Доступность ссылки

Риза Фазыл: Без крымскотатарской государственности язык не спасти


Риза Фазыл – старейшина крымскотатарской литературы. В свои 86 он в курсе всего, что происходит в Крыму и за его пределами. Но главной его заботой остается состояние родного языка и литературы. Об этом Крым.Реалии и говорили с писателем.

– Вы работали в условиях депортации, затем в Крыму сначала при украинской власти, теперь –при российской. Можете сравнить положение дел в литературе, состояние родного языка в общественной жизни в эти периоды. И могут ли крымскотатарские писатели сегодня рассчитывать на то, что количество их читателей будет расти?

– Нет, не можем мы на это рассчитывать в ближайшем будущем. У нас проблема, у нас трагедия с языком! С того момента, как мы возвратились на родину, у нас резко уменьшилось количество подписчиков газет и журналов, количество читателей. Молодое поколение не знает родной язык, и родители, которым 40-50 лет, тоже не знают. Поэтому количество читателей ограничено, и мы не можем рассчитывать на то, что оно будет увеличиваться. И надо, чтобы книги были. Кое-как издавали книги до 2009-2010 года, по несколько книг в год. Их распределяли между библиотеками и министерством образования. При Януковиче резко уменьшили государственное финансирование депортированным на издание книг. Уважаемый Джарты (Василий Джарты – председатель Совмина АРК в 2010-2011 годах – КР) сократил сумму в четыре раза. Раньше издавали по тысяче экземпляров, потом сократили до пятисот. Авторам не давали традиционно положенные им для презентации экземпляры. Поэтому никаких оснований рассчитывать на рост количества читателей у нас нет.

– В свое время тревога за будущее украинского языка и стремление расширить свою аудиторию, впрочем, как и другие мотивы, побудила украинских писателей возглавить национально-демократическое движение. В Киеве в конце 80-х Народный Рух возник, прежде всего, благодаря инициативе писателей. И русские писатели в Российской Федерации в тот период активно поддерживали перестройку. Это были люди, имевшие определенный моральный авторитет в обществе. А какова роль крымскотатарских писателей в том, что происходило в Крыму и в Украине за последние 25 лет, а также в событиях периода депортации?

– Какова может быть роль писателей, если они находятся в таком положении?! В депортации у нас ситуация была существенно лучше. Мы не знали проблем с финансированием. У нас в среднем издавалось 15-17 книг в год, издавалась классика, фольклор крымскотатарский. Тогда мы могли влиять на читателей. Тиражи были по 3-5 тысяч экземпляров, книги продавались в магазинах.

– Почему писатели крымскотатарского народа не являются его политическими лидерами? Они дистанцируются от политики сознательно или не обладают достаточным авторитетом для этого?

Мы дистанцировались от политики, так сложилась ситуация. Мы сами по себе, а политики – сами по себе

– В Украине мы какую-то особую роль сыграть не могли. Политическое руководство нашего общества осуществлял Меджлис крымскотатарского народа. Они тоже не обращали особого внимания на литературу, на писателей. Отсюда и получается, что мы загнаны в угол и общественной значимости практически не имеем. Мы дистанцировались от политики, так сложилась ситуация. Мы сами по себе, а политики – сами по себе.

– А что делают писатели для популяризации родного языка, для повышения его престижности в глазах молодого поколения?

– Работает клуб молодых писателей «Ильхам» («Вдохновение»), собирают молодых писателей, работают с ними, мы проводим конкурсы молодых писателей, издается литературно-художественный журнал. Организуем встречи в школах с учениками, пропагандируем родную литературу, пытаемся делать что-то. Одна из главных наших проблем – 60% писателей старше 60 лет. Возраст влияет на творчество, молодежи нам не хватает.

– Правильно ли я вас понял, что ситуация со знанием родного языка в депортации была лучше, чем сейчас? И как Вы это объясняете?

– Старшее поколение сохраняло язык, младшее – впитывало его дома. После того уже пришло два поколения, сами родители, люди среднего возраста, родной язык не знают, я не говорю уже о 25-летних. В семьях дети не знают родной язык… Сейчас идут в школу, ребенку 7 лет, не знают ни слова на родном языке. Спрашиваешь у него: «Сколько тебе лет?», – а он не понимает. Есть проблемы с программами, с кадрами в школах. У нас есть несколько национальных школ, но на самом деле ничего национального там нет. Часы учителям не дают. Литература у нас страдает из-за этого, нет обновления, нет молодого притока. Нет языка – нет литературы, это общеизвестно. У нас в депортации тираж газеты доходил до 20-25 тысяч, журнала – 7-7,5 тысяч. Журнал литературный мы начали издавать в 1980-м году, я сам был инициатором издания, там работал, так тираж доходил до семи с половиной тысяч. Сейчас журнал – едва до 1500 доходит, а газета – до 2,5 тысяч. Если люди не знают языка, они не будут подписываться на газеты и журналы. Это трагедия. И пока наше общество не может найти выход.

– Вы с определенной ностальгией вспоминаете о временах в депортации, поэтому я вынужден вас спросить об одном из главных препятствий в свободной работе представителя творческой профессии. Цензура была?

Упоминание о Крыме, о родине исключалось, даже о море нельзя было писать

– Да, была. Упоминание о Крыме, о родине исключалось, даже о море нельзя было писать. Но мы находили выход из положения, доносили свои идеи до читателя.

– Говорят, что украинское государство мало сделало для крымских татар за эти годы. Очевидно, что сделало намного меньше, чем могло. А крымскотатарских писателей Украина поддерживала хоть чем-то?

– Бывший премьер-министр Крыма Могилев принимал нас, писателей, по нашим вопросам. Там было решено издавать журнал «Крым» на трех языках. Мы издавали его в течение полутора лет, пять номеров издали до прихода российской власти. Издавали газету «Литературный Крым» тоже на трех языках. Вот такая поддержка была. Ряду писателей присвоили звание «Заслуженный деятель искусств Автономной Республики Крым». Национальный союз писателей Украины (НСПУ), когда председателем был Яворивский (Владимир Яворивский – председатель НСПУ (2001 – 2011) и народный депутат Украины I, II, IV-VI созывов – КР) поддерживал нас. Яворивский на съезде Национального союза писателей Украины выступил с тем, что надо поддержать крымскотатарский народ, что его литература пострадала, и они имеют право создать автономную писательскую организацию. Мы в 2008 году создали союз крымскотатарских писателей. Так что у нас есть организация, которая объединяет около 30 профессиональных писателей.

– А крымские татары, пишущие на других языках, входят в вашу организацию? Ведь Дженгиз Дагджи и Эмин Умеров писали на турецком и русском языке, соответственно, но они – крымскотатарские писатели.

– Принимаем в качестве почетных членов крымских татар, которые пишут на других языках за пределами Крыма. В частности тех, что живут в Румынии и в Турции. Сейчас обсуждается возможность и русскоязычных принимать, наверное, будем принимать.

– Существует ли поддержка крымскотатарской литературы со стороны российских властей Крыма, и в чем она выражается? Если сравнить с поддержкой со стороны украинской власти – кто больше заботится о развитии литературы крымских татар?

На этот год выделен 1 миллион 200 тысяч рублей, не знаю, сколько книг можно издать на эти деньги. Это на все депортированные народы

– Примеры поддержки при украинской власти я привел. До 2010 года государство финансировало издание книг наших авторов, переводы украинской и мировой классики на крымскотатарский язык, это до 2010 года финансировалось. Государство финансировало издание газет и журналов, книги. Когда Янукович пришел к власти, это все затормозилось. В 2014 году не вышло ничего, книги не издавались. В этом году Рескомнац только еще собирает комиссию по изданию книг, готовые к изданию рукописи будут обсуждать. На этот год выделен 1 миллион 200 тысяч рублей, не знаю, сколько книг можно издать на эти деньги. Это на все депортированные народы. Тут и крымские татары, и армяне, и немцы. Кому хватит этого – не знаю... Есть новшество – создали медиа-центр, который объединяет наш литературный журнал, газету «Янъы Дюнья» и издательство. Общее руководство будет. Назначен директор, который собрал нас для обсуждения рукописей. На днях будем собираться…

Но в любом случае без восстановления крымскотатарской государственности, национальной автономии, чтобы власть у нас была своя, при Украине ли, при России ли, ни один вопрос литературы, языка, образования не будет решен.

– Вы год назад критиковали журналистов крымскотатарского канала АТR за «некачественный» родной язык, за многочисленные ошибки. Мне не раз приходилось слышать, что некоторые коллеги литературный крымскотатарский выучили уже на АТR. Следите ли вы сейчас за уровнем языка на АТR? Заметен ли прогресс?

– Есть на ATR среди журналистов те, кто получил образование на факультете крымскотатарской филологии, а есть и те, кто практиковался уже на канале. Поэтому допускали ошибки, искажения в своей речи, в бегущей строке, в титрах. Мы пытались им помочь, но у руководства их мы поддержки не нашли. По мере возможности мы будем общаться с ними.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG