Доступность ссылки

Репатриация крымских татар: «битва за Перекоп»


Листовка с призывом переселяться в Крым

Спустя неделю после принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года состоялись заседания Политбюро ЦК КП Узбекистана и Крымского обкома партии. На них были приняты постановления «О гражданах татарской национальности», которые определили направления политики региональных властей в отношении крымских татар.

Вырезка из газеты с текстом Указа от 5 сентября 1967 года
Вырезка из газеты с текстом Указа от 5 сентября 1967 года

Как и большинство постановлений партии, эти документы не были опубликованы, их содержание было известно лишь очень узкому кругу партноменклатуры; гриф секретности с них снят только в последнее десятилетие.

Увы, решения 1967 года не внесли сколько-нибудь кардинальных изменений в официальную политику в отношении крымских татар, но эти решения окончательно прояснили позицию властей – «добиваться закрепления в местах нынешнего проживания».

Руководством Узбекской ССР и других среднеазиатских республик (Киргизской ССР и Таджикской ССР) незамедлительно были приняты дополнительные меры по исполнению указаний Москвы по «укоренению» крымских татар в местах их высылки.

В постановлении ЦК КП Узбекской ССР партийным органам всех уровней поручалось «усилить идейно-политическую работу среди крымско-татарского населения, воспитывать его в духе патриотизма, интернационализма... обратив особое внимание на воспитательную работу среди молодежи. Принять меры по дальнейшему хозяйственному и культурному развитию районов, где проживает татарское население с учетом их интересов и национальных особенностей, добиваясь закрепления в местах нынешнего жительства».

Через месяц ЦК КП Узбекистана одобрил предложения министерств, ведомств и отделов ЦК КПУз «по усилению культурно-массовой и воспитательной работы среди татар, ранее проживавших в Крыму». Предложения предусматривали организацию в 1968-1969 учебном году «обучения детей татарской национальности родному языку по их желанию, открытие в Ташкентском пединституте отделения татарского языка для подготовки учителей».

Впечатляют выписанные с аптечной точностью мизерные мероприятия узбекистанских властей, принятые в связи с решениями 1967 года: «повышение качества издаваемых книг на татарском языке и увеличение их объема: в 1967 – до 39, к 1970 – до 180-200 печатных листов», «укрепление татарского ансамбля песни и пляски талантливой молодежью», «выделение 10 квартир для артистов этого коллектива», организацию «2 раза в неделю по 10 минут среди существующего объема передач радиовещания на татарском языке в Ташкентской, Самаркандской, Андижанской и др. обл.».

Это то, что предлагалось крымским татарам вместо родины. Что и говорить – гора родила мышь…

Для властей Украинской ССР Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года послужил сигналом к ужесточению паспортного режима, углублению послевоенной тенденции на придание Крыму статуса «закрытой» территории

Для властей Украинской ССР Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года послужил сигналом к ужесточению паспортного режима, углублению послевоенной тенденции на придание Крыму статуса «закрытой» территории – как «всесоюзной здравницы», «пограничной зоны», «места международных встреч и отдыха руководителей партии и правительства».

На совещании Крымского обкома 13 сентября 1967 года, в котором приняли участие ответственные работники обкома, первые секретари горкомов и райкомов Крыма, сотрудники УКГБ и УМВД Крымской области, с докладом о постановлении ЦК КПСС, Указе и Постановлении Президиума Верховного Совета СССР «О гражданах татарской национальности...» выступил первый секретарь обкома Николай Кириченко. В его докладе были «намечены меры по широкому разъяснению среди трудящихся области настоящих решений партии и правительства с тем, чтобы не допускать каких-либо кривотолков, нездоровых настроений и возможных эксцессов».

В области, в соответствии с постановлением Совета Министров СССР №804 от 24 августа 1967 года «Об упорядочении паспортного режима в Крымской области» и постановлением Совета Министров УССР № 593 от 7 сентября 1967 года, спешно велась паспортизация всего крымского населения. Отныне «прописка лиц, прибывающих на постоянное жительство не только в город, но и в сельскую местность осуществляется в соответствии с нормами жилой площади, установленными законодательством. Выдачу паспортов было намечено закончить к 1 ноября с.г.».

Мотив экстренной паспортизации крымского населения стал ясен очень скоро. Уже к концу сентября 1967 года в Крым прибыло около 2000 татар, однако практически никто из них прописан не был. Отказы в прописке следовали якобы из-за несоответствия подысканной жилой площади установленной в УССР санитарной норме (13,6 квадратных метра на человека).

Если в паспорте прописываемого имелась отметка о регистрации брака и о наличии детей, он должен был найти площадь и для них

Если в паспорте прописываемого имелась отметка о регистрации брака и о наличии детей, он должен был найти площадь и для них. По заявлению ответственных работников Крымского обкома партии и облисполкома, индивидуальное строительство в городах и селах для вновь прибывших запрещалось, сельская местность по условиям прописки и трудоустройству приравнивалась к городам, купить дом для человека без крымской прописки также не разрешалось.

Вот как прокомментировал эту меру власти генерал-правозащитник Петр Григоренко, который приехал в Крым летом 1968 года, чтобы посмотреть, как дорогие его сердцу крымские татары возвращаются на родину: «Советское лицемерие сделало преградой для поселения в Крыму даже такое гуманистическое мероприятие, как установление санитарных норм жилой площади. Для Москвы эта норма (минимум) девять квадратных метров на человека, в других местах есть до одиннадцати. Для крымских татар установили 13,25. А крымско-татарские семьи многодетные. Не редкость пять-семь детей. Да к этому родители, а часто и дед с бабушкой. Вот тебе девять-одиннадцать человек. А это значит площадь сто двадцать-сто сорок шесть квадратных метров. Где ты такой дом найдешь?... И вот мотаются бедные люди по Крыму в поисках невозможного».

Руководящие работники области так объясняли свою позицию по отношению к крымским татарам: «Пропиши одного, завтра на его месте будет 10... Мы – союзная республика и сами в состоянии решать, кого нам прописывать и откуда. Мы будем против всяких попыток ставить вопрос об организованном переселении крымских татар».

Кроме того, на протяжении многих лет продолжалось переселение граждан из внутренних областей Украины на льготных условиях. Каждый район Крымской области был закреплен за определенной областью Украинской ССР, откуда велось переселение (Симферопольский – за Сумской, Белогорский – за Черкасской и т.д.). Так что завербованный уже не имел возможности вернуться на родину и вынужден был обосноваться в Крыму. По некоторым сведениям, если переселялось в Крым целое село, оно полностью уничтожалось бульдозером.

Руководство Крыма надеялось на то, что крымские татары долго не выдержат – «народ поскитается, поймет, что прописаться невозможно, и уедет обратно»

Руководство Крыма надеялось на то, что крымские татары долго не выдержат – «народ поскитается, поймет, что прописаться невозможно, и уедет обратно». Несмотря на яростное сопротивление властей, поток возвращающихся не снижался: в марте 1968 года в Приемной Президиума Верховного Совета СССР констатировали резкое увеличение писем от крымских татар после опубликования Указа 1967 года; большая часть писем содержала просьбу дать указания крымским властям прекратить чинить препятствия в прописке.

Выселение возвратившихся на полуостров крымских татар за пределы Крыма проводилось с особой жестокостью…

Выселение семьи Мустафы Мемединова из купленного им дома в Крыму
Выселение семьи Мустафы Мемединова из купленного им дома в Крыму

Окончание истории читайте в материале «Страницы крымской истории. Репатриация крымских татар: «битва за Перекоп». Окончание»

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG