Доступность ссылки

Крымская курортная математика – там, где арифметика бессильна


Ялта, Массандровский пляж, конец августа 2015 года

На днях в российской прессе появилась новость о том, что к концу августа количество отдыхающих, посетивших Крым, составило 3,2 миллиона, то есть, если верить новому министру курортов и туризма Сергею Стрельбицкому, на целых 900 тысяч человек больше, чем в прошлом году.

Памятуя о том, как год назад то же ведомство (правда, под началом другого руководителя) с целью самопиара обозначило туристическими все транспортные интеракции через аэропорт и паромную переправу, мы решили проверить, не изменилась ли за это время методика калькуляции.

А вдруг туризм в Крыму и вправду оживился, потому что наконец сработал расчет на обедневшего из-за экономического кризиса российского туриста? Может, прирост на 900 тысяч вполне реален, и, по сравнению с прошлым годом, этот туристический сезон можно назвать удачным?

Как бы не так…

Два миллиона или три – не суть важно, мы молодцы!

Любые политические заявления властей должны быть согласованы и адекватны хронологии событий. В противном случае они превращают чиновников в популистов, словам которых нельзя доверять.

Через два месяца после официального старта туристического сезона (который ежегодно проходит 1-го мая) Алексей Черняк, глава профильного комитета местного парламента по туризму, заявил, что к концу первого летнего месяца на полуострове успели отдохнуть 1,1 миллиона человек.

А уже 15 июля Сергей Аксенов сообщил крымским СМИ, что полуостров принял 3-миллионного туриста . В этом заявлении, появившемся в новостных лентах всех без исключения провластных изданий, Аксенов просто оговорился (по Фрейду), потому что ранее он называл цифру в 2 миллиона.

Но, по подсчетам министерства курортов и туризма, даже 2 миллиона туристов в Крыму набралось только к 31 июля.

Весь высокий сезон на полуострове длится от силы дней 50 (где-то с 10 июля до конца августа)

Учитывая, что весь высокий сезон на полуострове длится от силы дней 50 (где-то с 10 июля до конца августа), по меркам местной курортной сферы две недели – это огромный срок. А значит, в своем первом заявлении Сергей Аксенов не просто «чуть» округлил количество туристов до красивой цифры, а представил явно завышенные данные. Почему? Возможно, премьер пользовался неточной информацией, а возможно – сознательно накручивал показатели, являющиеся мерилом эффективности одного из своих профильных ведомств.

Кстати, цифра в 2 миллиона, видимо, была выбрана не случайно. В самом начале прошлого августа министерство курортов и туризма заявило, что республику посетило 1,7 миллиона отдыхающих. А это на 17% меньше, чем 2 миллиона. То есть власти пытались продемонстрировать ощутимый, но правдоподобный прогресс по сравнению с прошлым годом.

Успех? Для чиновников – возможно, для отрасли – то же самое, что и было.

Но вернемся к «реальной» цифре в 3,2 миллиона отдыхающих к концу августа. Откуда они взялись, если на отдых в Крым организованно можно попасть только двумя путями – через аэропорт и паромную переправу?

С начала года до середины августа симферопольский аэропорт перевез 3 миллиона пассажиров, а к концу 2015-го планирует обслужить еще около 0,5 миллиона.

Дадим аэропорту фору и представим, что план в 3,5 миллиона человек выполнен к началу сентября, а не к концу декабря. Делим эту цифру на два, так как 1 пассажир – это 1 транспортная интеракция, а все, кто прибыл в Крым, должны были как-то из него уехать.

Получаем 1,75 миллиона человеко-пассажиров за весь 2015 год.

К этому числу прибавляем данные по паромной переправе. По заявлению ООО «Морская дирекция», с начала года и до конца лета паромом воспользовались чуть более 3 миллионов пассажиров. Опять делим эту цифру на два – получаем 1,5 миллиона человеко-пассажиров.

Паромная переправа на российской стороне Керченского пролива
Паромная переправа на российской стороне Керченского пролива

В сумме имеем примерно те самые 3,2 миллиона туристов, о которых и говорят власти. То есть все, кто посетил Крым, по умолчанию опять были причислены к курортникам. Студенты, предприниматели и те, кто приезжает навестить родственников (а таковых даже зимой насчитывается до нескольких тысяч человек ежедневно) – не в счет.

Итог – за год методика калькуляции осталась прежней. Формула неизменна: турист = пассажир.

А ведь крымским властям стоило бы подумать о том, чтобы ввести некий коэффициент, обрезающий хотя бы тех, кто ездит на полуостров в некурортные месяцы.

Скажем «900 тысяч» – СМИ подхватят «миллион»!

Смысл громких заявлений чиновников предельно ясен: главное – не упасть лицом в грязь и убедить хотя бы себя, что все двигается просто замечательно.

Хуже всего то, что власти полуострова воспринимают туристическую тему всерьез, хотя непосредственно в курортной отрасли республики занято менее 5% крымчан.

Да, прежде при определенных объемах отдыхающих многие предприниматели развивались благодаря курортным деньгам. Но эти средства никогда не доходили до государства, а оседали у населения.

Можно подумать, что если на полуостров приедут не 2, а 20 миллионов отдыхающих, то все крымчане заживут дружно и счастливо

А из-за бесконечных популистских заявлений чиновников относительно туристической сферы возникает ощущение, что именно от этой отрасли зависит благосостояние республики. Можно подумать, что если на полуостров приедут не 2, а 20 миллионов отдыхающих, то все крымчане заживут дружно и счастливо.

Но, во-первых, Россия никогда не сможет сгенерировать 20 миллионов туристов, которые захотят приехать в республику (а для остального мира полуостров сейчас закрыт). Во-вторых, Крым объективно никогда не сможет эти 20 миллионов переварить, ведь местная инфраструктура едва справлялась с 6 миллионами курортников, посещавших регион в сытые украинские годы.

А в-третьих (и это самое главное), рост количества туристов никак не повлияет на качество жизни местных жителей, ведь большинство крымчан страдают не от отсутствия отдыхающих, а из-за блокады, санкций, неопределенности и страха за свое будущее.

Но перед этой проблемой республиканские власти бессильны, ведь для ее решения им необходимо самоустраниться.

Так что сколько ни говори «халва», а во рту слаще не станет.

Лев Абалкин, крымский политолог

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG