известный актер Билял Парыков.

В 1930 году Лятиф-заде направлен на учебу в Москву, затем он учится в аспирантуре Государственной академии искусствознания. По возвращении в Крым спустя четыре года назначен доцентом пединститута, преподает курс истории западноевропейской литературы. Все, казалось бы, складывается благополучно…

Однако 21 марта 1937 вдруг он уволен как «ярый националист». Поводом для изгнания из института послужило то, что, работая на факультете татарского языка и литературы, он якобы «протаскивал в своем преподавании среди студентов массу арабских, персидских и турецких слов, объясняя это тем, что ему иначе неудобно преподавать». 28 апреля арестован, обвинен по статье 58 (пункты, 6, 8, 11).

Приговор – высшая мера наказания – расстрел с конфискацией всего лично принадлежащего ему имущества. Приведен в исполнение спустя год – 17 апреля 1938.

Вместе с группой других деятелей крымскотатарской культуры Абдулла Лятиф-заде был казнен во дворе Симферопольской тюрьмы НКВД…

Понадобилось двадцать лет, чтобы справедливость восторжествовала – определением Коллегии Верховного Суда СССР от 15 августа 1957 года дело в отношении Лятиф-заде Абдуллы производством прекращено за отсутствием состава преступления.

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG