Доступность ссылки

«Бюджетный дождь» над крымской оборонкой


Корпус завода «Фиолент» в Симферополе

Специально для Крым.Реалии

Все отчетливее вырисовывается миссия, которую отводят «оперативно» созданному Крымскому федеральному округу кремлевские начальники. Кажется, она и близко не будет иметь ничего общего с «силиконовой долиной», о которой поначалу рассуждали местные и приезжие Маниловы. Сомнительной выглядит также, например, перспектива превращения солнечного полуострова в край садов и виноградников даже по «мудрым» компартийным постановлениям полувековой давности, о чем, между прочим, то ли всерьез, то ли в шутку недавно высказался местный министр сельского хозяйства с дипломом офицера-зенитчика Андрей Григоренко.

Зато миссия реанимации по хрестоматийным советским стандартам военно-промышленного комплекса (ВПК), который сейчас насчитывает около 30 предприятий, и тем более укрепления «южного форпоста», то есть возвращение к всесторонней милитаризации полуострова периода вроде давно забытой «холодной войны», вполне осуществима. Собственно, именно с последнего и начались и продолжаются все российские нововведения. И, прежде всего, ради них, точнее – военных объектов и гарнизонов, так спешили с запуском последней ветви энергомоста с Кубани, хотя в ранее заявленные сроки, к майским праздникам, все же не справились.

Прежде всего, ради них, точнее – военных объектов и гарнизонов, так спешили с запуском последней ветви энергомоста с Кубани

Стоит вспомнить, что ближайшей перспективе крымского ВПК как приоритетной отрасли экономики было посвящено специальное заседание Морской коллегии, которое состоялось в начале прошлого месяца в Севастополе под председательством российского вице-премьера Дмитрия Рогозина. Впрочем, присутствовавший на заседании представитель президента России в Крыму Олег Белавецев не открыл Америки, объяснив РИА Крым важность данного мероприятия: «Это обусловлено необходимостью укрепления национальной безопасности в условиях роста внешних угроз и санкций, наличием на полуострове усиленной группировки войск Минобороны России, особым географическим и геополитическим расположением южного форпоста России, а также исторически сложившейся приоритетной отраслью, которая существенно влияет на рост экономики федерального округа».

Дмитрий Рогозин же подчеркнул, что формируется новая программа вооружения до 2020 года. А после 2020 года предполагается высвобождение производственных мощностей крупнейших военных верфей и загрузка их производством гражданской морской и речной техники. «Поэтому я прямо запрещаю выводить из страны выгодные судостроительные заказы (стоимостью более 1 млрд. рублей – авт.). Больше напоминать не буду», – предупредил Дмитрий Рогозин.

Кроме того, на Морской коллегии обсуждались другие актуальные вопросы для России, а именно: «О реализации национальной морской политики в Черном и Азовском морях», «О ходе выполнения решений Морской коллегии при правительстве Российской Федерации по обеспечению транспортной доступности полуострова Крым», «О формировании международного правового режима Черного и Азовского морей, порядка использования водных биологических ресурсов, разведки и эксплуатации месторождений углеводородов, прокладки и эксплуатации подводных трубопроводов».

10 мая для подтверждения намеченных планов и намерений относительно ВПК российские чиновники вместе с крымскими руководителями и командованием Черноморского флота «освятили» своим присутствием торжественную закладку малого ракетного корабля «Шторм» проекта 22800 на судостроительном заводе «Море» в поселке Приморское близ Феодосии. В советские времена, напомню, на этом предприятии собирали действительно уникальные корабли на воздушной подушке, предназначенные для оперативного перебрасывания подразделений морской пехоты с целью захвата плацдармов и стратегических объектов. До 1997 года, то есть до окончательного распределения имущества и вооружения, а также имущества Черноморского флота между Российской Федерацией и Украиной, дивизион таких кораблей в составе Крымской военно-морской базы располагался на озере Донузлав.

Почему «Морю» не хватило сил снова взяться за бывшие «подушечные» проекты, ни его руководитель, ни представители инвестора и одновременно главного акционера – санкт-петербургской компании «Пелла» – на самом мероприятии не уточняли. Позже, в эфире радио «Спутник в Крыму», директор завода Олег Зачиняев рассказал, что контракты на другие перспективные заказы заключены до конца 2020 года. Правда, глубокая модернизация «Моря», чтобы выполнить эти заказы, еще не проведена. «На данный момент на заводе работают 676 человек, из них 181 рабочий. С нового года мы приняли на работу 117 человек. Эти цифры уже говорят о том, что завод начал дышать. Практически 99% работников – это жители Приморского и Феодосии. Многие из них вернулись с материка, в связи с тем, что завод начал работать», – излучал оптимизм директор.

В связи с расширением производства в рамках все того же гособоронзаказа планирует увеличить персонал и Севастопольский судостроительный завод, который до «национализации» в 2015 году был собственностью нынешнего украинского президента Петра Порошенко. Теперь предприятие – филиал российского Центра судоремонта «Звездочка». Прошлой осенью завод получил первый заказ от Черноморского флота на обработку и покраску корпуса новейшей дизель-электрической подводной лодки «Новороссийск» проекта 636.3.

В прошлом году «Фиолент» начал производить высокоточные угловые датчики для современных российских танков Т-14 на базе платформы «Армат». И даже успел уже получить благодарность

А первым из крымских предприятий, так или иначе связанных с ВПК еще с советских времен, принялось прокладывать тропу интеграции «в единое экономическое пространство» России известное симферопольское АО «Фиолент» во главе с неизменным на протяжении последних трех десятилетий директором, Героем Украины Александром Баталиным. Однако не для расширения, скажем ассортимента продукции, так сказать, конверсионной линейки, в частности, электродрелей, миксеров, «болгарок», пользующихся большим спросом (хотя настоящие профессионалы все же предпочитают более надежные мировые бренды). А чтобы вспомнить благословенное прошлое, практически присоединившись к гарантированному государственному заказу в интересах российского оборонного ведомства. В прошлом году «Фиолент» начал производить высокоточные угловые датчики для современных российских танков Т-14 на базе платформы «Армат». И даже успел уже получить благодарность за качественное и своевременное выполнение заказа от производителя танка – предприятия «Уралвагонзавод».

Так же в прошлом году «вписалось» в структуру российского ВПК Феодосийское государственное предприятие «Научно-исследовательский институт аэроупругих систем». Портфель заказов, различных парашютных систем, от МЧС и ряда российских холдингов составил тогда около 60 млн. рублей. В 2016 году предприятие, как сообщил Крыминформу его главный инженер Валерий Елсаков, планирует увеличить объем производства вдвое.

Насколько долго будет проливаться над крымской оборонкой этот благодатный «бюджетный дождь», конечно же, покажет время. Вернее – экономическая способность России и в дальнейшем, по сути, дотировать новое территориальное «приобретение», превращая его в одну большую военную базу, самодостаточный гарнизон. Где все – солдаты и гражданский персонал – мобилизованы и мотивированы перед лицом сознательно вымышленных и созданных их кремлевским начальством угроз. Примечательно, что для бюджетных структур, как и рядовых граждан в целом, тоже все так же обнадеживающе начиналось. Но со временем, «на марше», обещания начать понемногу начали как-то «худеть».

Степан Шляхов, военный эксперт

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG