Доступность ссылки

Наступит ли «закат Меджлиса»?


Здание Меджлиса в Симферополе, архвивное фото

Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Симферополь – В конце прошлой недели лидеры двух «оппозиционных» Меджлису крымскотатарского народа организаций «Къырым бирлиги» («Единство Крыма») Сейтумер Ниметуллаев и Общественного совета крымскотатарского народа Энвер Кантемир-Умеров, а также присоединившийся к ним председатель Федерации крымскотатарских дернеков (обществ) в Турции Унвер Сель в эфире информагентства «Россия сегодня» праздновали «закат Меджлиса». Полагая, видимо, что после этого все права и функции Меджлиса, а заодно и его авторитет, перейдут к ним. Действительно ли для этого есть основания?

Предвкушая будущую «кончину» Меджлиса участники пресс-конференции имеют в виду известные формальные обстоятельства. Изгнание лидеров народа Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова из Крыма, возбуждение Следственным комитетом ФСБ против главы Меджлиса уголовного дела и даже заочный арест его Киевским судом, проверка Меджлиса на наличие признаков экстремизма и терроризма, наконец, уголовные дела против участников блокады Крыма», обыски у журналистов АТR, а также, как видно, уже запланированный отъем собственности члена Меджлиса и одного из организаторов гражданской блокады Крыма Ленура Ислямова – все это, скорее всего, предвестники будущего запрета Меджлиса, который сейчас готовится силовиками и прокуратурой Крыма. И если они решатся на этот шаг, то есть на силовое «убийство» Меджлиса, то будет ли этот формальный запрет обозначать его «смерть»?

«Всесилие» как признак бессилия

На самом деле нынешнее состояние отношений марионеточной крымской власти и Меджлиса крымскотатарского народа, охарактеризованное выше, это свидетельство провала двойственной политики России по отношению к крымскотатарскому народу. Она начиналась с попытки подкупа национальных лидеров обещаниями гарантий прав, свобод и развития народа.

Примерно так, как в 1991 году Россия обещала Мустафе Джемилеву создание автономии в Крыму в обмен на признание Крыма в составе России, 11 марта 2014 года Верховная Рада бывшей АРК обещала крымским татарам восстановление прав

Примерно так, как в 1991 году Россия обещала Мустафе Джемилеву лояльность, поддержку и создание автономии в Крыму в обмен на признание Крыма в составе России, 11 марта 2014 года Верховная Рада бывшей АРК приняла постановление «О гарантиях восстановления прав крымскотатарского народа и его интеграции в крымское сообщество». В нем тогда еще законный, но уже ведомый сепаратистскими устремлениями Владимира Константинова парламент АРК обещал крымским татарам «при утверждении новой Конституции Республики Крым» предусмотреть почти два десятка гарантий «восстановления прав крымскотатарского народа и его интеграции в крымское сообщество».

Среди них были и такие как «избрание Верховного Совета Республики Крым по пропорциональной избирательной системе… с гарантированным представительством крымских татар 20%», «гарантированное представительство крымских татар в районных и городских советах и других органах», «проведение выборов депутатов сельских и поселковых советов на основе мажоритарной избирательной системы», а также «признание органов национального самоуправления крымскотатарского народа – Курултая (общенационального съезда) крымскотатарского народа и формируемых им органов», и «утверждение пятилетних и ежегодных планов обустройства крымских татар» и многое другое.

Нечего и говорить, что еще раз Россия доказала, что ее «договора» и «гарантии» не стоят и бумаги, на которой они написаны. Среди выполненных гарантий можно назвать только одно признание крымскотатарского языка в статусе государственного, да и то только частично, потому, что по-настоящему государственным язык не является и функций, свойственных такому статусу, не выполняет.

В частности, вместо признания органов национального самоуправления Курултая и Меджлиса их деятельность фактически заблокирована, а лидеры изгнаны из Крыма и преследуются силовыми органами и прокуратурой именно за свою общественную деятельность. После принятия этого постановления глава Меджлиса Рефат Чубаров говорил: «Мы воспринимаем данное постановление как некий сигнал... Этот сигнал, разумеется, будет рассматриваться всеми сторонами, вовлеченными в данный процесс». Но сигнал оказался ложным, вместо соблюдения данных гарантий Владимир Константинов и другие сепаратисты пошли на обман Меджлиса и крымских татар, и не получили поддержки народа в процессе аннексии Крыма.

Из всех возможных вариантов взаимоотношений с крымскотатарским народом, вместо сотрудничества и гарантий его прав, оккупационная власть избрала путь конфронтации

Из всех возможных вариантов взаимоотношений с крымскотатарским народом, вместо сотрудничества и гарантий его прав, оккупационная власть избрала путь конфронтации, запретов национального образования, массовых мероприятий, национальных праздников и традиций.

Спустя почти два года после аннексии этот путь конфронтации логически привел оккупационные власти к наиболее жестким мерам ограничения деятельности Меджлиса, нарушению национальных и религиозных традиций крымских татар. Сегодня уже не только сами власти Крыма, но и адепты оккупантов начинают праздновать победу над строптивым Меджлисом и предрекают его смерть. На самом деле власть, в силу своей имперской идеологии, обнаружила неспособность найти общий язык с коренным народом Крыма, землю и все богатства которого она фактически конфисковала.

Меджлис в Крыму и сегодня единственный законный представительный орган

Первым следствием конфронтации оккупантов с Меджлисом стали ее заявления о его «незаконности» и «незарегистрированности», что, якобы, делало его нелегитимным, «подпольным», «нелегальным» и т.д. Хотя 11 марта 2014 года лидеры сепаратистов в упомянутом постановлении признавали его вполне легитимным. На самом деле, это свидетельство полной правовой безграмотности оккупантов.

Во-первых, Курултай и Меджлис как представительные органы были избраны всем крымскотатарским народом по наперед установленной демократической процедуре, которая была признана всеми и никем не оспаривалась. Исходя из того, что это были выборы всего крымскотатарского народа, а народ и только народ является источником всякой власти, то Рефат Чубаров был настолько же законным и настолько же легитимным главой национального представительного органа, насколько законным и легитимным был главой бывшей Верховной Рады АРК Владимир Константинов.

С другой стороны, статус и права национальных представительных органов коренных народов установлены статьями 18 и 19 Декларации ООН о правах коренных народов. Так, статья 18 определяет, что «Коренные народы имеют право на участие в принятии решений по вопросам, которые затрагивали бы их права, через представителей, избираемых ими самими по своим собственным процедурам, а также на сохранение и развитие своих собственных директивных учреждений», а статья 19 говорит, что «Государства добросовестно консультируются и сотрудничают с соответствующими коренными народами через их представительные институты с целью заручиться их свободным, предварительным и осознанным согласием, прежде чем принимать и осуществлять законодательные или административные меры, которые могут их затрагивать».

Все государственные органы, как Украины, в том числе и АРК, так и России, согласно нормам международного права, должны были априори признать легитимным избранный самим народом Меджлис

Другими словами, все государственные органы, как Украины, в том числе и АРК, так и России, согласно нормам международного права, должны были априори признать легитимным (а не выдвигать требование зарегистрироваться! – авт.) избранный самим народом Меджлис, и контактировать не с кем-нибудь иным, а именно с ним, и решать все вопросы, касающиеся крымских татар именно с тем органом, который ими избран, то есть с Меджлисом и Курултаем, а не искать для себя марионеточные организации.

К слову, Декларации ООН устанавливает также много других прав коренных народов, включая права на использование языка, достижений и сокровищ культуры, национальных названий, природных ресурсов

Таким образом, Меджлис крымских татар во главе с Рефатом Чубаровым до сегодня – и еще долго, до того момента, когда он не будет либо распущен самостоятельным решением, либо переизбран в новом составе – будет оставаться легитимным и законным органом народного представительства.

Более того, с того момента, как Верховная Рада АРК была распущена постановлением Верховной Рады Украины и перестала быть легитимным и законным представительным органом, именно Курултай и Меджлис остались единственно законными и легитимными органами народного представительства. И Меджлис в тот момент обязан был – естественно, если бы только он был в силах это сделать фактически! – взять в свои руки всю полноту власти в Крыму, и объявить себя полномочным представительным органом до избрания новой Верховной Рады по законам Украины. И сегодня ни незаконно избранный «госсовет», ни сформированное им «правительство» и избранный им «глава» Крыма не являются ни законными, и легитимными органами власти и не обладают теми полномочиями, которыми сегодня формально обладает Меджлис.

Поэтому в силу статей 18, 19, 20 и других Декларации ООН о правах коренных народов, принятой Генеральной Ассамблеей 13 сентября 2007 года, и являющейся частью международного права, никакие решения российской власти о запрете Меджлиса, или о преследовании его лидеров за их общественную деятельность не могут привести к «закату Меджлиса», он сегодня с точки зрения международного права более законен, чем «госсовет» Владимира Константинова и «совмин» Сергея Аксенова, не говоря уже о незаконности должности «главы» Крыма.

Власть России также бессильна убить Меджлис, ибо, будучи запрещенным на территории Крыма, он сможет действовать на территории Украины и полностью выполнять все функциональные обязанности

Это с юридической точки зрения. С практической точки зрения власть России также бессильна убить Меджлис, ибо, будучи запрещенным на территории Крыма, он сможет действовать на территории Украины и полностью выполнять все функциональные обязанности. История знает массу подобных примеров. После деоккупации Крыма Меджлис вернется в Крым уже на новых правовых основаниях и с новыми функциями, и в новой роли, но именно как представительный орган крымскотатарского народа.

Единственным недостатком в этой логической цепочке правовых доказательств является тот факт, что Декларация ООН не ратифицирована Россией, но это говорит об отсталости и не цивилизованности России, и ничуть не умалят истинности и значения всего сказанного. Поэтому этот факт также является временным аргументом, поскольку рано или поздно Декларация будет ратифицирована и Россией, на территории которой проживает много коренных народов.

Валентин Гончар, политолог

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG