Доступность ссылки

10 фактов о евреях Крыма


Ганна Руденко

Ганна Руденко

Принятно считать, что еврейская история Украины — это больше про Одессу или максимум про Львов, Киев и Днепропетровск. И еще про Умань, куда каждый год приезжают хасиды. А вот о Крыме в еврейском контексте мало кто вспоминает. И очень зря. Ученые считают, что первые иудеи появились на этой земле не меньше двух тысяч лет назад, а в середине прошлого века у Крыма вообще были все шансы стать советским Израилем. В Крыму возникла огромная караимская община, родились ученые, поэты и революционеры… а еще здесь была одна из старейших синагог в Союзе (но, увы, ее разрушили во время Второй мировой). О еврейско-иудейской истории Крыма можно говорить долго, и начать этот разговор лучше с этих 10 фактов.

1. Хазарские евреи

Хромолитография «Караимы» (1862)
Хромолитография «Караимы» (1862)

Существует бесчисленное количество теорий, пытающихся определить истинное происхождение караимов и крымчаков. Какая бы из этих гипотез не взяла верх, одно можно сказать точно: и первая, и вторая группа связаны с иудаизмом. В энциклопедиях отмечается, что в разговорном языке крымских татар крымчаки получили название зюлюфлю чуфутлар («евреи с пейсами»), а караимы – зюлюфсюз чуфутлар («евреи без пейсов»). В официальных источниках разделение иудейского населения на крымских евреев-раббанитов, караимов и ашкеназов появилось только в конце XIX веке.

Сказать точно, когда евреи поселились в Крыму, сложно. Археологи обнаружили на полуострове еврейские надписи, датируемые I в. до н. э., а это дает основание предположить, что евреи пришли на эту землю более двух десятков веков назад. В XIII веке в современной Феодосии появилась первая иудейская община, и в 1309 году они построили синагогу (одну из древнейших на территории бывшего Союза), уничтоженную во время бомбардировок во время Второй мировой войны.

Если говорить о размере общины, то первые официальные цифры появились только после второй половины XVIII века. В 1783 году в Крыму проживали 469 еврейских семей (где-то 2,5 тыс. человек), а через почти столетие, в 1863 году, численность еврейского населения Крыма достигла около 5 тысяч человек – но разделения на более узкие группы даже внутри условной еврейской группы тогда не было.

Караимы настаивали на том, что по крови с еврейством их ничего не связывает – и сумели это доказать. Из-за того, что их перестали считать частью еврейского народа, они получали больше свобод, чем представители традиционных еврейских общин. Так в 1795 года они были освобождены от двойной подати, которой облагались евреи, а потом для них отменили и черту оседлости. С 1863 года они получили все те же права, что и остальные свободные подданные империи.

2. Мастер внушения

Борис Наумович Синани
Борис Наумович Синани

Борис Наумович Синани (1851–1922) родился в Армянске (тогда – Армянский базар) в караимской патриархальной семье, где традиции были необычайно сильны. Несмотря на огромнейший авторитет отца, Борис пошел не по той дороге, которую выбрал для него глава семьи – и вместо того, чтобы быть продавцом в их семейной лавке он решил стать медиком.

Борис Синани переезжает в столицу и в 1877 году заканчивает Императорскую военно-медицинскую академию. Студенческие годы легкими не были – как прогрессивный молодой человек Синани симпатизировал новым революционным веяниям. Еще будучи студентом, он даже попал под арест за причастность к делу о пропаганде среди рабочих и солдат. Но все же Синани стал не революционером, а врачом.

Серьезнейшую медицинскую практику Синани прошел в боевых условиях – во время русско-турецкой войны Синани отправился на фронт в чине военного врача. В 1880 году он вышел в отставку и пошел работать обычным земским медиком в Курской губернии, но его оттуда уволили по причине «политической неблагонадежности». Затем Синани переехал в Новгородскую губернию и со временем получил там место сначала главврача Колмовской земской психиатрической лечебницы в Новгородской губернии, а затем и директора Новгородской психиатрической лечебницы.

Синани верил в силу внушения и пытался лечить им алкоголизм – без применения гипноза. В 1889 году он провел первые в империи опыты по избавлению пациентов от этой тяжелой зависимости – и достаточно удачные. Новое направление было принято врачебным сообществом с опаской, но благосклонно. Необычные методы приносят ему популярность и среди пациентов – в том числе и известных. Со временем Борис Синани с детьми (его жена на тот момент ушла в мир иной) переезжает в Санкт-Петербург и занимается частной практикой как психиатр и личный врач – в частности, он лечил еврейского писателя и революционера Семёна Акимовича Ан-ского, а также страдающего тяжелым психическим расстройством русского писателя Глеба Успенского.

С сыном Бориса Синани дружил Осип Мандельштам, который написал об этой семье в своей автобиографии «Шум времени»: «С виду он был коренастый караим, сохраняя даже караимскую шапочку, с жестким и необычайно тяжелым лицом. Не всякий мог выдержать его зверский, умный взгляд сквозь очки, зато, когда он улыбался в курчавую, редкую бороду, улыбка его была совсем детская и очаровательная. Кабинет Бориса Наумовича был под строжайшим запретом. Там, между прочим, висела его эмблема и эмблема всего дома, портрет Щедрина, глядящий исподлобья, нахмурив густые губернаторские брови и грозя детям страшной лопатой косматой бороды. Этот Щедрин глядел Вием и губернатором и был страшен, особенно в темноте. Борис Наумович был вдов, упрямым волчьим вдовством. Жил он с сыном и двумя дочерьми, старшей, косоглазой, как японка, Женей, очень миниатюрной и изящной, и маленькой горбатой Леной. Пациентов у него было немного, но он держал их в рабьем страхе, особенно пациенток. Несмотря на грубость его обхождения, они дарили ему вышитые лодочки и туфли. Он жил, как лесник в сторожке, в кожаном кабинете под щедринской бородой, и со всех сторон его окружали враги: мистика, глупость, истерия и хамство; с волками жить – по-волчьи выть».

3. Дипломат-революционер Крымский

Адольф Абрамович Йоффе
Адольф Абрамович Йоффе

Адольф Абрамович Йоффе (1883–1927) родился в семье богатейшего еврейского купца Симферополя. Абрам Яковлевич Иоффе был владельцем всех почтовых и транспортных средств на полуострове, был потомственным почетным гражданином и его даже называли «любимым евреем министра Сергея Витте. Естественно, дети купца ни в чем не нуждались и могли получить любое образование. Второй его сын, Адольф Йоффе выбрал медицину, но его в свою очередь выбрала революция.

С 1903 по 1904 год Адольф учился на медфакультете Берлинского университета, но уже там увлекся «разрушительными» идеями и стал принимать активное участие в революционной работе. Он был отлично образован и обладал талантом дипломата – революционеры это ценили и назначали его на должности, связанные с заграничной деятельностью. Действующие власти глаза на это закрывать не хотели – и в 1906 году Адольф Йоффе был сослан в Сибирь. Правда, он бежал оттуда и ухал доучиваться в Цюрихе, но уже на юриста, а потом уехал в Берлин, а еще позже в Вену – и там в итоге получил диплом врача. При этом Йоффе продолжал приезжать в Россию нелегально.

В 1908 году Йоффе (который часто фигурировал под псевдонимом Крымский) сдружился со Львом Троцким (тоже евреем и тоже украинским), продолжал революционное дело, но в 1912 году был схвачен полицией и сослан в Тобольскую губернию на каторгу. Оттуда Йоффе снова бежал и в 1913 году был сослан на сей раз уже в вечную ссылку. Но нет ничего вечного – после Февральской революции он был освобожден.

После нее началась золотая пора Йоффе как дипломата Советов. Он был в числе тех, кто подписал перемирие с Германией и ее союзниками в Первой мировой войне, заключал от имени РСФСР мирные договоры с Эстонией, Латвией и Литвой, участвовал в мирных конференциях и многое другое. Кроме того с 1922 года он был чрезвычайным послом в Китае и Японии и 26 января 1923 года вместе с Сунь Ятсеном опубликовал известную «Декларацию Сунь Ятсена и Иоффе», которая посодействовала началу сотрудничества партии Гоминьдана и КПК.

Адольф Йоффе (в центре внизу)
Адольф Йоффе (в центре внизу)

Скорее всего, Йоффе стал бы жертвой сталинских репрессий, как и многие его единомышленники, но судьба распорядилась иначе. В Японии в 1923 году Иоффе заболел множественным полиневритом и отправился лечиться в Австрию, где тоже много работал. Но болезнь была сильнее – она приковала его к постели, и активной жизни пришел конец. Денег на лечение у него не было, а ЦК на просьбу дать достаточное количество средств для лечения в Австрии ответил отказом. Не сумев найти из этой ситуации более достойный выход, Адольф Йоффе застрелился.

4. Популяризатор физики и помощник Ландау

Моисей Корец
Моисей Корец

Моисей Корец (1908–1984) родился в Севастополе в семье еврея-часовщика. К сожалению, он не смог получить достаточного среднего образования (и финансовых возможностей), чтобы сразу после школы пойти в университет и заняться карьерой. Когда ему исполнилось 18 лет, Корец отравляется в Москву, где работал там, кем мог – переплетчиком, кондитером и даже грузчиком. В 19 лет Корец поступает в Московский индустриально-педагогический институт имени К. Либкнехта, а еще через два года переходит на физико-механический факультет Ленинградского политехнического института.

В Институте он слушает лекции Льва Ландау и Михаила Бронштейна – и оказывается способным студентом. Уже на 4-м курсе в 1932 году Корец заведовал кафедрой физики в Комвузе, а со временем перешел на должность заместителя декана физико-механического факультета Уральского индустриального института в Свердловске. Потом по приглашению Ландау Корец отправляется в Харьков – там ему предложили должность инженера теоретического отдела Украинского физико-технического института. По совместительству он стал ассистентом Ландау в Харьковском университете – а также его ближайшим помощником и союзником.

Будущее обещает быть прекрасным, но начинаются сталинские чистки. Хотя и в преддверии террора было неспокойно. В конце 1935 года Корец был арестован по обвинению в агитации за срыв оборонных заказов – его приговорили к небольшому сроку, но благодаря ходатайствам Ландау Кореца отпустили. В феврале 1937 года молодой физик вслед за своим учителем перебирается в Москву, устраивается на кафедру физики в МГПИ и начинает работать в научно-популярном журнале «Техника молодежи».

Понимая ужасы нового режиме, в апреле 1938 года Корец и Ландау пишут листовку, которая призывает к свержению сталинского режима. Есть множество версий, почему они решились на такой смелый шаг – многие утверждают, что Корец и Ландау поддались разговорам провокатора и поверили, что в Москве действительно уже сформирована группа студентов, которая может их поддержать. Так или иначе, листовку они написали, их – естественно – арестовали, а Кореца обвинили во всем, чем могли – от шпионажа до пропаганды свержения Советской власти. Его отправили в лагеря, а потом еще продлили заключение – он предсказывал нападение Германии на СССР, а это тоже сочли сомнениями в силе советского строя.

Корец – пробывший в лагерях 14 лет – был амнистирован в 1952 году, но еще 6 лет находился в ссылке. Он поддерживал дружбу с Ландау до самой смерти своего великого учителя. По второму делу Корец был реабилитирован еще при жизни, но вот по первому – только после смерти.

5. «Pod samowarem, siedzi moja Masza, Ja mowie: tak, a ona mowi: nie!»…

Фаина Квятковская (Фейга Йоффе или Фейга Гордон по отчиму) родилась в Ялте в 1914 году, и именно ей принадлежит авторство знаменитого фокстрота «У самовара я и моя Маша» (1931), танго «Аргентина» (1931) и многих других.

Свою карьеру Фаина начала в Польше – знаменитый «Самовар» был написан для варшавского кабаре «Морское око». Фаня сочинила для него музыку, а польский текст написал владелец кабаре Анджей Власт. Русский текст к песне Фаня написала уже позже по заказу представителей фирмы «Полидор», которые собирались выпустить ее в Риге – и так эта польская песня стала известной русскоязычной аудитории.

«Самовар» на рижской пластинке попал к Леониду Утесову, он ее перепел – и записал на свою пластинку со следующими указаниями авторства: «Обработка Л. Дидерихса – слова В. Лебедева-Кумача». Так Фаина Йоффе перестала быть автором этой песни – и не получила всех тех льгот, которые могла бы. Бороться со знаменитым, обласканным властью автором текстов Лебедевым-Кумачем она, конечно не стала. Права Фани в итоге восстановили – но только в 1979 году, выплатив ей гонорар в 9 рублей.

6. Крымский Израиль

После революции перед новой властью встал старый вопрос – как решать еврейскую проблему? Более того, евреи занимались в первую очередь «буржуазной» деятельностью, а в новом государстве курс был взят на то, чтобы переключить население на рабочие специальности и крестьянский труд.

В январе 1918 года был создан Еврейский комиссариат при Народном комиссариате национальностей, который занимался между всем прочим и поиском свободных земель для расселения евреев. Тогда Крым выглядел наиболее удобной территорией для еврейского переселения. Директор русского отдела американской благотворительной организации Джойнт Иосиф Розен сформулировал идею сельскохозяйственной колонизации этого южного полуострова евреями, а официально озвучил ее журналист Абрам Брагин и заместителем наркома по делам национальной Григорием Бройдо.

Для того, чтобы эта идея скорее получила воплощения, нужны были деньги. У Советов их не было, а вот у США – были. В 1924 году была создана Американская еврейская агрономическая корпорация «Агро-Джойнт», которая ставила целью помочь еврейской колонизации – компания обещала выделить 15 миллионов долларов США на проект, но взамен требовал от советских властей полной поддержки, прекращения гонений на сионизм, иудаизм и ивритскую культуру в Союзе. На горизонте стал появляться «крымский Израиль», самостоятельная еврейская область, но не случилось. Власти решили, что не совсем правильно помогать евреям, давать им бесплатно южную землю и обеспечивать сельхозтехникой и отличным скотом, пока остальные граждане обязаны справляться своими силами и отправляться на целину за Урал.

Этот проект способствовал росту антисемитизма в СССР, темпы переселения были высокими, но евреям передавали самые сложные, плохо обжитые земли, и постепенно «Агро-Джойнт» стал сворачивать финансирование. После войны идея образовать в Крыму еврейское государство и вовсе стала преступной – в 1944 году года Соломон Михоэлс, Ицик Фефер и Шахно Эпштейн направили Сталину письмо, в котором предложили создать в Крыму Еврейскую советскую социалистическую республику. Это восприняли как очередную попытку продаться американцам. Соломон Лозовский, который редактировал письмо, был исключен из партии за то, что «сговаривался за спиной ЦК ВКП(б) с антифашистским еврейским комитетом о том, как выполнить план американских капиталистических кругов по созданию в Крыму еврейского государства», а другие авторы этой идеи со временем отошли в мир иной – Михоэлс «попал под машину» (1948), Эпштейн умер своей (?) смертью (1945), а Фефер – расстрелян по приговору специальной судебной коллегии по делу ЕАК (1952).

7. Как Маяковский агитировал переезжать в Крым

В конце 20-х – когда планы по создания еврейского Крыма еще не были крамольными – советское правительство хотело, чтобы евреи начали массово переселяться в Крым, а для любого проекта такого масштаба нужна хорошая агитация. Рупором этой кампании стал Владимир Маяковский, который вместе с Лилей Брик и Абрамом Роомом снял немой фильм «Евреи на земле».

В 1927 году Брики и Маяковский путешествовали по Крыму, и именно тогда, видимо, и появилась идея сделать фильм-агитку. Маяковский выступил автором сценария (и «автором титров») вместе с Виктором Шкловским. Суть фильма в том, что евреям, которые живут в городах и страдают от безработицы, предлагается переселиться на тяжелые, но широкие крымские земли и начать их осваивать. Или голод и отсутствие перспективы в столицах – или тяжелый труд, но со светлым будущим в Крыму. И далее в картине описываются все выгоды этого предложения.

Фразы героев фильма, написанные Маяковским, доносят до зрителя короткую и простую мысль: там (в городах) голодно и холодно, тут (на целине) сложно, но сытно. «Раньше вол не понимал еврея, а еврей не понимал вола. А теперь еврей понял быка, и бык понял еврея», – сообщают титры Маяковского. А один из героев, старик (тоже в титрах) добавляет: «Чего я не видел в местечке? Я не видел хлеба! А здесь хлеб будет. Потому что есть вода и есть земля!». В финале 17-минутного фильма написано: «Итого переселено на землю около 100 000 евреев. Осталось сделать много больше». Насколько эти цифры соответствовали истине, сейчас уже никто не скажет.

8. Создатель первого советского телевизора

Натан Варшавский (1908–1994) родился в Керчи в еврейской семье. О его детстве ничего не известно – видимо, оно было достаточно обычным и похожим на детские годы миллионов других. Хотя, честно сказать, детству еврейских детей, в Крыму, в те годы мало кто мог позавидовать…

В 1936 году Варшавский заочно окончил Ленинградский электротехнический институт, а через года уже стажировался на американской фирме RCA – как ему, еврею, ученому-инженеру, работавшему с американцами удалось избежать чисток – совершенно непонятно. Видимо, просто удача.

С 1948 года группа инженеров, в которой также работал Варшавский, стала создавать первый в стране отечественный телевизор массового производства. Название этого телевизора – аббревиатура КВН – было сложено из первых букв фамилий его основных изобретателей: Кенигсона, Варшавского и Николаевского.

Это было началом новой эры – телевизоры КВН постепенно появились в домах обычных жителей. Этот «домашний кинотеатр« весил 29 килограммов, имел полированный корпус размером почти 50-сантиметровый куб и крохотный экран – всего 10 на 14 сантиметров. Маленькую, хоть и четкую, черно-белую картинку нужно было увеличивать, поэтому перед КВН ставили линзу с дистиллированной водой или глицерином.

Телевизор КВН-49
Телевизор КВН-49

9. Долгожитель Саша Красный

Александр Брянский (1882–1995), творивший под псевдонимом Саша Красный (который выбрал под цвет волос – рыжий), родился в Севастополе в семье еврейского портного. У родителей было очень мало денег и очень много детей – Саша был четвертым, и еще двое детей родились после того, как семья переехала в Одессу. Так как у старших Брянских не было возможности поддерживать отпрысков финансово и оплачивать их образование, знания те добывали, как могли.

Саша Красный пошел в казенное училище, но не окончил его и в 12 лет устроился учеником ретушера в фотоателье «Рембрандт». А потом – перепробовал еще множество профессий. Он работал цирковым клоуном, грузчиком, художником-оформителем в магазине «Женские рукоделия», собирал объявления, был рабочим на лесопильном заводе, красил стены… И писал стихи.

Со своей острой поэзией Саша Красный начал выступать в 1905-1907 годах – в частности, один из его стихов призывал солдата бросить винтовку и подружиться с рабочим и крестьянином. В 1908 году он поступил в Одесское художественное училище Гинзбурга по классу живописи, а затем стал выступать как декламатор стихов и куплетов. Когда началась Первая мировая война, он пошел на фронт и был ранен, а когда началась революция – примкнул к этому движению и даже был в близком кругу Ленина, служил в его личной охране.

Но творчество не оставлял. Саша Красный писал революционные агитки, а затем устроился в знаменитую газету «Гудок» – где даже стал заведующим литотделом. В 20-е годы Саша Красный был один из основателей движения синеблузников – театрализованной агитэстрады, которая гастролировала вплоть до 30-х годов с песнями и стихами. Кстати, эта бригада получила название в честь его сборника агитационной поэзии «Синяя блуза», который увидел свет в 1923 году.

Саша Красный
Саша Красный

Во второй половине жизни Саша Красный переключился на лирику – любовную – и делился воспоминаниями. Поэт ушел из жизни в возрасте… 112 лет.

10. «Р.еволюция, Э.лектрификация, М.ировой О.ктябрь» и автор шлягеров

Рэмо Казакова
Рэмо Казакова

Рэмо Казакова (1932–2008) появилась на свет в Севастополе в совершенно не творческой семье – ее отец Фёдор Лазаревич был военным, а мама Софья Александровна секретарем-машинисткой. По всей видимости, ее родители всей душой поддерживали революцию – даже свою дочь они назвали в честь новых перемен: имя девочки было аббревиатурой слов «Революция, Электрификация, Мировой Октябрь» (но в 20 лет она сменила его на более мелодичное – Римма).

Римма Казакова окончила исторический факультет Ленинградского государственного университета, но занималась не историей, а искусством – устроилась в газету, затем на киностудию, а потом начала писать стихи. Ее первый сборник вышел в конце 50-х, тогда же ее приняли в Союз писателей СССР.

Стихи Риммы Казаковой нравились композиторам – и часть ее произведений была положены на музыку. Многие из них стали хитами: «Ты меня любишь» и «Мадонна» в исполнении Александа Серова, «Так было в мире всегда» в исполнении Татьяны Анциферовой и «Небо голубое» Анны Герман, а также многие другие.

Ганна Руденко, редактор JewishNews

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG