Доступность ссылки

«Россия выглядит динозавром, который теряет рынок» – эксперт по энергетике


Экономический форум «Сибирский Давос», организованный оппозиционным политиком Владимиром Рыжковым, был сорван властями в том формате, в котором задумывался – как публичная конференция с открытым доступом публики. Тем не менее, форум прошел в Барнауле в форме дискуссии экспертов.

Тон дискуссии на конференции «Сибирский Давос» задал декан экономического факультета университета Магдебурга (Германия) Карл-Хайнц Паке, говоривший об игнорируемых в России глобальных изменениях в мировой экономике:

Карл-Хайнц Паке
Карл-Хайнц Паке

– Я думаю о будущем Европы и о будущем России, об их месте в мировом разделении труда. Мы наблюдаем сейчас три основных тренда. Один – глобализация, новые индустриальные страны – Китай, Бразилия, Россия и другие – интегрируются в мировую экономику. Это фундаментальное изменение. Количественно Европа, включая Россию, будет иметь меньшую в долю мировой экономике. Качественное изменение: в мире произойдет новое разделение труда, причем не только физического, но и интеллектуального. Страны со средним уровнем дохода, включая Россию, будут соревноваться не только с развитыми странами, но с новыми индустриальными государствами, которые будет производить все больше качественной продукции для мировой экономики. Страны «середины» должны пытаться догнать лидеров, иначе их обойдут новые конкуренты.

Вторая тенденция – это массовая миграция квалифицированной рабочей силы. Сейчас появляется мобильная, глобализированная, свободно владеющая интернет-технологиями и английским языком молодежь. В то время как в прошлом основной поток мигрантов составляли малообразованные люди, теперь мигрирует интеллект. Если страна не создает условий для интеллектуалов, она неизбежно станет жертвой «утечки мозгов». Это проблема для России. Она находится вблизи центров инноваций. Лондон, Берлин и Париж слишком близко к Москве. Молодые профессионалы покидают Россию.

Ставка на сырье и энергетику России не очень поможет: низкие цены на газ и нефть – это надолго

Третья тенденция – развитие информационных технологий. В этом процессе будут победители и побежденные. Победителями станут инновационные страны с сильной культурой внедрения изобретений или страны с инженерной традицией, где будет производиться новая техника и применяться инновации. Те, у кого нет ни того и другого, столкнутся с проблемами. Ставка на сырье и энергетику России не очень поможет: низкие цены на газ и нефть – это надолго.

Россия в эпоху Путина и Медведева прожила свой «золотой век» продажи нефти и газа. Это было хорошо для бюджета, накоплений, налогов, роста богатства. Но не произошло интеграции РФ в мировую экономику, налицо был даже регресс, она не увеличивает вклад в нее, виден низкий уровень сложности российского экспорта, который напрямую связан с долей капитала, который страна тратит на исследования. Здесь лидеры – Германия или Южная Корея, а внизу как раз сырьевые страны – Россия и Саудовская Аравия. Есть и более успешные крупные страны-экспортеры сырья – Канада и Австралия, но у них доля сырьевой продукции в экспорте 30-40%, а не 60%, как у России. Что делать? Снижать бюрократические барьеры, уровень коррупции.

Организатор конференции «Сибирский Давос» Владимир Рыжков
Организатор конференции «Сибирский Давос» Владимир Рыжков

При этом ситуация сейчас ситуация неплоха для реформ в России. Нефтяные цены не поднимутся, рубль будет очень слаб, и это в принципе помогло бы продвинуть экономику России в новые экспортные сектора. Санкции Запада могут даже помочь: они бьют по нефтегазу и ВПК, но не затрагивают инновационные сектора. У России большие капиталы за рубежом, и утечка капитала продолжается. Преодолев недоверие к государству, можно привлечь из-за гранрицы до 2 миллиардов долларов, создать, как в США, университетские эндаументы, давая инвесторам аналогичные налоговые льготы, за счет чего они будут развивать фундаментальные исследования, – подчеркивает бывший министр финансов земли Саксония-Анхальт, декан экономического факультета университета Магдебурга Карл-Хайнц Паке.

Глава Института энергетических проблем Владимир Милов отметил, что в ближайшее время под серьезным экологическим прессингом в мире будет угольная индустрия России:

– Ниша для российских поставок угля – КНР, но и Китай из-за загрязнения начал замещать уголь другими источниками. Так что эта отрасль окажется с проблемами сбыта, а власти к этому не готовы. Альтернативная энергетика вышла из маргинальной ниши. Это огромная проблема для России. Страны, зависимые от экспорта энергоресурсов, будут развивать альтернативную энергетику. С этим трендом Россия не сможет ничего сделать и может оказаться на периферии, ей придется эти технологии экспортировать. За последние 15 лет доля РФ на мировом рынке газа сократилась на 6%. В это же время США, располагая гораздо меньшими запасами газа, имеют куда большую долю в его производстве. Причина очень простая: более высокая эффективность частного бизнеса.

Ситуация в энергетике стала хуже, чем год назад. Россия выглядит динозавром, который теряет рынок

По добыче нефти: в мире идет резкий рост производительности. В России, где была тенденция к монополизации, захвату рынка «национальными чемпионами», данные показывают снижение производительности нефтяных скважин. Если в США в 2 раза выросла производительность буровой установки, то в России идет падение. Конкуренция на сырьевом рынке будет усиливаться, мы уже не увидим сверхдоходов. Нефти 20 лет назад не было альтернативы на транспорте. Ее доля была почти 100%, сегодня в мире эта доля – 92%. Идет вытеснение нефти природным газом и биотопливом. У газа – огромный потенциал: идет перевод грузового и пассажирского транспорта. Доля атомной энергетики в мире сокращается. Россия продолжает дотировать строительство АЭС, а развитый мир их строить не будет.

Ситуация в энергетике стала хуже, чем год назад. Россия выглядит динозавром, который теряет рынок. Мы продолжаем воспроизводить энергетические стратегии середины XX века, проявляем невнимание к новым тенденциям развития. Россия пока выглядит очень большой, но это никого не должно обманывать. Роль России в мире будет смещаться на периферию, – считает Владимир Милов.

Олег Буклемишев
Олег Буклемишев

Экономист Олег Буклемишев полагает, что со времени экономического кризиса 2008-09 годов Россия живет по новой модели. Приток денег со всего мира продолжается, но утечка капиталов его превышает, постепенно уходит то, что было инвестировано в экономику раньше. Страна вошла в зону реального спада, в 2016 году он продолжится. Его причины: плохая институциональная среда, коррупция, зависимая от власти судебная система. Серьезных ухудшений здесь нет, как и улучшений. Главная проблема – кризис инвестиций. Семерка самых крупных госкорпораций сократила инвестпрограммы на 15%. В 2014 году для России закрылся рынок капиталов. Регионам приходилось резать инвестиции, чтобы исполнять «майские указы» по повышению зарплат. Главный источник кризиса – негативные ожидания: бизнесмены думают, что будет еще хуже, не вкладывают, и все становится еще хуже.

Необходимо изменение внешней политики, которое приведет к отмене санкций

Как переломить эти дурные ожидания? Тут больших денег не надо: реальная предпринимательская амнистия, отмена многих введенных в последние годы ограничений, обременительных для бизнеса, введенных в последние годы, реформа судебной системы. Следует вернуть инвестиционную льготу, вычет из налога на прибыль, который действовал в 90-е годы и был доступным для всех. Необходимо также изменение внешней политики, которое приведет к отмене санкций и вернет доверие предпринимателей, – сказал Олег Буклемишев.

– У нас были более серьезные кризисы. В 2009 году был спад производства на 18 процентов. Этот кризис медленный, вязкий и надолго. Это должно успокаивать. Входа быстрого не будет, – подчеркивает профессор-географ Наталья Зубаревич. – Самые проблемные регионы – зоны нового и старого автопрома, транспортного машиностроения. Это кризис платежеспособного спроса. В плюсе – нефтегазовые регионы, особенно новые – там есть рост, регионы АПК и пищевой промышленности. Уход конкурентов и девальвация открыли им рынок. Впервые за 20 лет в плюсе и регионы ВПК. Это кризис завершения старой модели роста. При нынешних институтах экономика расти не может.

Наталья Зубаревич
Наталья Зубаревич

Проблемы начались у региональных бюджетов. Сейчас 76 регионов имеют дефицит. Два года его вызывали дополнительные расходы на зарплаты и торможение роста доходов бюджета. Половина регионов в зоне риска: сочетает дефицит бюджета и долги. Ускорение спада инвестиций (по России они в 2015 году упали на 9%) будет долгим. Промышленность упала в 35 регионах, обрабатывающая – в 41, а инвестиции – уже по 51 региону. Картина жесткая. Факторов для остановки не этого процесса не видно. В регионах началась рубка социальных расходов.

Мы видим сжатие доходов и вдвое более сильное сжатие потребления. За этот кризис платит население. Но безработица (около 6%) невысока. Доминирует адаптивный формат: работников переводят на неполный рабочий день. Бизнес снижает издержки, а население адаптируется: в России считают, что лучше работать за малую зарплату, чем потерять работу.

Что привлекает внимание? В 2015 году начался кризис и федерального бюджета, который имеет дефицит более двух триллионов рублей, и ситуация ухудшается. На 35 % выросли расходы на оборону и на 12% – на национальную безопасность. Эти расходы в 2016 году будут сокращаться. Бюджет не выдержит такого уровня расходов.

Люди будут терять привычный образ жизни. Одних будет спасать водка, других – хобби

Что будет помогать? Наша возрастная пирамида. Выходит на рынок труда поколение 90-х, а уходит поколение бэби-бума. Приходящих на рынок труда на 30% меньше тех, кого они сменяют. В неформальной экономике задействовано не меньше 20 миллионов человек. Здесь мы возвращаемся в 90-е годы, но без свободы. Я просила министров: не трогайте неформальную занятость, дайте людям заработать. Явное сжатие бюджетной занятости происходит в крупных городах. Но никаких протестов там не будет. Люди теряют работу, находят другую – ниже статусом и с меньшей зарплатой. Чем больше город, тем легче это сделать. Люди будут терять привычный образ жизни. Одних будет спасать водка, других – хобби, они будут закрываться и уходить в частную жизнь.

Словом, мы влезли в хлюпающее болото, но жить в нем будем довольно долго. Как географ я знаю, болото – это гибкая экосистема, – заявила на прошедшей в Барнауле полуподпольно конференции «Сибирский Давос» профессор Наталья Зубаревич.

Подвел итоги конференции ее организатор – политик Владимир Рыжков. Он не без иронии назвал прогнозы экспертов-экономистов «весьма оптимистичными».

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG