Доступность ссылки

Массовые акции: зачем идти и что делать


Киев, 23 февраля 2014 года

Май – традиционное время массовых мероприятий. Как вести себя во время массовых акций, чтобы самому не получить травму и не причинить ее другим участникам. Об этом в эфире Радио Крым.Реалии говорили со старшим научным сотрудником Института психологии Национальной академии педагогических наук Украины Павлом Дитюком.


– Павел, вы работали в бригаде Красного Креста во время киевского Майдана, у вас большой опыт личного пребывания на массовых акциях. Что особенного происходит с человеком при участии в массовом мероприятии?

Дитюк: Психология масс – это вторая крупная ветка психологии. Психология как наука занимается всего двумя вещами: как ведет себя один человек и как ведут себя много людей. Последней темой занялся французский исследователь Густав Лебон – он был не первым, но одним из самых известных исследователей. Говорят, его работа «Психология толпы» была настольной книгой Ленина, который, судя по всему, ею очень успешно пользовался. Лебон говорил об очень простой вещи: «Может ли толпа быть умнее Вольтера? Нет. Вольтер всегда умнее толпы, потому что в толпе человек всегда теряет интеллект». Конечно, в любой толпе может оказаться кто-то, кто способен мыслить трезво, на разных уровнях. Но в целом толпа будет подчиняться не закону индивидуальности, а статистическим законам. А статистически известно: люди в толпе теряют способность принимать самостоятельные решения.

– Допустим, мы видим массовый митинг, на котором все кричат: «Пусть арбузы будут квадратными!».

Дитюк: Это решение принято не на митинге, а выработано до него и донесено до него, а люди уже принимают его как свое. В этом суть массовых мероприятий. Группа Deep Purple пишет музыку, и их задача – сделать так, чтобы слушатели считали ее своей. Футболисты эмоционально втягивают зрителей в свою игру. Зрители не играют с мячом, они смотрят, это делают как другие люди. Механизмы одинаковы, все толпы в этом плане одинаковы. В этом сложность и одновременно привлекательность: человек, пребывая на массовом мероприятии, освобождается от необходимости принимать самостоятельные решения. Часто это бывает психологически очень комфортно.

– Комфортно, даже если человек может оказаться на массовом мероприятии по совершенно разным причинам? Ведь можно прийти на мероприятие по идейным соображениям, за деньги, по «разнарядке» какого-нибудь местного царька, распорядившегося согнать всех бюджетников на митинг.

Человек может прийти по разнарядке или за деньги, но сама режиссура митинга такова, что человек попадает под общее влияние доминирующего настроения

Дитюк: Причина, по которой человек попадает на массовое мероприятие, важна. Но, кроме этого, могут быть другие причины. Человек может прийти по разнарядке или за деньги, но сама режиссура митинга такова, что человек попадает под общее влияние доминирующего настроения. Великим мастером построения таких митингов был Альберт Шпеер в Германии, готовивший кампанию по продвижению Гитлера. Он продумывал все – от зданий и сооружений до размеров и форм транспарантов, организации движения. Этим занимался архитектор Шпеер. В СССР тоже был большой успешный опыт организации массовых мероприятий. Уверен, не все люди хотели ходить на парады физкультурников в 1930-х годах. Но многие из тех, кто ходил, проникались общим настроением.

– Все, что сейчас происходит с массовыми мероприятиями в России и на территории Крыма, в частности, тоже делается, условно говоря, по этим учебникам?

Дитюк: Речь не только о России. Все массовые мероприятия похожи по своему устройству. Американские предвыборные кампании и праймериз в принципе не отличаются от парада 9 Мая. Возможно, они технологически более продвинуты и несколько больше учитывают местный менталитет.

– Возьмем недавний пример: люди хотели провести мероприятие 18 мая, то есть в День депортации крымских татар – тогда около 40% этого народа было уничтожено физически. Мероприятия в этот день проводились много лет подряд. Два года назад, в 2014, митинг был просто задушен вертолетами. Что можно делать в этой ситуации?

Дитюк: Я не очень большой любитель массовых мероприятий, хотя понимаю их общественную важность. Тут можно говорить с точки зрения организаторов митинга, а можно – с точки зрения отдельных людей. Если я как психолог буду защищать интересы моего клиента, я буду говорить одно. С точки зрения отдельного человека, с моей точки зрения – лучше вообще не ходить. По той самой причине, что в толпе человек теряет интеллект. Если толпа плотная, он теряет право на самостоятельное передвижение вне контекста этой толпы. Кроме того, он подвергается эффекту эмоционального заражения, и эмоции, которые он испытывают, в основном ему как бы предписываются.

– Допустим, нынешняя крымская власть объявляет о проведении массового митинга по случаю Дня Победы. Вы как психолог советуете не пойти?

Если вы теряете подвижность, вам наступают на шнурки или у вас рвутся сандалии – вы подвергаетесь опасности

Дитюк: С точки зрения отдельного индивида, я сразу говорю, что за те позитивные переживания, которые человек сможет там пережить, он будет ограничен в трех важнейших свободах. И это его собственный выбор – ходить туда или нет.

– Мы знаем особенности российского законодательства и его применения. На любом митинге есть рамки, металлоискатели, коридоры. Что там может случиться?

Дитюк: Один из трагических опытов, связанных с массовым мероприятием, произошел на Дне пива в Минске. Это было летом, все были легко одеты, собралось много молодежи. В этот момент начался сильный ливень. Люди, находившиеся в незащищенных местах, подчиняясь инстинкту толпы, двинулись в защищенное место – подземные переходы в метрополитене. Это количество людей при достижении критической плотности потеряло возможность двигаться вне контекста толпы, и случилась давка. Пострадало много людей. Это было связано как с самой ситуацией, так и с тем, что пострадали люди, которые не были готовы к такому ее развитию – многие погибли из-за того, что у них в тот момент просто были проблемы с обувью. Для проведения массовых мероприятий это критически важно. Если вы теряете подвижность, вам наступают на шнурки или у вас рвутся сандалии – вы подвергаетесь опасности. Рок-концерт в этом плане ничем не лучше и не хуже других массовых мероприятий, например, митинга 9 Мая. В ситуациях разгона массовых мероприятий наблюдается то же самое. Поэтому забота о личной безопасности, начиная с правильно подобранной одежды и обуви – первейшая задача любого человека, идущего на любое массовое мероприятие.

– Какие еще рекомендации можно дать человеку, который понимает, что попадет на массовое мероприятие?

Дитюк: Плотность толпы измеряется в количестве людей на квадратный метр. При достижении определенной плотности – есть мнение, что это 6-7 человек на квадратный метр – толпа подчиняется только законам гидродинамики. Принимать решения в этот момент уже нельзя. Вы будете двигаться по логике толпы.

– Я где-то читал, что толпа ведет себя не как группа людей, а как жидкость.

Дитюк: Да. Как вода, как песок. Она подчиняется закону Бернулли о жидкости и газах. Представьте, что происходит, когда в реку брошена плотина. Что происходит до нее и что после. Если человек, заботящийся о собственной безопасности, попадает в толпу, нужно заранее выбирать места, где будет разрежение потока. Массовые мероприятия могут проходить либо в статичном виде, как митинги, либо в динамичном – марши, шествия, демонстрации. В обоих случаях необходимо проанализировать ситуацию. Большинство этого не делает. Однако желательно осмотреть местность, где все происходит. Важная характеристика – подходы и отходы от местности. Подобный случай произошел в новогоднюю ночь с 2013 на 2014 год в Киеве. Огромное количество людей вышло на улицу, и в 12 часов на Крещатике и Майдане пели гимн Украины. Внешне это выглядело замечательно, эффект эмоционального заражения сработал полностью, все были в приподнятом настроении. В этот момент к Крещатику с улиц, находящихся выше, на холмах, спускалось некоторое количество людей. Со стороны Бессарабской площади к Майдану двигалась еще одна колонна людей, но у Крещатика гораздо большая пропускная способность. В районе Майдана все потоки схлестнулись и не могли разойтись, потому что люди не принимали решений, им лишь так казалось. Началось резкое повышение плотности толпы – грубо говоря, давка. И портик возле Почтамта был бы знаменит уже двумя трагедиями.

– Какова тогда была ваша функция?

Мобильный телефон вообще привел к интересному психологическому свойству: люди перестали точно договариваться о времени и месте встречи, отчасти утратили этот навык

Дитюк: Управление движением. Красный Крест был вынужден привлечь к себе внимание и взять на себя частично функции управления движением. Кроме того, мы выдергивали детей в места, где было разрежение толпы, и я пытался провести туда их родителей. Так что, когда идете на массовые мероприятия, кроме одежды и обуви нужно позаботиться еще о средствах связи. Как вы найдетесь, если гидродинамические законы движения сработают так, что вас и ваших спутников разделят?

– Можно ведь созвониться.

Дитюк: Да. Но, если на том же Майдане находятся 500 тысяч абонентов, есть технические сложности со связью. Если вы на несанкционированном, с точки зрения властей, митинге, то власти могут воспользоваться этим, и связь будет заглушена. На Майдане в декабре 2013 такие возможности были использованы. Мобильный телефон вообще привел к интересному психологическому свойству: люди перестали точно договариваться о времени и месте встречи, отчасти утратили этот навык. И его нужно восстанавливать. Устанавливать место встречи, график его работы – ведь нельзя ждать вечно, и вы не знаете, сколько времени не будет работать мобильная связь. Третья, параноидальная, рекомендация – таких мест встречи должно быть несколько. Как бы это ни звучало, вы не знаете, сколько времени проведете на массовом мероприятии. Так что нужно позаботиться о предметах первой необходимости для вас и ваших спутников. Это вода и критические лекарства.

– Как разрулить ситуацию человеку, который оказался на массовом мероприятии?

Дитюк: Если человек идет на массовое мероприятие, ему надо знать, как он будет оттуда уходить. За чью безопасность, кроме своей, он отвечает, как будет координироваться с этими людьми, обеспечивать жизнедеятельность свою и этих людей. Самые простые вещи можно записать на бумажке, ведь люди порой теряются и не могут ответить себе на эти вопросы, даже если могли это сделать, идя на митинг.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG