Доступность ссылки

Репрессии – «шашка» дилетантов, трусость профанов


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Симферополь – Все чиновники российского Крыма вступили в нынешний сентябрь насмерть перепуганными. «Глава» Крыма Сергей Аксенов грозит всем подчиненным неминуемыми «репрессиями». Некоторые восхищаются, некоторые насторожились, но никто не вспоминает, что в науке управления, тем более науке государственного строительства, понятия «репрессии» как метода управления не существует, а те, которые случались не раз в российской истории, осуждены всеми возможными инстанциями. Просто они давно знают, что «управление» Крымом вот уже больше чем полтора года ни с наукой управления, ни с государственным строительством, ни со здравым смыслом не имеют ничего общего.

Словари определяют слово репрессия как подавление, а политические репрессии – это карательные меры, наказание преступников, совершивших уголовные преступления против государственной власти. Далее словари разъясняют историю политических репрессий в СССР, в том числе 1920-х годов, рассказывают о сталинских репрессиях, о Большом красном терроре, о репрессиях 1937–1938 годов особенно, также о репрессиях по «национальным линиям» в СССР также в 1937–1938 годах. Словом, понятно: если оценивать сказанное политиком адекватно, то «глава» Крыма Сергей Аксенов окончательно скатился в сталинщину, в беззаконие, присвоил себе миссию судов и стал таким образом «карателем».

Ложь «чужому» журналисту

Обращают на себя внимание три момента этой проблемы. Во-первых, нарастающий уровень угроз. Сначала Сергей Аксенов заявлял об увольнениях чиновников, но не просто так, а только в том в том случае, если будет доказана их причастность к коррупции.

Любому подчиненному такую нелогичную линию своего руководителя трудно понять – она говорит, как минимум, о его личной неуверенности в том, что он сам делает

Во-вторых, в отношениях и оценках своих коллег госслужащих он за какой-то месяц совершил головокружительный кульбит: сначала он поддержал действия местных российских спецслужб по задержаниям чиновников, потом вдруг на примере Скрынника стал их якобы жестко защищать от произвола Следкома и ФСБ, а теперь вот опять перестал защищать и угрожает на чем свет стоит. Любому подчиненному такую нелогичную линию своего руководителя трудно понять – она говорит, как минимум, о его личной неуверенности в том, что он сам делает.

В-третьих, угроза репрессиями была столь сильная, что ее услышал весь мир, и вопреки логике новая «управленческая программа» «главы» Крыма высказана не на закрытом местном совещании, не на открытом заседании правительства, не в телевизионном обращении, и даже не в интервью местной газете, что должно было бы восприниматься как норма, а в интервью иностранному журналисту, что является нонсенсом.

Как видно, британского журналиста и блогера, сотрудничающего с телеканалами «Звезда» и «Russia Today», Грэма Филлипса водить за нос и престать перед ним неким новым Сталиным совсем не тяжело, тем более, что корреспондент «Звезды» и «Russia Today» и сам «обманываться рад». Похвалив его за объективность, Сергей Аксенов понимал, что Грэм не станет ни проводить правовой анализ его заявлений, ни оценивать политические аспекты или последствия его действий, он просто тупо переведет сказанное на мировой язык. Поэтому не лишне закончить работу Грэма, довести ее до логического конца, то есть проанализировать и осмыслить сказанное Аксеновым.

Трудно понять непрофессионалов

По большому счету, если руководитель грозится репрессиями, это просто характеризует его самого. Во-первых, он не знает, что репрессии незаконны и недопустимы, а значит он профан в законодательстве. К тому же любое должностное лицо, даже госслужащего, нельзя уволить просто так, для этого нужны правовые основания.

Если бы профессионалом госуправления был президент России, то он смог бы быстро оценить как «придурковатость» Аксенова, так и дилетантскую риторику Константинова

В-третьих, кадры крымских чиновников всего за полтора года уже перетряхнуты несколько раз. Следовательно, если и ЭТИ не удовлетворяют «начальника», то встает вопрос о том, что он просто не умеет подбирать людей, не отличает профессионала от дилетанта, уже не говоря о том, что такой «лидер» не способен создать команду для реализации какой-либо программы. Как видим на практике – все это точно характеризует стиль управления Сергея Аксенова, который он демонстрирует вот уже полтора года. И если бы профессионалом госуправления был президент России, то он смог бы быстро оценить как «придурковатость» Аксенова, так и дилетантскую риторику Константинова, но раз не делает этого, значит, ему именно так и надо.

В науке управления есть большой раздел о психологических основах отношений руководителя и подчиненного. Каковы самоощущения, скажем, министра, глава правительства которого грозится репрессиями, говорит, что вот 44-х уже уволил, уволит и остальных. Все логично. Эти слова воспринимаются подчиненным, примерно так, как песня из известного кинофильма: «скольких я зарезал, скольких перерезал!».

Поскольку репрессии не могут быть законными, логично мотивированными, подчиненный такого руководителя, с одной стороны, прекращает проявлять инициативу, боится самостоятельности, ведь за любой шаг его могут уволить. С другой стороны, он становится плохим исполнителем, поскольку в каждом поручении видит подвох. Он становится подозрительным, замкнутым, неконтактным, боится как самостоятельности, так и исполнительности. В свою очередь он начинает подражать своему руководителю и подобным образом начинает руководить своими подчиненными: он им угрожает, перестает руководствоваться законом, не ценит инициативу, теряет перспективу в работе.

И, в конце концов, он нарывается на проступок, за который его и увольняют. Круг замкнулся. Закон управления состоит в том, что низкое качество подчиненных начинается с низкого качества руководителя. Хороший руководитель воспитает, оценит и научит даже неопытного, но прилежного подчиненного, а плохой руководитель не способен воспользоваться опытом и умениями даже превосходных подчиненных.

Обратите внимание, Аксенов сказал, что, будучи сам выходцем из бизнеса, может легко распознать присутствие личной заинтересованности чиновников в тех или иных «процессах» по их действиям либо бездействию, а потому не станет дожидаться приговоров суда для принятия жестких кадровых решений. То есть Аксенов внедряет отсебятину – ему кажется (!), что этот чиновник – коррупционер, и этого достаточно для увольнения. Более того, Аксенов уже анонсировал «полную перезагрузку» власти после 14 сентября. Значит, уже решил. Что это даст Крыму? Набранные в десятый раз чиновники будут такими же, как и прежние.

Оказывается, сам Аксенов вообще не верит в успех того, что делает. Ибо если бы верил, он сказал бы: вот еще раз перезагрузим, наберем таких, которые будут честными и умелыми

Оказывается, сам Аксенов вообще не верит в успех того, что делает. Ибо если бы верил, он сказал бы: вот еще раз перезагрузим, наберем таких, которые будут честными и умелыми. Но вместо этого он сообщает, что от крымчан в настоящее время поступает большое количество заявлений и жалоб на коррупционные действия чиновников.

Поэтому он объявил, что совершает еще одно недостойное и нечестное дело: на полуострове, по его словам, в скором времени заработает специальная телефонная линия, по которой граждане смогут сообщать о противоправных действиях тех или иных чиновников на условиях анонимности. По мнению Аксенова, засекречивание личных данных заявителей позволит обеспечить их безопасность.

Обеспечить безопасность анонима? Опыт широкого доносительства прежних лет свидетельствует, что даже не на условиях анонимности в органы сыплются доносы-оговоры, корыстные авторы доносили на соседей, чтобы свести счеты, чтобы занять их жилье, чтобы продвинуться по службе. Имеем чистой воды рецидив сталинщины, 1937-го года, вползаем в атмосферу низменных человеческих страстей. Это уже давно осуждено всеми, более того, доказало свою неэффективность, вредность, но Аксенов, кажется, и не слышал об этом.

Изображая хорошую мину при плохой игре, он дальше заявляет совсем противоположное: по словам Аксенова, процесс очищения аппарата будет гласным и открытым. Так гласным и открытым или помощи анонимов?

Скорее всего, Крым к условной дате14 сентября 2015 года подходит в условиях жесточайшего кризиса управления. «Глава» Крыма не может его объяснить, но чувствует его нутром, понимает, что надо что-то делать. Но что? Он того не знает, а потому действует по правилу: если не знаешь, что делать – меняй кадры! Но уже в который раз? И сколько раз еще?

Кадровая чехарда – проявление трусости руководителя

Кадровая чехарда – проявление трусости руководителя. Аксенов боится: крымчане скоро поймут, что в их бедах виноваты не «стрелочники-министры», а самые верхи, и чем больше этот страх, тем резче и грознее он машет «шашкой» репрессий, перекладывая свою вину на подчиненных.

Иначе и не могло быть. Этот кризис предопределен еще решением об аннексии Крыма, операцией, начавшейся 20 февраля 2014 года. Сегодня эксперимент проходит апогей неэффективности управления профанами. То есть верхи уже не могут управлять по-старому. Крымские придворные эксперты утверждают, что и в этот раз «народные массы» поддержат российское начальство Крыма. Следующий этап – низы скоро поймут, что и жить по-старому нельзя, ибо Аксенов и Константинов просто перекладывают свою вину на увольняемых, якобы виноватых, а начинать надо с рыбы, которая давно гниет с головы. Во всей России, конечно.

Родион Старосельский, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции​

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG