Доступность ссылки

Скрипач столетия


Юный гений Иегуди Менухин

Ровно 100 лет назад в Нью-Йорке, в семье эмигрантов из России, родился мальчик, которому суждено было стать величайшим музыкантом ХХ столетия.

Иегуди Менухин появился на свет 22 апреля 1916 года в семье раввина из Гомеля Мойше Менухина (Мнухина) и Маруты Шер, уроженки крымской Ялты.

Уже в раннем детстве, в три года, мальчик проявил интерес к скрипке, а спустя четыре года дал первый сольный концерт. В 11 лет Иегуди выступил в знаменитом Карнеги-холл вместе с Нью-йоркским симфоническим оркестром, исполнив скрипичный концерт Бетховена с глубиной, не поддававшейся разумному объяснению.

Его игра была столь изумительна, что Альберт Эйнштейн, побывавший на одном из концертов юного музыканта, воскликнул: «Теперь я знаю, Бог есть!».

Родители воспитывали детей чрезвычайно сурово. В 5.30 утра все вставали и после завтрака работали по дому. Затем следовали 3-часовые занятия музыкой – сестры Хевсиба и Ялта садились за фортепиано (впоследствии обе стали прекрасными пианистками), а Иегуди брался за скрипку. Мальчик рано познакомился с классической литературой, изучал сложные философские книги Канта, Гегеля, Спинозы, освоил несколько европейских языков.

Семья Менухин в Сан-Франциско. 1924 год
Семья Менухин в Сан-Франциско. 1924 год

Поразительный талант Иегуди обратил на себя внимание мецената Сиднея Эрмана. Он посоветовал Менухиным поехать в Париж, чтобы дать детям настоящее музыкальное образование, а материальные заботы взял на себя.

Осенью 1926 года семья отправилась в Европу. В Париже произошла памятная встреча Иегуди со знаменитым музыкантом и композитором Джордже Энеску.

Хотя прославленный скрипач не давал частных уроков, но покоренный даром мальчика – согласился обучать его. Причем бесплатно: «Иегуди принесет мне столько же радости, сколько я ему пользы». Энеску стал для Менухина больше чем учителем – вторым отцом…

Иегуди Менухин и Джордже Энеску
Иегуди Менухин и Джордже Энеску

Уже в двадцать лет юноша активно гастролировал по разным странам – концерты проходили с неизменным успехом. В 1938, после двухлетнего перерыва, который он использовал для совершенствования мастерства, Менухин вернулся в концертную деятельность как зрелый артист.

Иегуди Менухин. 1943 год
Иегуди Менухин. 1943 год

Его музыкальные пристрастия не ограничивались классической музыкой: легендарным и популярным его имя сделали концерты с виртуозом ситары (струнного музыкального инструмента) Рави Шанкаром и скрипачом-джазистом Стефаном Грапелли.

В последние годы жизни Менухин часто выступал как дирижер. Но он был не только гениальным музыкантом. Немало сил маэстро потратил на общественную деятельность.

Во время Второй мировой войны он дал около 500 концертов для вооруженных сил союзников от Алеутских островов до Карибского моря. А после войны – невероятное количество благотворительных концертов – в пользу Красного Креста, жертв немецких концлагерей и голодающих всего мира.

Иегуди Менухин и Стефан Грапелли
Иегуди Менухин и Стефан Грапелли

В 1959 Менухин переехал в Лондон. Через несколько лет он основал Музыкальную школу Иегуди Менухина для одаренных детей в Сток д'Аберноне (графство Суррей, Великобритания).

В течение ряда лет он был председателем Международного музыкального совета при ЮНЕСКО, участвовал в деятельности правозащитной организации «Международная амнистия» (Amnesty International). Великий музыкант скончался 12 марта 1999 года в Берлине.

Иегуди Менухин не раз бывал в СССР. Интерес к этой стране был отнюдь не случаен ввиду происхождения его родителей.

Остановимся подробнее на крымских корнях Менухина.

Его мать Марута Шер родилась в Крыму, близ Ялты. К сожалению, умершая в ноябре 1996 года в возрасте 104 лет Марута не оставила после себя воспоминаний. Однако в автобиографической книге самого сэра Иегуди немало страниц посвящены Маруте – мать и сына связывали нежные и доверительные отношения.

В книге «Unfinished Journey» великий музыкант не раз с нескрываемым восхищением пишет о матери, называя ее «гордой», «красивой», «авантюрной» и «очень волевой женщиной».

Он отмечает, что в еврейской среде его мать скорее напоминала «одинокого потомка татарских ханов». Менухин полагает, что в ней смешались татарские и хазарские крови и что, по-видимому, она происходила из караимов, «живущих рядом с русскими и евреями, но говорящих между собой на татарском языке». Правда, он замечает, что все же вопрос национального происхождения матери отнюдь не ясен и требует специального изучения.

Марута Шер. Фото из книги «Unfinished Journey»
Марута Шер. Фото из книги «Unfinished Journey»

Как пишет племянник Иегуди, Лайонелл Ролф (сын Ялты Менухин), мать Маруты была еврейкой, отец же татарином, принявшим иудаизм и бежавшим в Америку, когда Маруте было 7 лет. Ролф утверждает, что имя отца Маруты было Нахум Шер (Nachum Sher).

Профессор Рефик Музафаров в «Крымскотатарской энциклопедии» сообщает, что мать Иегуди Менухина была крымской татаркой, звали ее Эмине Ширинская. Увы, найти подтверждения этой версии не удалось: источник, на который ссылается Музафаров, не содержит таких сведений. Возможно, имя «Эмине» возникло по созвучию с «домашним» прозвищем Маруты «Имма», что по-еврейски означает «мама».

В статье Уинтропа Сарджента в журнале «Америка» (№27, 1958) сказано, что Марута чрезвычайно «гордится своим происхождением от старинной ветви крымских татар». Не отсюда ли пришла версия о принадлежности к славному татарскому роду: «Шер» близко по звучанию к «Ширин» или «Ширинским» – знаменитой крымскотатарской фамилии?

В своей автобиографической книге Менухин неоднократно пишет о страсти матери к Востоку, о том, как любое новое жилище семьи ее усилиями превращалось в восточный дом или даже гарем – с низеньким диваном, обложенным множеством подушек, и ковриками в восточном стиле... Он вспоминает, что, встречая гостей, мать вместе с дочерьми (одна из которых была названа Ялтой в честь места рождения Маруты) наряжались в турецкие шелковые шаровары, опоясываясь серебряным ремнем. А первой любимой книгой юного Иегуди были – разумеется, под влиянием матери, – «Арабские ночи»...

Как бы то ни было, упорство, с которым Марута Шер (или все же Эмине Ширинская?) отстаивала свои татарские корни – факт, заслуживающий внимания… Неважно, каков был состав ее крови, более существенно то, с какой гордостью она отзывалась о своих татарских корнях (неважно, подлинных или мифических) и о своей родине – Крыме.

Уехав отсюда юной девушкой, на всю жизнь она сохранила ностальгические воспоминания об этой земле, не только пронеся их через всю свою долгую жизнь, но и сумев передать эту любовь детям.

Образ Крыма неоднократно возникает на страницах автобиографической книги Менухина. Крым для маэстро – это «изумительная земля из рассказов» матери. Он пишет, что страстно желает посетить «безгранично романтическую страну юга», сформировавшую его мать. А во время одного из посещений Советского Союза любящий сын везет в подарок бутылку крымского вина с ее родины...

Одно из многочисленных изданий книги воспоминаний Иегуди Менухина
Одно из многочисленных изданий книги воспоминаний Иегуди Менухина

И, конечно же, дорогого стоит признание гения, что детские впечатления матери и ее рассказы о далекой родине оказали сильнейшее воздействие на его мировоззрение и творчество...

Один из своих основополагающих принципов Иегуди Менухин сформулировал так: «Я всегда думал, что самая богатая культура происходит от взаимного оплодотворения Востока и Запада». И действительно, в его творчестве органично слились мотивы и мелодии различных народов, культур и жанров. Однако эти же слова как нельзя лучше применимы к крымской земле – принявшей и взрастившей многие этносы…

Запись одного из концертов с участием Иегуди Менухина:

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG